Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#4| New artifact
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities
Aliens Vs Predator |#1| Predator's time!

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
История - Валентин Пикуль Весь текст 2293.8 Kb

Фаворит (роман-хроника времен Екатерины I)

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 182 183 184 185 186 187 188  189 190 191 192 193 194 195 196
флотилия до Рибаса. Турецкие корабли отворачивали, их бегство возглавили
адмиральские флагманы - "Мелеки-Бахри" и грозный "Капуданис".
   - Поднять сигнал: "Флоту-погоня!.."
   Возле адмирала всегда был переводчик - грек Курико. Ушаков указал ему
на фигуру старца, что-то горланившего:
   - Уж не Сайд ли бей? Матом его крыть не надо, но ты обложи его старым
хвастуном, а капудан-пашу - бездельником...
   "Капудание" несло мимо, из его внутренних отсеков слышались  сдавлен-
ные голоса гребцов-невольников, лязг их цепей:
   - Братцы, мы здеся... Бейте их крепче!
   - Они прикованы к веслам, - сказал грек Курико.
   ...Если бы сейчас офицеры флота Балтийского глянули на этот  бой,  их
бы охватил ужас: все линии были разломаны Ушаковым, черноморцы врезались
в промежутки меж кораблями противника и били его с  двух  бортов  сразу,
напоминая клинья, всаженные в глубину вражьего строя. При  этом  скопище
кораблей, сцепившихся в поединках, неслось на всех парусах, и туркам бы-
ло уже никак не оторваться от русских...
   - Люфт! - вовремя предупредили Ушакова.
   - Ага, чую, - отвечал он. - К повороту...
   Забрав полный ветер, "Рождество Христово" в новом натиске на  флагма-
нов неприятеля вынудило турок лечь на другой галс. Ветер  развел  волну,
нижние шкаторины парусов отяжелели, намокнув. Был уже шестой час вечера.
Погоня продолжалась. Теперь Кучук-Гуссейн хотел только  одного  -  отор-
ваться. Преследуя убегавших, черноморцы точно разбивали рангоут  отстаю-
щих и, оставив их пораженными, катились по волнам дальше.
   - Зажечь фонари, - велел Ушаков.
   Бой закончился в темноте, и русская эскадра якорями нащупала под  со-
бой жидкий грунт. Тогда фонари погасли, а турки их даже не зажигали.  Но
во мраке ночи, плещущей штормом, чуялось, что враги не ушли, они  где-то
рядом...
   Утром сражение возобновилось. Вровень с боевыми  кораблями  выгребали
галеры де Рибаса, орущие ватаги запорожцев приводили турок  в  смятение.
"Мелеки-Бахри" и "Капудание" заметно отставали...
   - Отрезай их! - стал волноваться Ушаков.
   66 пушек "Мелеки-Бахри" молчали. Его взяли на абордаж, над ним взвил-
ся русский флаг. На "Рождестве Христовом" Ушаков подходил  все  ближе  и
ближе к массивному "Капудание".
   - Саид-бей, - крикнул он, - прыгай за борт!
   - Я отрежу тебе уши, - отвечали ему по-русски.
   Зайдя с кормы неприятелю, Ушаков  поставил  своего  флагмана  бортом,
чтобы увеличить эффективность огня.
   - Врежьте брандскугелсм, - спокойно велел он.
   Брандскугель, яростно шипя, вонзился в "Капуданис", который  и  запы-
лал, но Саид-бей не думал сдаваться. Матросы его уже сыпались из  люков,
как тараканы из горящего дома.
   - Аман, урус... аман! - взывали они о пощаде.
   С кормы "Капудание", прямо из дыма, Ушакову кричали:
   - Я тебе нос отрежу и глаза выколю!
   - Аман, аман... - метались на палубах турки.
   Канониры спутали "аман" с "обманом":
   - Опять обманывают... Тогда бей их!
   Три мачты подкосило разом, будто деревья в лесу,  и  мачты,  разрывая
горящие снасти, падали. Было видно, как в пробоины, будто  в  колодезные
ямы, хлещет морская вода. Ушаков, руками разводя перед собою густой дым,
звал Саид-бея:
   - Где ты, хвастун и бездельник? Прыгай, пока  не  поздно...  Вот  мой
нос! Вот мои глаза! Вот мои уши! Прыгай, старчс...
   - Здесь он, - послышалось из дыма.
   Возникла незабываемая картина: невольники тащили  на  себе  турецкого
адмирала и свалили его к ногам Ушакова, как мешок. Федор Федорович сразу
же остыл от боевого гнева.
   - День добрый, Сайд, - сказал он ему. - В твои-то годы мог бы и  дома
посидеть: чего ты полез в эту кашу?
   Посреди моря возник вулкан: "Мелеки-Бахри" взорвало.
   Вот только теперь Саид-бей стал плакать.
   - Не о себе плачу, - говорил он. - Но мой корабль имел в  трюмах  всю
казну султанского флота... Кто мне поверит, что пиастры  погибли?  Будут
думать, что я их украл...
   Русская эскадра отвернула в сторону Гаджибея, рядом с нею всплескива-
ла волны гребная флотилия чубатых полуголых запорожцев.  На  бригантине,
под широким кейзср-флагом, спешил навстречу сам Потемкин. А в честь  его
нужен салют.
   - В тридцать выстрелов, - указал Ушаков.
   Рядом с Потемкиным стояла на палубе  женщина  ослепительной  красоты,
ветер развевал ее тонкий прозрачный хитон.
   Потемкин, указав на женщину, крикнул Ушакову:
   - В ее честь - еще тринадцать! Она треск любит...
   Это была знаменитая Софья де Витт, которая  заверила  Потемкина,  что
станет принадлежать ему только тогда, когда падет Измаил...
 
 
   12. ИЗМАИЛ ВОКРУГ ДА ОКОЛО
 
   В салоне Ушаков отрапортовал: турки потеряли  около  2000  людей,  на
"Мелеки-Бахри" сдались 560 моряков, с "Капудание" спасли 18 человек,  но
зато Саид-бей уже пьет мокко на "Рождестве Христовом". Потемкин с высоты
своего гигантского роста навалился всей тушей, сверкающей от обилия  ор-
денов и бриллиантов, на приземистого Ушакова, сдернул  с  него  парик  и
смачно расцеловал в голову, коротко остриженную. Первым делом спросил  -
сколько русских на эскадре побито?
   - Двадцать одна душа.
   - Великое дело свершено вами! - сказал Потемкин. - Изгнав капудан-па-
шу с моря, открыл ты для армии дорогу к Дунаю, а там, на Дунае, - И  зма
ил... Суворов ведает, что без него с Измаилом я не управлюсь, а ты,  Фе-
дор Федорович, знаешь, что без тебя, друга милого,  флоту  Черноморскому
не жить...
   Он выпил водки, присел к столу, письмом  оповещая  столицу  о  победе
флота: "Наши благодаря Богу такого перца задали туркам, что любо. Спаси-
бо Федору Федоровичу! Коли б трус Войнович был (на его месте), то бы  он
с... у Тарханова Кута либо в гавани".
   Ушаков сказал Потемкину:
   - Теперь хочу сразиться с Саидом-Али.
   - А на что он тебе?
   - Мне Саид-бей сказал, что Саид-Али показывал султану Селиму железную
клетку для тигров, в которой поклялся меня живым, будто зверя какого,  в
Константинополь доставить...
   Петербург снова салютовал черноморцам. Федор Федорович получил  Геор-
гия и Владимира вторых степеней. А  прежние  ордена  нижних  ступеней  с
курьером отправил в Капитул орденский, вернув их государству обратно:  с
груди адмирала они теперь достанутся другим - которые моложе его, у  ко-
торых все еще впереди. Светлейший еще раз заверил Ушакова, чтобы завист-
ников не страшился: "Никто у меня, конечно, ни белого очернить, ни  чер-
ного обелить не в состоянии и приобретение всякого от меня добра и  ува-
жения зависит единственно от прямых заслуг!"
   Турок в чистом поле привык бегать, зато уж, если посадить его в  кре-
пость, нет врага более стойкого и упорного.
   В череде событий на Дунае не забывалось, что  несчастный  поход  Юрия
Бибикова к Анапе снова оживил фанатизм имама Мансура. Два года турки со-
бирали армию, и, двинутая на Кизляр грозным Батал-пашою, она была  унич-
тожена за два часа. Черкесы разбежались по аулам,  а  Батал-паша  сдался
русским воинам со всеми пушками, халатами, саблями, подзорными трубами и
швейцарскими часиками. Потемкин, узнав об этом, распорядился:
   - Чтобы в народе русском никогда не увядала  память  о  победе  этой,
станицу на Кубани именовать Баталпашинской. А  шейха  Мансура,  в  Анапе
скрывшегося, хватать живьем! Я к туркам милосерден, но  сволочь  фанати-
ческую умерщвлять стану...
   Всегда крайне обходительный с побежденными, он велел Попову переслать
в Севастополь деньги-на пособие  пленным  туркам,  сдавшимся  на  "Меле-
ки-Бахри". Голснищев-Кутузов, оправившийся после  второго  ранения,  уже
двинул войска к Измаилу,  и  Потемкин  перенес  ставку  в  Вендоры,  где
по-прежнему был окружен свитою, музыкой, благоуханиями, лестью и  женщи-
нами.
   Ночи были по-осеннему темными, на яркий свет в комнате с улиц влетали
нетопыри. За ломберным столом, как всегда, шла игра. Попов, невезучий  в
картах, шапками выносил к столу золотые  червонцы.  Комнаты  светлейшего
украшали жемчужные вензеля имен женщин, благосклонности которых он домо-
гался. Сейчас Потемкин резался в карты под двумя вензелями сразу: "Е"  -
это Екатерина Долгорукая, гуляющая по коврам в чалме и шальварах одалис-
ки, a "S" - это Софья Витт. В свите  поговаривали,  что  скоро  нагрянет
графиня Браницкая... Де Рибас докладывал Потемкину, что его флотилия за-
порожцев уже вошла в Дунай, и светлейший спросил Ланжерона:
   - Вы, полковник, сражались в армии Вашингтона, так скажите,  есть  ли
где в мире крепости подобные Измаилу?
   - Бастилия перед Измаилом - игрушечный домик.
   Герцог Арман Ришелье был в свите Потемкина самым скромным  и  образо-
ванным среди аристократов.
   - Дюк, - спросил его Потемкин, - вы объездили всю Европу, сравним  ли
Измаил с какой-либо еще цитаделью?
   - Я не могу судить о достоинствах Измаила, не видев его, но принц  де
Линь говорил мне о его неприступности...
   Потемкин проигрался и, расплачиваясь за  проигрыш,  широко  зачерпнул
золота из шапки своего верного сикофанта.
   - Ты себе еще достанешь, - сказал он Попову, - а мне  взять  негде...
Да и кто мне даст?
   Принц де Линь прислал в Бендеры сына своего, видного  инженера-форти-
фикатора, которого прочил в армию Суворова.
   - Лучше следовать далее, оставив Измаил в тылу  армии.  Допустимо,  -
сказал дс Линь-младший, - что храбрые русские солдаты с возгласом "Виват
Екатерина!" взберутся на его стены. Но что они могут поделать с гарнизо-
ном в тридцать пять тысяч отборных башибузуков? Вы все без голов остане-
тесь...
   Князь Репнин уже бывал под Измаилом, откуда с трудом ноги вытянул; он
тоже доказывал невозможность штурма:
   - К числу гарнизона прибавим еще и фанатичных жителей, давших  клятву
на Коране, прибавьте и татар с Каплан-Гиресм, который привел в  крепость
орду и шесть сыновей своих... А что вы станете делать с  Измаилом,  если
возьмете его?
   - Я сровняю его с землей...
   Потемкин крепостей не жаловал. Он предпочитал  видеть  лучше  гладкое
место, нежели эти несуразные сооружения, гнездища эпидемии, которые сво-
ими безобразными контурами оскорбляли его эстетические вкусы.
   Была еще одна крепость, которая решила ему не сдаваться, - это  Софья
де Витт, которая раскинула перед ним карты, гадая:
   - Трефовая дама еще далека от вас, и вы  получите  от  нее  желаемое,
когда закончатся хлопоты... с Измаилом.
   - Карты врут! - в гневе отвечал Потемкин, свирепея.
   Одна из светских дам, бывшая тогда при Потемкине, писала:  "Волшебная
азиатская роскошь доходила до крайней степени... Сам князь носил кафтан,
расшитый соболями. Екатерина Долгорукая  нс  покидала  князя  Потемкина.
Г-жа С. Витт бесилась при этом, играя роль наивной простушки. Ужин  раз-
носили кирасиры высоченного роста с огромными воротниками: на головах  у
них были черные меховые шапки с султанами, перевязи серебряные. Во  вре-
мена ужина прекрасный оркестр Сарти исполнял  самые  лучшие  европейские
пиесы... Вечером я услышала выстрелы, возвещавшие о взятии нами Килии".
   - Ага! - обрадовался Потемкин. - Теперь начнется!..
   Большие летучие мыши с оттопыренными  ушами  кружились  вокруг  него,
взмахами крыл задувая ароматные свечи.  6  ноября  -  ура!  -  был  взят
Тульчинский замок. Турецкая флотилия, забрав семьи, бежала к Исакче,  но
с берега ее не пропустил Суворов, принудив к сдаче. 13 ноября над Дунаем
косо полетел снег. В этот день русские галеры сожгли и  пленили  остатки
Дунайской флотилии турок, а десанты запорожцев овладели крепостью  Исак-
чи. Наконец корабли де Рибаса вышли под Измаил и  ударили  в  его  стены
первыми ядрами.
   Попов - в мундире генерал-майора - объявил при ставке:
   - Прекрасные дамы и  благородные  господа!  Кавалер  Михаила  Голени-
щев-Кутузов с берега, а кавалер Осип де Рибас со  стороны  Дуная  начали
обложение Измаила...
   Прекрасная фанариотка снова раскинула перед светлейшим гадальные кар-
ты:
   - Предстоят хлопоты немалые, и выходит так, что Измаил падет в  самый
первый день следующего века...
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 182 183 184 185 186 187 188  189 190 191 192 193 194 195 196
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама