Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - А&Б Стругацкие Весь текст 357.91 Kb

Дело об убийстве

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 6 7 8 9 10 11 12  13 14 15 16 17 18 19 ... 31
Садизм?.. Хинкус? Может быть, и  Хинкус,  хотя  Хинкус  на  вид,  пожалуй,
жидковат для таких упражнений... А может  быть,  не  Хинкус,  а  тот,  кто
подбросил мне записку о Хинкусе?..
     Нет, так у меня не пойдет. Ну  почему  это  не  фальшивый  лотерейный
билет и не подчищенная бухгалтерская книга? Там бы я быстро  разобрался...
Вот что мне надо сделать: сесть в автомобиль и гнать по дороге  до  самого
завала, а там попытаться перейти завал  на  лыжах,  добраться  до  Мюра  и
вернуться сюда с ребятами из отдела убийств. Я даже приподнялся  было,  но
снова сел. Хороший, конечно, это был выход, но уж больно плохой.  Оставить
здесь все на произвол судьбы, дать убийце время  и  разные  возможности...
оставить дю Барнстокра, которому грозили... Да и как  я  переберусь  через
завал?  Можно  себе  представить,  что  это  такое:  лавина  в  Бутылочном
Горлышке.
     В дверь постучали. Вошел хозяин, неся на подносе чашку с горячим кофе
и сандвичи.
     - Машины все на месте, - объявил он, ставя передо мною поднос. - Лыжи
тоже. Хинкуса нигде не нашел. На крыше валяются его шуба и шапка,  но  это
вы, наверное, видели.
     - Да, это  я  видел,  -  проговорил  я,  отхлебывая  кофе.  -  А  что
однорукий?
     - Спит, - сказал хозяин. Он поджал губы  и  потрогал  пальцем  натеки
клея на столе. - Н-да... Так вот, он спит. Странный тип. Уже  порозовел  и
выглядит вполне прилично. Я там держу Леля. Так, на всякий случай.
     - Спасибо, Алек, - сказал я. - Идите пока, и пусть  все  будет  тихо.
Пусть все спят.
     Хозяин покачал головой.
     - Уже не выйдет. Мозес уже встал, у него свет... Ладно,  я  пойду.  А
Кайсу я запру, она у меня дура. Хотя она еще ничего не знает.
     - И пусть не знает, - сказал я.
     Хозяин вышел. Я  с  наслаждением  выпил  кофе,  отодвинул  тарелку  с
сандвичами и снова закурил. Когда я видел Олафа последний раз? Я играл  на
бильярде, он танцевал с  чадом.  Это  было  еще  до  того,  как  разошлись
картежники. А они разошлись, когда пробило половину чего-то.  Сразу  после
этого Мозес объявил, что ему пора спать.  Ну,  это  время  нетрудно  будет
установить. Но вот насколько раньше этого времени я в последний раз  видел
Олафа? А ведь, пожалуй, незадолго. Ладно, мы это  установим.  Теперь  так:
ожерелье Кайсы, записка дю Барнстокра, слышали ли что-нибудь соседи  Олафа
- дю Барнстокр и Симонэ...
     Я только-только начал чувствовать, что у меня вырисовывается какой-то
план расследования, как вдруг услышал глухие и довольно  сильные  удары  в
стену - из номера-музея. Я даже тихонько застонал от бешенства. Я  сбросил
пиджак, поддернул рукава и осторожно, на  цыпочках  вышел  в  коридор.  По
физиономии, по щекам, мельком подумал я. Я ему покажу шуточки, кто бы  это
ни был...
     Я распахнул дверь и пулей влетел в номер-музей. Там было темно,  и  я
быстро включил свет. Номер был  пуст,  и  стук  вдруг  прекратился,  но  я
чувствовал, что здесь  кто-то  есть.  Я  сунулся  в  туалет,  в  шкаф,  за
портьеры. Позади меня глухо замычали. Я  подскочил  к  столу  и  отшвырнул
тяжелое кресло.
     - Вылезай! - яростно приказал я.
     В ответ снова раздалось  глухое  мычание.  Я  присел  на  корточки  и
заглянул под стол. Там, втиснутый между тумбочками,  в  страшно  неудобной
позе, обмотанный веревкой и с кляпом во  рту,  сидел,  скрючившись  в  три
погибели, опасный гангстер, маньяк и садист Хинкус и таращил  на  меня  из
сумрака слезящиеся мученические глаза. Я выволок его на середину комнаты и
вырвал изо рта кляп.
     - Что это значит? - спросил я.
     В ответ он принялся кашлять. Он кашлял долго, с надрывом, с сипением,
он отплевывался во все стороны, он охал и хрипел. Я заглянул в  туалетную,
взял бритву Погибшего Альпиниста и разрезал на  Хинкусе  веревки.  Бедняга
так затек, что не мог даже поднять руку и вытереть физиономию. Я  дал  ему
воды. Он жадно выпил и, наконец, подал голос: сложно и скверно  выругался.
Я помог ему встать и усадил его в кресло. Бормоча  ругательства,  плачевно
сморщив лицо, он принялся ощупывать себе шею, запястья, бока.
     - Что с вами случилось? -  спросил  я.  Глядя  на  него  я  испытывал
определенное облегчение: оказывается, мысль о том, что где-то за  кулисами
убийства прячется невидимый Хинкус, очень беспокоила меня.
     - Что случилось... - бормотал  он.  -  Сами  видите,  что  случилось!
Связали, как барана, и сунули под стол...
     - Кто?
     - Почем я знаю? - сказал он мрачно, и вдруг его всего передернуло.  -
Бог ты мой! - пробормотал он. - Выпить бы... У вас нет чего-нибудь выпить,
инспектор?
     - Нет, - сказал я. - Но будет. Как только вы ответите на мои вопросы.
     Он с трудом поднял левую руку и отогнул рукав.
     - А, черт, часы раздавил, сволочь...  -  пробормотал  он.  -  Сколько
сейчас времени, инспектор?
     - Час ночи, - ответил я.
     -  Час  ночи...  -  повторил  он.  -  Час  ночи...  -  Глаза  у  него
остановились. - Нет, - сказал он  и  поднялся.  -  Надо  выпить.  Схожу  в
буфетную и выпью.
     Легким толчком в грудь я усадил его снова.
     - Успеется, - сказал я.
     - А я вам говорю, что хочу выпить! - сказал он, повышая голос и снова
делая попытку встать.
     - А я вам говорю, что  успеется!  -  сказал  я,  снова  пресекая  эту
попытку.
     - Кто вы такой, чтобы здесь  распоряжаться?  -  уже  в  полный  голос
взвизгнул он.
     - Не орите, - сказал  я.  -  Я  -  полицейский  инспектор.  А  вы  на
подозрении, Хинкус.
     - На каком еще подозрении? - спросил он, сразу сбавив тон.
     - Сами  знаете,  -  ответил  я.  Я  старался  выиграть  время,  чтобы
сообразить, как действовать дальше.
     - Ничего я не знаю, - угрюмо заявил он. - Что вы мне голову морочите?
Ничего я не знаю и знать не хочу. А вы за ваши штучки ответите, инспектор.
     Я и сам чувствовал, что мне придется отвечать за мои штучки.
     - Слушайте, Хинкус, - сказал я. - В отеле произошло убийство. Так что
лучше отвечайте на мои вопросы, потому что,  если  вы  будете  финтить,  я
изуродую вас, как бог черепаху. Мне терять нечего, семь бед - один ответ.
     Некоторое время он молча смотрел на меня, приоткрыв рот.
     - Убийство... - повторил он как бы разочарованно.  -  Вот  те  на!  А
только я-то здесь при чем? Меня самого без малого укокошили... А кто убит?
     - А вы думаете - кто?
     - Откуда мне знать? Когда я из столовой уходил, все вроде были  живы.
А потом... - Он замолчал.
     - Ну? - сказал я. - Что было потом?
     - А ничего не было. Я сидел себе на крыше, задремал. Вдруг  чувствую,
душат, валят, а больше ничего не помню. Очнулся под этим паршивым  столом,
чуть  с  ума  не  сошел:  думал,  заживо  похоронили.  Принялся   стучать.
Стучал-стучал, никто не идет. Потом вы пришли. Вот и все.
     - Вы можете сказать, когда примерно вас схватили?
     Он задумался и некоторое время сидел молча. Потом  он  вытер  ладонью
рот, посмотрел на пальцы, его снова  передернуло,  и  он  вытер  ладонь  о
штанину.
     - Ну? - сказал я.
     Он поднял на меня тусклые глаза.
     - Что?
     - Я спрашиваю, когда примерно вас...
     - А... Да что-то около девяти. Последний  раз,  когда  я  смотрел  на
часы, было восемь сорок.
     - Дайте сюда ваши часы, - сказал я.
     Он послушно отстегнул часы и протянул мне. Я заметил, что запястье  у
него покрыто сине-багровыми пятнами.
     - Разбиты они, - сообщил он.
     Часы  были  не  разбиты,  они  были   раздавлены.   Часовая   стрелка
отломилась, а минутная показывала сорок три минуты.
     - Кто это был? - снова спросил я.
     - Откуда мне знать? Я же говорю, что задремал.
     - И не проснулись, когда вас схватили?
     - Меня схватили сзади, - угрюмо произнес он. - Нет  у  меня  глаз  на
заду.
     - А ну, поднимите подбородок!
     Он мрачно смотрел на меня исподлобья, и я  понял,  что  я  на  верном
пути. Я взял его двумя пальцами за челюсть и толчком вздернул его  голову.
Бог знает, что означали эти синяки и царапины на его худой  жилистой  шее,
но я уверенно сказал:
     - Перестаньте лгать, Хинкус. Вас душили спереди, и вы его видели. Кто
это был?
     Дернув головой, он освободился.
     - Идите к черту, - прохрипел он. - К дьяволу. Не ваше  собачье  дело.
Кого бы здесь ни стукнули, я к этому отношения не имею, а на остальное мне
наплевать... И мне нужно выпить! - заорал он вдруг. - У  меня  все  болит,
понимаете вы это, полицейская балда?
     По-видимому, он был прав. В чем бы он ни был замешан, к  убийству  он
отношения не имел, во всяком случае, прямого. Однако и  я  не  имел  права
отступать.
     - Как угодно, - холодно сказал я. - Тогда я запру вас в  кладовку,  и
вы не получите ни бренди, ни сигарет, пока не скажете все, что знаете.
     - Да что вам от меня нужно?.. - простонал он. Я видел, что он вот-вот
заплачет. - Чего вы ко мне привязались?
     - Кто вас схватил?
     - Ч-черт! - прошипел он в отчаянии. - Да не желаю я об этом говорить,
можете вы это  понять?  Видел,  да,  видел,  кто  это  был!  -  Его  снова
передернуло, прямо-таки перекосило на сторону. - Врагу своему  не  пожелаю
такое увидеть!.. Вам, черт бы вас подрал, не пожелаю такого! Вы бы  сдохли
от страха!
     Он был не в себе.
     - Ладно, - сказал я и поднялся. - Пойдемте.
     - Куда?
     - За выпивкой, - сказал я.
     Мы вышли в коридор. Он пошатывался и цеплялся за мой рукав. Мне  было
интересно, как он отреагирует, увидев  наклейки  на  двери  Олафа,  но  он
ничего не заметил, ему явно было не до того. Я привел  его  в  бильярдную,
нашел на подоконнике полбутылки бренди, оставшиеся с вечера, и подал  ему.
Он жадно схватил бутылку и надолго присосался к горлышку.
     - Господи, - прохрипел он, утираясь. - Смачно-то как!..
     Я смотрел на него.  Можно  было,  конечно,  предположить,  что  он  в
сговоре с убийцей, что все это задумано для отвода глаз, тем более что  он
приехал вместе с Олафом, можно было  даже  предположить,  что  он  и  есть
убийца и что  сообщники  потом  связали  его  для  создания  алиби,  но  я
чувствовал, что это слишком сложно для правды. То есть с ним явно было  не
все в порядке: никакой он не  туберкулезник,  и  никакой  он,  видимо,  не
ходатай по делам несовершеннолетних, и остается открытым вопрос, для  чего
он торчал на крыше... Меня вдруг осенило! Что бы он ни делал на крыше, это
кому-то мешало, возможно, как-то мешало покончить с Олафом, и его  убрали.
Его убрали, а тот, кто его убирал, внушал  почему-то  Хинкусу  невыносимый
ужас, а значит, не был постояльцем  отеля,  ибо  никого  в  отеле  Хинкус,
по-видимому, не боялся. Чепуха  какая-то...  И  тут  я  вспомнил  все  эти
истории с душем, с трубкой, с таинственными записками... и вспомнил, каким
зеленым и напуганным был Хинкус, когда днем спускался с крыши...
     - Слушайте, Хинкус, - мягко сказал я. - Тот, кто  вас  схватил...  вы
ведь видели его и раньше, днем?
     Он дико взглянул на меня и снова присосался к бутылке.
     - Так, - сказал я. - Ну, пойдемте. Я  запру  вас  в  номере.  Бутылку
можете взять с собой.
     - А вы? - хрипло спросил он.
     - Что - я?
     - Вы уйдете?
     - Естественно, - сказал я.
     - Послушайте, - сказал он. - Послушайте, инспектор.. - Глаза  у  него
бегали, он искал, что сказать. - Вы... Я... Вы... вы заглядывайте ко  мне,
ладно? Я, может быть, вспомню еще что-нибудь... Или, может быть, я  побуду
с вами? - Он умоляюще глядел на меня. - Я не убегу, и... ничего... клянусь
вам...
     - Вы боитесь остаться один в номере? - спросил я.
     - Да, - ответил он.
     - Но ведь я вас запру, - сказал я. - И ключ унесу с собой...
     В каком-то отчаянии он махнул рукой.
     - Это не поможет, - пробормотал он.
     - Ну-ну, Хинкус, -  строго  сказал  я.  -  Будьте  мужчиной!  Что  вы
раскисли, как старая баба?
     Он ничего не ответил и только нежно прижал  бутылку  к  груди  обеими
руками. Я отвел его в номер и, еще раз пообещав навестить, запер.  Ключ  я
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 6 7 8 9 10 11 12  13 14 15 16 17 18 19 ... 31
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама