Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео
Aliens Vs Predator |#6|
Aliens Vs Predator |#5| I'm returning the supercomputer

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - А. и С. Абрамов Весь текст 342.01 Kb

Рай без памяти

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 8 9 10 11 12 13 14  15 16 17 18 19 20 21 ... 30
	- Звонили из продполиции, - почтительно склонился портье. - Предупредили, что в пять за вами пришлют экипаж.
	В пять я, потягиваясь и зевая, вышел на улицу. Экипаж подъехал почти одновременно - открытый кузов легковой автомашины, запряженный парой рослых и упитанных лошадей с расчесанными гривами. Вместо обрезанного радиатора торчал самодельный облучок-модерн из полых алюминиевых трубок с губчатой подушкой, на которой восседал "бык" в сером мундире с выцветшим желтым шитьем. В лучшие времена оно было золотым, но и здесь мундиры изнашивались скорее, чем люди. Более импозантный галунщик - очевидно, мой телохранитель или конвойный - сидел в машине.
	Он подвинулся, пропустив меня, и за весь получасовой наш путь по городу не произнес ни слова. Меня его молчание вполне устраивало, позволяя в одиночку наслаждаться утренней прогулкой по городу. Лошади постукивали по каменной брусчатке, бич кучера-галунщика привычно посвистывал, а Город, удивительный и все еще до конца не понятый, изменяясь на каждом углу, знакомо бежал навстречу. Я сказал "знакомо", и тем не менее они все еще ошеломляли, эти углы, стыки и переходы, когда тихая провинциальная французская улочка с полуподвальными лавчонками-погребками и распухшими от сидячей жизни консьержками вдруг устремлялась к небу бетонно-стеклянным вакуумом небоскребов с матовыми от пыли окнами всех этажей до крыш и огромными, в два человеческих роста витринами. Разинув рот, вы так и не закрывали его, потому что небоскребная высь тотчас же сменялась одноэтажной Америкой без тротуаров, но с неизменной драг-содой и механическими бильярдными, а та, в свою очередь, сворачивала на древнюю парижскую набережную с лотками цветочниц и фруктовщиков...
	Управление продполиции помещалось в первых двух этажах двадцатиэтажного здания, вытянувшегося по всему кварталу, дощечка на углу которого извещала, что это Четырнадцатый блок Американского сектора. То был действительно блок, гигантский металло-стеклянный куб, жилой только в первых двух этажах и мертвый в остальных, где лежала многослойная пыль и жили привидения, если их догадались синтезировать наши "всадники ниоткуда". Мимо неподвижных постовых меня провели во второй этаж в большую светлую комнату, нечто вроде спортивного зала с тиром и гимнастическими снарядами, с плоскими матами на полу и скамьями по стенам. За единственным столом с голой пластмассовой крышкой сидели трое, судя по нашивкам, высших полицейских чинов. Все они были на одно лицо: одинаково сухи, морщинисты и выбриты до припудренной синевы на запавших щеках.
	- Мсье Ано? - спросил меня по-французски страж в центре. - Будем говорить на вашем родном языке?
	- Предпочитаю английский, сэр.
	- Садитесь.
	- Пригласите тренинг-экспертов, - сказал конвоиру старший экзаменатор - я мысленно назвал его старшим, судя по занимаемому им центральному месту.
	Конвоир исчез и впустил троих парней, голых по пояс, в серых тренировочных брюках. В наиболее крупном и мускулистом я узнал Шнелля. Он тоже меня узнал, но только глаза его усмехнулись - лицо оставалось каменным.
	- Вы занимались гимнастикой? - спросил меня старший экзаменатор и, не дожидаясь ответа, добавил: - Попробуйте турник и коня.
	Я несколько раз подтянулся на перекладине и сделал пять-шесть махов на коне. Махи получились менее неуклюжими, чем эксперимент на перекладине.
	- Три, - сказал Шнелль.
	- Четыре, - в один голос откликнулись его спутники.
	Судьи пошептались и что-то занесли в свои рапортички.
	- Наденьте ему перчатки, Оливье, - сказал экзаменатор слева.
	- Разрешите мне, - шагнул вперед Шнелль.
	- Вы тяжелее его, Щнелль, - возразил экзаменатор, - Оливье подойдет лучше.
	Оливье, голубоглазый блондин моих лет, ловко надел мне боксерские перчатки и подлез под канат. Ринг был рядом, с тремя туго натянутыми канатами на белых столбах.
	- Боксировал когда-нибудь? - спросил Оливье. 
	Я отрицательно покачал головой.
	- Что-нибудь знаешь? Удар? Стойку?
	- Ничего.
	- Он никогда не боксировал, капитан, - неуверенно проговорил Оливье, обращаясь к экзаменатору слева.
	- Проверим его реакцию, - сказал тот.
	 Оливье отступил на шаг и шепнул мне:
	- Нападай.
	Вместо нападения я сымпровизировал что-то вроде боксерской стойки. Оливье легонько шлепнул меня в грудь. Я отшатнулся и, как мне показалось, ударил его в лицо. Но это только мне показалось. Правая моя рука встретила воздух, а кулак противника в черной тугой перчатке сбил меня с ног.
	- Один... два... три...- по привычке начал Оливье, но я тут же вскочил.
	И снова упал, сбитый таким же точным и сильным ударом. На этот раз я решил не вставать: ну их и черту!
	Но считать никто не стал.
	- Снимите с него перчатки, Оливье. Одно очко.
	- Не больше, капитан.
	- Попробуем просто "файт", - сказал левый экзаменатор. - От  "спортинг-файт",- пояснил он мне, - это отличается тем, что в бою нет никаких правил. Защищайтесь и нападайте, как вам будет угодно: ногами, руками, подножной, головой...
	Я внутренне усмехнулся. Боксировать я не умел, но знал самбо. Рискну. Оглядев моих тренинг-экспертов, я прочел злорадное торжество в глазах Шнелля: он все еще не простил мне поражения на скачках.
	- Если пробовать, так с сильнейшим, - сказал я экзаменаторам. - Как противник патрульный Шнелль меня вполне устраивает.
	- Ваше право, - согласился экзаменатор. Шнелль уже с нескрываемым злорадством - он даже торжествующей улыбки не спрятал - вышел не на ринг, а на большой квадратный мат и стал в позе партерного акробата, приготовившегося и прыжку партнера.
	- Не подходи к нему слишком близко, - шепнул мне Оливье, - он ударит ногою в пах.
	Я знал эти штучки. Шаг. Еще шаг. Еще. Шнелль напоминал сжатую стальную пружину. Еще шаг - и ударит. Но я не шагнул, а прыгнул. Вверх и чуть вправо, так что взлетевшая правая нога Шнелля ударила, как и моя рука в схватке с Оливье, по воздуху. В ту же секунду я перебросил Шнелля через голову. Он грузно грохнулся на пол, так грузно, что даже толща мата не смягчила удара.
	- Браво! - крикнул Оливье. - Шесть. 
	Экзаменаторы, не возражая, черкнули что-то в своих рапортичках.
	- Стрелять умеешь? - спросил старший.
	- Из лука.
	- Из автомата не пробовал?
	- Нет.
	- Дайте ему оружие. Рой, и покажите, как надо работать.
	Третий из тренинг-экспертов взял автомат и подвел меня к стойке тира. В двадцати шагах на длинной-предлинной скамье стоял ряд пустых винных бутылок, чуть дальше - такой же ряд жестяных консервных банок, а шагах в пятидесяти - снова бутылки, только реже и выше. На стене над ними - ленточкой - чьи-то портреты, чуть крупнее газетных.
	Рой, не торопясь, объяснил мне устройство автомата, как целиться, спускать предохранитель и нажимать на спусковой крючок.
	- Попробуй первый ряд.
	Я снес ее одной очередью.
	Рой внимательно посмотрел, как держу автомат, заглянул мне в глаза и молча кивнул на консервные банки.
	Я снес и их.
	- Вы солгали, Ано, - проговорил старший экзаменатор, - так стрелять может только знакомый с огнестрельным оружием.
	- А я и знаком. Но вы спрашивали меня об автомате, а я стрелял из охотничьего ружья.
	- Когда?
	- Когда был "диким".
	Ни малейшего удивления не отразилось на лицах моих судей. "Знают", - подумал я. Значит, и это прошло без промаха.
	- Попробуйте последний ряд, - опять вмешался экзаменатор справа.
	Я струйкой пуль снял и третью бутылочную заставу.
	- Недурно, - послышался голос в дверях. 
	Экзаменаторы, как по команде, вскочили. Я обернулся: Корсон Бойл. Он сел за стол - серая сова среди пестрых попугаев: по-прежнему был в штатском костюме.
	- Почему тебя потянуло в полицию? - спросил он, сощурясь.
	- Я уже говорил. Власть и сила. Почему я выбрал сильнейшего для участия в схватке? Потому что был качественно сильнее его. Почему вам, количественно более слабым, подчиняется количественно более сильное население Города? Потому что вы сильнее качественно.
	Я был уверен, что мой ответ понравится Бойлу. И не ошибся.
	- А чем же обеспечивается эта качественность?- подмигнул Бойл поощрительно. - Оружием?
	- Не только, - ответил я, подумав. - Конечно, оружие-серьезный фактор. Но оружие можно отнять или изготовить. На оружие можно ответить оружием. А почему вам подчиняются не только кучера и консьержки, но и директора "Сириуса"? Не выписывают же они свои чеки под дулом наведенных на них автоматов.
	Бойл засмеялся.
	- Верное наблюдение. А вывод?
	- Денег у них не меньше, чем у вас. Но деньги не фишки, у них должно быть какое-то мерило стоимости.
	- Что ты имеешь в виду? - прищурился Бойл, на этот раз, как мне показалось, не дружелюбно, а настороженно.
	Я вывел свою судьбу на опасный стрежень, но сворачивать не собирался. Возможно, отсюда и не возвращаются. Но я почему-то был уверен, что Бойл в конце концов оценит мою откровенность.
	- Завод или заводы по изготовлению пищи. Пищевой комбинат, вроде химического, - решительно произнес я, - Это большая сила, чем оружие, и большая ценность, чем деньги.
	Последовал вопрос, как выстрел.
	- А что ты знаешь о заводе?
	- Ничего. Предполагаю. А предположение не знание.
	- Ты с кем-нибудь делился таким предположением?
	Спрашивал только Бойл. Тренинг-эксперты давно ушли. Экзаменаторы молчали с серыми, как мундиры, лицами. Вероятно, таких экзаменов еще не было.
	- С нем у нас можно делиться? - сыграл я пренебрежение и равнодушие, - С людьми без памяти?
	- У тебя есть друзья.
	- Они умствований не любят. Обеспечь себя - предполагай что угодно. Вот их кредо.
	- А секретарь Томпсона?
	- Мы с ним почти не встречаемся. Он очень занят.
	- Пишут историю, - скривился Бойл. - А кому нужна эта история? Как трамвай превратился в конку, а в квартире погасли лампочки? Мы восстановили телефон для себя, а Городу он не нужен. Мы замораживаем изобретения только потому, что считаем прогресс преждевременным. Статус-кво - вот что нам нужно. Объяснить?
	- Не надо. Но я не понимаю, как может угрожать прогресс?
	- Память возвращается, мальчик. Когда-нибудь мы все вспомним, что было и как было. Судный день, как говорят попы. - Он посмотрел на меня, как прицелился, и помолчал, словно взвешивая все, что хотел прибавить.- То, что в наших руках пища, известно. И то, что не любят нас в Городе, тоже известно. Так почему бы нам не завоевать любовь, когда все так просто? Снизить цены. Пустить продукты по дешевке. Всем, всем, всем. Уменьшатся прибыли? Не так уж страшно.
	- Страшно другое, - перебил я. - Поднимется жизненный уровень, повысится платежеспособность. Будут больше покупать, больше продавать и больше производить. Расширится рынок труда. А за счет чего? И еще: судя по товарным этикеткам, завод работал и до Начала. А помнит ли кто-нибудь его мощность? Есть ли уверенность в том, что эта мощность неограниченна и сможет удовлетворить любой спрос? А если нет такой уверенности, значит, вы заинтересованы в стабильности положения, в сохранении нынешнего уровня платежеспособности, в понижении, а не в повышении спроса.
	- Соображает, - похвалил Бойл.
	- Даже слишком, - поморщился старший экзаменатор: ему явно не нравился такой оборот разговора, и мне он, по-видимому, не верил. Он долго буравил меня своими колючими глазками-шпильками и наконец спросил: - А ты не сопротивленец случайно?
	- Это допрос или экзамен? - озлился я.
	- Не горячись. За излишнюю горячность мы снижаем очки, - сказал Бойл. - Мы знаем о тебе все, что можно знать. Ты не сопротивленец и не бунтарь. Тебе хочется хорошо жить и многим владеть. Но тебе придется столкнуться с сопротивленцами. Вот мы и проверяем твои реакции.
	- Я не считаю Сопротивление серьезной угрозой, - стараясь выглядеть как можно более размышляющим, произнес я, - Пока мерило стоимости в наших рунах, любая акция Сопротивления бессмысленна.
	Бойл засмеялся дружелюбно и поощрительно.
	- Куда его? - спросил он экзаменаторов. 
	Старший сказал:
	- Парень дошлый, умеет думать. Может быть, в Би-центр?
	- Это там, где очкарики? - поморщился я. - Не по мне.
	- Пусть начинает патрульным, - сказал Бойл. - Мне нужны люди, прошедшие все ступени лестницы.
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 8 9 10 11 12 13 14  15 16 17 18 19 20 21 ... 30
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама