Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-457: Burning man
SCP-081: Spontaneous combustion virus
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - А. и С. Абрамов Весь текст 342.01 Kb

Рай без памяти

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 7 8 9 10 11 12 13  14 15 16 17 18 19 20 ... 30
	Но впереди были двое, и расстояние между нами не уменьшалось. Хотя... на подходе ко второму повороту мне показалось, что крутой зад Блэки с коротко подстриженным хвостом и привставший на стременах белый Фиц-Морис стали как будто крупнее, приближаясь с каждой секундой. Только караковая Искра с черно-желтым жокеем уходила вперед. Теперь Макдуфф и Блэки шли уже голова в голову. Черный конь с крутым задом все еще держал бровку, Мандуфф обходил его справа. Но как обходил! Я был, вероятно, не легче Фиц-Мориса, да и Блэки казался старше и опытнее Макдуффа - потому это и был гандикап, что участвовали в нем лошади разных возрастов и седоки разных весов, - и никто не подсказывал Макдуффу, где легче и сподручнее вырваться и занять бровку. Но он сделал это именно там, где труднее, - на самом повороте дорожки, где линия обгона справа удлиняется, а держащий бровку легко уходит вперед. Но он не ушел. И Блэки и его седок вдруг рванулись назад, словно их сдуло ветром, а слева навстречу побежало ярко-зеленое поле.
	Теперь нас со Шнеллем разделяли не десять, а пять или шесть метров, потом они, вероятно, превратились в четыре или в три - сосчитать на глаз я не мог, - просто черно-желтый Шнелль, как и раньше Фиц-Морис, стал как будто крупнее. Он, уловив другой ритм скачки настигавшей его лошади и, должно быть, поняв, что это не Блэки, оглянулся и пришпорил свою. Но Макдуфф действительно не переносил зрелища другой скачущей впереди лошади. Три метра стали двумя, потом голова Макдуффа достала корпус Искры, и Шнелль, яростно оскалив зубы, уже держался со мною рядом, все еще не отдавая дорожки. Но и здесь повторилось то же, что и раньше с Фиц-Морисом. Дождавшись последнего поворота, Макдуфф обошел соперницу справа по удлиненной гиперболе - на этот раз с трудом, отдавая скачке все силы: я почувствовал это по участившемуся ритму его дыхания.
	Истошный звук колокола, взмах флажка судьи на трибуне возвестили о финише. Я с трудом сдержал рвавшегося вперед Макдуффа, но его уже подхватили под уздцы подбежавшие конюхи. Искра подошла к столбу через несколько секунд, когда я уже стоял, отворачиваясь от нацеленных на меня фотокамер моих собратьев по ремеслу. Бирнс что-то говорил мне, но в шуме окружавшей меня толпы я не слышал да и, признаться, не слушал: я смотрел, не отрываясь, на взмыленного Макдуффа - по сравнению с Искрой он казался менее уставшим и даже улыбнулся мне, обнажив большие белые зубы. "Чудо-лошадь!", "Экстра-класс!", "Лошадь-феномен!" - раздавалось рядом, но я-то с начала скачки знал, что это Бирнс еще раньше знал, а Фляш попросту был уверен, что иначе и быть не могло.
	Первая часть программы была мною выполнена. Оставалась вторая. Мимо Шнелля, даже не взглянув на него, подошел ко мне полицейский офицер в полной парадной форме: я даже мундира его не видел - только нашивки, аксельбанты, лампасы и пуговицы. Сдержанно поклонившись, он сказал:
	- Вас просят в ложу.
	Я неуверенно оглядел свой забрызганный грязью костюм.
	- Может быть, сначала переодеться? 
	В ответ он протянул мне платок и расческу.
	- Это все, что вам нужно, пошли.
	
	
	Аудиенция
	
	С кое-как вытертым лицом и приглаженными волосами я появился в центральной ложе. Это была тенистая веранда с накрытым столом и широченным окном, открывавшим глазу все скаковое поле.
	Мой спутник остался за дверью, а я вошел и растерялся под обращенными на меня любопытными взглядами. За столом сидело несколько человек - кто в штатском, кто в опереточных галунных мундирах. Судя по обилию золотых нашивок и аксельбантов - высшие полицейские чины. Но хозяин был в кремовом штатском костюме и голубой рубашке без галстука. Я сразу догадался, кто это, по какой-то неуловимой властности, сознанию собственного могущества, которое легко было прочитать и в глазах и в непринужденной позе хозяина. Я вспомнил описанного Мартином щекастого сержанта в городе оборотней. Нет, описание не подходило. Или это был другой человек, или новая среда и новая роль коренным образом его изменили. Я бы сравнил его с Черчиллем, только что справившим свое сорокалетие. Широкое, пухлое лицо, розовые щеки, сигара а зубах, первые признаки тучности во всем облике и - властность, властность, властность, наполнявшая даже воздух, которым дышали все в присутствии этого человека.
	- Чья лошадь? - наконец спросил он, не вынимая сигары изо рта.
	Я недоуменно пожал плечами.
	- Выясни, - обратился он к галунщику, сидевшему рядом. - Я бы купил ее. - Потом вынул сигару, бережно, не стряхивая пепла, положил ее на подставку пепельницы и полувопросительно, полуутвердительно произнес:
	- Жорж Ано. француз?
	- Отец - француз, мать из Американского сектора.
	Он кивнул в знак того, что поверил, только поморщился.
	- Акцент остался...
	- Я говорю с акцентом на обоих языках, -  виновато признался я, продолжая играть.
	- Приза не получишь: скачки любительские, - продолжал он, пропустив мою реплику, - но можно наградить и по-другому. Что бы тебе хотелось? Денег? Должность? Я мог бы перевести тебя в большую газету.
	- Я бы хотел поступить в полицию, - решительно произнес я.
	Бомба не бомба, но маленькая бомбочка разорвалась за столом. Вероятно, так посмотрели бы на меня, если б я попросил птичьего молока. Только Корсон Бойл не удивился.
	- А почему, мальчик, тебе приглянулась полиция? - спросил он с хитрой усмешечкой.
	На "мальчика" я не обиделся: карта шла в руки.
	- Потому что простой патрульный стоит дороже любого служащего.
	- А если у служащего текущий счет в банке?
	- Мундир патрульного стоит чековой книжки. 
	Корсон Бойл засмеялся, но без насмешки, а дружелюбно и поощрительно.
	- А ты честолюбив, мальчик. Впрочем, честолюбие для патрульного не порок. Скорее достоинство.
	- Значит, можно рассчитывать на вашу поддержку?
	- К сожалению, даже моя поддержка еще не лицензия на мундир с аксельбантами. В продполицию принимают только сдавших экзамен. А экзамен нелегкий. Даже для победителей гандикапов.
	- Я не боюсь.
	- Тебя уведомят, - сказал он, уже отвернувшись к окну, в котором промелькнула пестрая группа всадников: начался новый заезд.
	Я понял, что моя миссия окончена, неловко повернулся и молча ушел, злой и растерянный. Честно говоря, непредусмотренный экзамен меня пугал. Мало ли что уготовано мне в этой полицейской клоаке! Вдруг они заставят меня стрелять в человека: может быть, так они проверяют меткость глаза или крепость нервов. На лбу у меня выступили капельки пота, хотя на улице было совсем нежарко. Хорошо, что в раздевалке не было Хонн Бирнса, и я мог ускользнуть незаметно: рассказывать о подробностях своего визита в ложу полицейского мецената мне совсем не хотелось.
	По возвращении я никого не нашел в нашей "казарме" и, не задерживаясь, побрел в ателье с тайной надеждой поймать Фляша. Но застал одну Маго.
	- Камзол лиловый, лошадь гнедая, - встретила она меня.
	О скачках она уже знала. Ее интересовал разговор с Бойлом: "Все, все с самого начала". Я рассказал с самого начала. Пугавший меня экзамен ее ничуть не смутил.
	- Детские игрушки. Ты же умнее их в сто раз.
	- Смотря что спросят.
	- Стрелять умеешь. Хотя... постой, постой, не говори о пистолетах и автоматах. Ты их в руках не держал. Умеешь стрелять только из лука.
	Она задумалась и прибавила, словно мечтая вслух:
	- Эх, дали бы мне автомат - повернулась бы и вместо цели - по экзаменаторам! Одной очередью.
	- А потом? Ты представляешь масштабы их жестокой мести?
	- Один из "запомнивших" рассказывал, что в настоящем Сопротивлении, в том, что фыло до Начала, - заговорила она медленно, глядя сквозь меня, - врагов убивали, не считаясь с последствиями.
	Я подумал, что если тут же не поправлю ее, потом уже будет поздно.
	- Во-первых, считались. В подготовке любого покушения всегда учитывались и его целесообразность, и безопасность его участников, и число возможных жертв, и размах ответных репрессий. Во-вторых, нельзя механически сопоставлять события, обусловленные различными историческими условиями. То, что годилось вчера, непригодно сегодня, и наоборот.
	- Мы все больны собачьей старостью, - вырвалось у Маго с таким несдержанным гневом, что дальнейший разговор уже не мог состояться.
	Я поспешил уйти.
	Кем могла быть Маго на Земле? Такой же приемщицей заказов в таком же заурядном фотографическом ателье? Едва ли. Студенткой Сорбонны? Судя по семантическим ее интересам, возможно. Но откуда в ней такой яростный бунтарский фанатизм? Может быть, это гостья из сороковых годов, воссозданная по воспоминаниям какого-нибудь партизана из "маки"?
	Размышления мои прервал Джемс, поджидавший меня под кронами ближайшего парка. - Сядь, - сказал он, оглядываясь. Никого поблизости не было. - Есть разговор.
	Оказывается, он тоже слыхал о скачках.
	- Зачем тебе эти скаковые рекорды? Дешевой известности захотелось?
	Я понял, что он ничего не знал о задании Фляша. Не знал и о моем разговоре с Корсоном Бойлом. Значит, следовало выкручиваться.
	- Хороша больно лошадь, - виновато признался я. - Видел ее как-то на съемке. Соблазнился. Не лошадь - вихрь.
	- Вихрь, - передразнил меня Джемс. - Ты брось эти фокусы. Мне от тебя нужно другое.
	Он молча раскрыл свернутый трубочкой очередной номер журнала. Какие-то страницы его слиплись. Джеме, воровски оглянувшись, осторожно разъединил их, и я увидел заложенный внутрь газетный листок небольшого формата на тоненькой, почти прозрачной бумаге, на которой обычно печатаются увесистые однотомники и карманные словари. Название листка "Либертэ", колонка курсива под заголовком "Доколе!" и шапка на оставшиеся четыре колонки "Трупы на колючей проволоке", а под ней шрифтом поменьше: "Массовые расстрелы в Майн-сити". Итак, у Сопротивления родился печатный орган, и Джемс, подхвативший эстафету отца на поприще журналистики, был одним из редакторов.
	- Мне нужны сотрудники, - сказал он.
	- Я не принадлежу себе, Джемс, - ответил я. - У меня свое задание.
	- Мне важно твое согласие. Кстати, и редакция и типография у вас под ногами.
	- Я не принадлежу себе, Джемс, - ответил я. - У меня свое задание.
	- Где?!
	- В подвалах "Омона".
	Мне показалось, что молния ударила в соседний каштан.
	- Этьен знает?
	- Конечно. Он же и предоставил помещение. Я подумал о том, что безоговорочное доверие Джемса к Этьену могло раскрыть наше инкогнито.
	- Что знает о нас Этьен?
	- А почему тебя это интересует?
	- Потому что по условиям связи он ничего знать не должен.
	- Он знает только то, что вы "дикие", вернувшиеся к городской жизни.
	- Не больше?
	- Ты с ума сошел! - вспылил Джемс и отчужденно отодвинулся.
	Простились мы сухо, не продолжая разговора. А вечером я наконец поймал Зернова.
	- Ты все знаешь о "Либертэ", Борис?
	- Читал первый номер. Кое-что хорошо, кое-что наивно.
	- Я не о том. Ты знаешь, где они печатаются? В подвалах "Омона". 
	Зернов тихо свистнул.
	- С ведома Этьена?
	- Может, мы несправедливы к нему, Борис? Может быть, прожив здесь девять лет...
	- Стал другим? - Зернов прищурился с откровенной злобой. - А надо знать точно. Даже малейшего просчета здесь нельзя допустить. Этот Этьен - биологическое повторение того. Больше мы ничего не знаем.
	- Какой же вывод?
	- Создать законсервированную резервную типографию. И с одним непременным условием: Этьен знать не должен.
	О предстоящем экзамене, обещанном мне Корсоном Бойлом, мы так и не поговорили.
	
	
	Экзамен
	
	Город обычно просыпался уже в три утра, в четыре открывались лавчонки помельче, в пять - двери больших магазинов и ворота заводов, а в шесть собиралась в своих канцеляриях вся конторская братия. Дежурный портье поднял меня в четыре утра, когда Мартин еще не вернулся из ночной смены, а Зернов с Толькой мирно посапывали в своих постелях.
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 7 8 9 10 11 12 13  14 15 16 17 18 19 20 ... 30
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама