Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-081: Spontaneous combustion virus
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео
Aliens Vs Predator |#6|

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
История - Валентин Пикуль Весь текст 2293.8 Kb

Фаворит (роман-хроника времен Екатерины I)

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 179 180 181 182 183 184 185  186 187 188 189 190 191 192 ... 196
тывать граждан на положительных видах, то есть ли грех в том, чтобы  ли-
тература воспитывала добро в людях, описывая явления отрицательные?  Так
делал Фонвизин, так делал Новиков, так поступал и Радищев...
   - Зуб ноет! Дергать, што ли? - скулил Потемкин.
   Крамольная книга Радищева была им прочитана. И теперь она, гонимая  и
проклятая, валялась на диване светлейшего в Яссах.  Ее  свободно  читали
все кому не лень, от руки переписывали и распространяли. Может, Потемкин
нарочно оставлял ее на диване? Может, и не считал ее пагубной? А  может,
он поступал так назло самой матушке Екатерине?..
   Екатерина ожидала ответа. Потемкин ответ дал.
   Но его отзыв о книге Радищева выглядел странно!
   На все укоризны и гневы царицы противу автора Потемкин  выражал  уве-
ренность, что Екатерина не станет  преследовать  Радищева:  "Я  прочитал
присланную мне книгу. Нс сержусь. Рушеньем Очаковских стен отвечаю сочи-
нителю. Кажется, матушка, он и на Вас возводит какой-то поклеп? Верно, и
Вы не понегодуете. Ваши деяния - Ваш щит!". Получить такое письмо от По-
темкина было для Екатерины как оплеуха от лучшего друга.
   - Радищев бунтовщик хуже Пугачева, - говорила она. - Исполнен заблуж-
дений французских, желающий привесть народ к  неповиновению  начальству.
Это есть первый подвизатель революции в России! Он мартинист опаснее да-
же Новикова, гнездо которого на Москве давно уже разорить бы надобно...
   По всей стране уходили в подполье масонские ложи. Екатерина сама про-
читывала списки ученых и  литературных  обществ,  многих  масонов  стали
преследовать, их высылали в глухую провинцию.
   Только офицеров флота она не тронула:
   - Что с них взять? Они и без того уже на галерах...
   А служба на галерах приравнивалась к каторге!
   Перед отбытием в Варшаву Булгакова просили представиться Платону  Зу-
бову.
   - А разве он служит по Коллегии дел иностранных?
   - Не иностранных, а странных. Но так надо...
   Фаворит принял заслуженного дипломата в неглиже. При этом он сидел  в
кресле, засунув в нос палец.
   - Надеюсь, мы с вами поладим, - сказал он. - Тем более секретарем по-
сольства в Варшаве мой друг - Франц Альтсстл.
   - Вы ставите вопрос или утверждаете свой тезис?
   - А как ты сам думаешь? - улыбнулся Зубов...
   Насиловать свою натуру Булгаков не стал: он повернулся и вышел.  Без-
бородко был явно угнетен небывалым и скорым усилением Зубова... На  про-
щание он сказал:
   - Во мне уже не нуждаются. Скоро я стану посылать к подъезду  Зимнего
дворца свою пустую карету, а сам останусь сидеть дома. Отсутствие кареты
у подъезда еще могут заметить. Но вряд ли заметят теперь мое  отсутствие
в кабинете государства...
   Варшава. На кострах в Познани еще сжигали молоденьких "ведьм", варив-
ших кисель на воде из костелов, а здесь, в Варшаве, упивались  речами  о
шляхетской свободе. В этом хаосе  мятежного  словоблудия  сохранял  спо-
койствие Феликс Щснсны-Потоцкий, волочившийся за  "прекрасной  фанариот-
кой". Страстно влюбленный в нее, он - по ее внушению - держался "русской
партии", в своем имении Тульчине охотно принимал Потемкина и Суворова...
Булгакову было неприятно узнать, что госпожа де Витт собирается покинуть
Варшаву, и он пытался удержать ее в этом Вавилоне:
   - Куда вы? Щснсный готовит вам рай в Умани.
   - Ах, что мне Умань! - отвечала красавица. - Я уже взяла однажды кре-
пость Хотин, а теперь спешу на штурм Измаила...
   На улицах Варшавы вихрилась пылища за каретами, из цукерен пахло  ва-
нилью, улыбки нежных пани были очаровательны, сабли  звенели,  а  король
Станислав был надломлен. При встрече с Яковом  Ивановичем  он  проклинал
королевскую жизнь:
   - Я был первым человеком в Польше, соорудившим громоотвод - над своим
дворцом. Но, спасенный от молний небесных,  бессилен  я  отражать  грозы
земные... Что вы со мною делаете? - вырвалось у него из груди со стоном.
- Ваша императрица даже не отвечает на мои письма. Король я или  не  ко-
роль? Если ваши петербургские вундеркинды не могут спасти Польшу от хао-
са, так не лучше ли мне довериться берлинским графоманам?..
   Все это не предвещало Булгакову ничего доброго. Повидавшись с  марки-
зом Луккезини, он сказал ему:
   - Если Пруссия укрепила свои бранные мышцы субсидиями из Англии, то я
советую графу Герцбсргу помнить даже во сне: не один Питт  в  британском
парламенте-существует еще и мощная оппозиция Питту... Вы, конечно,  мар-
киз, с большим остроумием помалкиваете сейчас о том, что вам нужны  Торн
и Данциг.
   - Зачем они нужны нашему королю?
   - Вот именно-заключил Булгаков язвительно. - Зачем вам Торн и Данциг,
если ваш король пожелал теперь и... Варшаву!
   Дипломат - всегда шахматист, играющий на нескольких  досках.  Нельзя,
сидя в Варшаве, видеть только то, что творится в Польше,  события  сейма
надо связывать с интригами Берлина, Лондона, Вены и... даже плюгавой Ми-
тавы! Булгаков не сразу  понял,  что  секретарь  посольства,  венецианец
Франц Альтссти, уже сделался тайным агентом Платона Зубова...
   - Не кажется ли вам, - сказал ему Булгаков, - что революция во  Фран-
ции не есть наказанье господне для России, напротив, милый Франц, я  по-
лагаю, что она поможет нам разрешить внешние проблемы.
   - Что для этого надо? - вытянулся Альтссти.
   - Первым делом надо отозвать из Берлина нашего посла Максима Алопеуса
и сослать его в Илимский острог, как человека, продающего графу Герцбер-
гу мои тайные донесения.
   - Он масон, а граф Гсрцберг тоже масон.
   - Но русский посол, даже если он масон, не имеет  права  поддерживать
прусские интересы - в ущерб интересам России.
   Это было первое условие Булгакова, о котором Альтести известил Петер-
бург. Второе условие было гораздо важнее:
   - Я бы не отворачивался от революции во Франции, а вступил бы в  союз
с революционною Францией, - сказал Яков Иванович. - Якобинцы ввели  сей-
час в моду новое выражение: алтарь Отечества. Так вот, милейший Франц, я
напишу императрице свое мнение и после этого могу сложить голову на  ал-
тарь Отечества...
   Екатерина призывала его: пока длится  война,  действовать  осторожно,
больше наблюдая. Предельно честно Яков Иванович дал ей понять, что  бер-
линские политики ждут ее смерти, чтобы затем - уже  при  Павле  -  воца-
риться и в русской политике, как они воцарились здесь, в Варшаве, а тог-
да послом в Петербурге окажется все тот же проклятый  маркиз  Луккезини,
давно брызжущий на весь мир славянства гадючьим ядом...
   Альтести доложил Булгакову, что Луккезини  вчера  собрал  чемоданы  и
укатил в Рейхенбах, где на границе с Австрией собралась мощная  прусская
армия и куда срочно выехал прусский король, выбравшийся из  омута  алко-
гольной депрессии.
   - Но позволит ли ему Питт напасть на Австрию?
   - Нет, - ответил Булгаков, - Англия пихает Пруссию на войну, но  сама
же войны боится. Питт не желает видеть Пруссию балтийской державой, Питт
сам желает владеть Балтийским морем... Все проиграют, кроме России!
   - Пардон, а кто же будет платить за битые горшки?
   - Польша, - очень точно напророчил Булгаков...
   Булгаков написал Екатерине,  что  вражде  Европы  империя  Российская
должна противопоставить союз с революционной Францией.
   - Да, да! - убежденно говорил он. - Альянс с Парижем, каким бы он  ни
был, оживит русскую политику, зато он свяжет по рукам  и  ногам  Англию,
все недруги разом подожмут хвосты, как подзаборные шавки... Если  сейчас
Екатерина согласится с моими планами, значит, она воистину великая госу-
дарыня. Если же она отвергнет мои планы, значит,  она  только  слабая  и
старая женщина, утешенная слабой любовью ничтожного Платона Зубова...
   И об этом Альтести тоже сообщил Платону Зубову!
   Екатерина была предельно возмущена.
   - Слушай! - сказала она Безбородко. - Не ошиблись ли  мы,  посылая  в
Варшаву Булгакова? Ты посмотри, что он мне тут предлагает. Чтобы я сдру-
жилась с парижскими жакобинцами!
   Сиятельный "визирь" мямлил, вздыхал, перетоптывался, а чулки  на  его
ногах по-прежнему свисали складками. Графу Александру Воронцову он  дру-
жески признался:
   - Булгаков очень сильный политик! Только  такой  политик  и  способен
предложить России то, что может ее спасти. Но союз  с  Францией  некоро-
левской уже невозможен для Екатерины...
   - Так что же будет? - спросил Воронцов.
   - А вот то и будет, что Булгакову свернут шею...
   Владычица миллионов рабов, императрица уже сама превратилась в жалкую
рабыню субтильного наглеца с тонким язвительным ртом, с крохотными  руч-
ками барышни, даже летом упрятанными в муфту, с визгливым  голосом  кап-
ризного крикуна. Женщину одолевали сейчас ненависть к Франции и любовь к
Зубову, процесс над Радищевым и  упорное  молчание  Потемкина  в  Яссах.
Светлейший писал все реже, жаловался на сильные боли, забывал датировать
письма, одно из них, словно в насмешку, Потемкин пометил XVIII веком...
   В один из дней Степан Иванович Шешковский зашел погулять в садик  при
Пажеском корпусе, где ребята здоровущие повалили его в траву  и  высекли
во славу Божию... Не думаю, чтобы они секли обер-кнутмейстера за пресле-
дование Радищева. Но все-таки не следует забывать, что секли-то Шешковс-
кого пажи ея величества, а Радищев ведь тоже из пажей вышел, -  так  что
корпоративную связь событии мы все же будем учитывать... Шешковскии  на-
жаловался императрице.
   - Утешься, - отвечала она. - Виновных сыщем и сошлем туда, куда Макар
телят не гонял. А тебе, Степан Иваныч, чую, предстоит славное  путешест-
вие из Петербурга в Москву...
   Мы вынуждены признать: дама была с юмором!
 
 
   10. ДЕНЬ ВОСШЕСТВИЯ
 
   Каверзы внешней политики едва достигли  бастионов  Кронштадта,  когда
флот Густава III, не сумев выманить эскадру Чичагова  из  Ревеля,  снова
двинулся на Петербург. Ветер удачи опять напирал в плотную белую  стенку
парусов, приближая захватчиков к заветной цели... Петя Курносов  растол-
кал брата:
   - Проснись, Пашка: шведы идут.
   - А много их? - соскочил тот с койки.
   - Одних линейных двадцать два вымпела...
   Шкиперы торговых судов, идущих с моря в Петербург за товарами,  расс-
казывали, что при встрече с ними герцог Зюдерманландский грозился:  "До-
рого старик Чичагов заплатит за мои корабли, потерянные у Ревеля..." Под
флагом герцога был собран цвет  шведской  аристократии,  лучшие  офицеры
флота.
   Вице-адмирал Круз держал флаг на "Иоанне Крестителе", командуя корде-
баталисй, на "12 Апостолах"  шел  в  авангарде  вицеадмирал  Сухотин,  в
арьергарде-контр-адмирал Повалишин, линейные силы замыкали восемь фрега-
тов, на которых работали веслами турки. Наступал третий час  ночи.  Было
светло как днем. Маловетрие замедляло  сближение.  Корабельные  оркестры
еще не играли. Яков Филиппович Сухотин окликнул Курносовых:
   - Вы не Прохора ль Акимыча детки? Я с ним у берегов таврических порох
нюхал... Ну, сыпьтесь в люк. С Богом!
   В батарейных палубах духотища, свет белой ночи льется через  открытые
"порты", в которые высунуты пушки. Матросы жеваной бумагой затыкали себе
уши:
   - Не пороха, а звери! Пальнешь-свету конец...
   Оркестры на палубах заиграли, гнусавые гобои вторили ударам в  литав-
ры. Бой начался. Через двери и горловины со свистом задували сквозняки -
то горячие, то холодные. Страшный шум наполнял  отсеки.  "12  Апостолов"
отвечал на грохот боя хрустом старого дерева, приседанием палуб и  пани-
кой крыс, мечущихся под ногами людей. Братья Курносовы держали  "пальни-
ки" - длинные, будто удочки, издалека поджигая ими  затравку  в  пушках,
после чего пушки откатывались назад.
   - Берегись! - слышалось то и дело; один матрос не успел отскочить,  и
пушка сразу перебила ему ноги...
   Шведские фрегаты вклинивались в интервалы между  кораблями,  Круз  на
"Чесме" сражался впереди линии, весь в дыму, будто горел.  Сверху  вдруг
резануло воплем:
   - Эй! Чья тут нога валяется?
   - Не трожь: нога адмиральская...
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 179 180 181 182 183 184 185  186 187 188 189 190 191 192 ... 196
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама