Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#4| New artifact
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities
Aliens Vs Predator |#1| Predator's time!

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
История - Валентин Пикуль Весь текст 2293.8 Kb

Фаворит (роман-хроника времен Екатерины I)

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 185 186 187 188 189 190 191  192 193 194 195 196
гетман. Как мне написать, чтобы не ехал?..
   Но Зубовы в один голос твердили, что Потемкин - это Мазепа, но  опас-
нее Мазепы: силы, собранные им на юге страны, превышают силы всей  импе-
рии. Разве можно давать такую власть одному человеку? И  еще  никому  не
известно, куда направит Потемкин свою могучую армию после заключения ми-
ра с турками.
   - Я не желаю его видеть, - бубнил Платон Зубов.
   - Ладно, - неожиданно уступила императрица. - Если ты так хочешь это-
го, Потемкин сюда не приедет...
   Письмо Екатерины к Потемкину было начертано так, словно ее пером  во-
дила чужая рука. Смысл послания таков: мы бы и рады тебя видеть, но луч-
ше оставайся в Бендерах или Яссах, "чтоб ты тамо ожидал вестей о импрес-
сии, кою сделает в Царьграде взятие Измаила". Затем она  ясно  дала  по-
нять, чтобы не смел пренебрегать влиянием Зубовых, а добрым расположени-
ем к их семье он докажет и свое благородство и свою давнюю любовь к ней,
самодержице...
   На этом Зубовы не успокоились! Валериан говорил, что армию у Потемки-
на надо отнять:
   - Казне нашей дорого стоит эта "рожа" Софья Витт. Они там  на  картах
гадали, брать Измаил или не брать. Вот какова стратегия у Суворова с По-
темкиным... Ведь узнай об этом казусе в Европе, так мы сраму не  оберем-
ся.
   Екатерина секретно предписала князю Репнину: если  Потемкин  все-таки
дерзнет явиться в Петербург, она не станет удерживать его в  столице.  А
Репнину - в отсутствие светлейшего! - следует как можно скорее заключать
мир с Турцией, после чего ВСЮ АРМИЮ ПОТЕМКИНА РАСПУСТИТЬ ПО ДОМАМ...
   Потемкин, конечно же, ничего этого не знал.
   - Николай Васильевич, - сказал он Репнину, - я  в  Петербург  отъеду,
дабы Измаил праздновать, а ты вместо меня останешься  и  крепость  Изма-
ильскую начинай разносить по камушку, чтобы на этом месте черти по ночам
горох молотили...
   - Что с вами? - спросил Репнин, видя, что тот волочит ногу.
   - Разваливаюсь, - отвечал Потемкин. - Но допрежь смерти  своей  хотел
бы Моцарта видеть композитором российским...
   Он еще не желал верить слухам, будто его звезда на закате.
   Но княгиня Екатерина Долгорукая вдруг бросила его, умчавшись в Петер-
бург, где и оказалась в постели Валериана Зубова, -  эта  блудница,  как
барометр, точно отметила непогоду на его стороне горизонта  и  благодать
ясную на стороне Зубовых. Однако еще не все потеряно, судьбы войны и ми-
ра в его руках, капелла исполняла новую кантату, в которой при поминании
"бога" гремели многопудовые пушки, а  когда  в  пение  вплетались  слова
"свят, свят, свят", тогда в частых залпах заливались малокалиберные мор-
тиры. Софья де Витт пожелала новые туфли, наподобие античных  котурн,  и
сапожнику, их сделавшему, Потемкин преподнес патент на чин подпоручика.
   - Ваша светлость, - обомлел тот, - да я ведь мужик!
   Чин подпоручика выводил во дворянство.
   - И что? Все дворяне и князья из мужиков  произошли.  А  ты  гордись,
друг мой, что работа твоя превосходна!
   В ставке появился Иосиф дс Витт, которого Потемкин обеспечил заказами
на поставку для армии пшеницы, хотя заведомо знал, что де Витт все  раз-
ворует, и пшеницы от него не дождаться.  Потемкин  встретил  его,  грызя
ногти.
   - Что тебе еще надобно? - спросил грубо.
   - Я требую возвращения жены, - ответил Витт.
   - Об этом ты у нее спроси: вернется ли?
   - О! - рассмеялся де Витт. - Стоит ли такую волшебную женщину  беспо-
коить пустяками? Мы сможем благородно договориться меж собою: я могу ус-
тупить ее вашей светлости...
   Потемкин об этой сделке рассказал Софье Витт.
   - И сколько он просит за меня отступного?
   - Пять миллионов.
   - Негодяй! Почему так мало?
   Потемкин сказал, что платить за нес не собирается:
   - Годичный бюджет флота российского строится на трех  миллионах.  Так
неужели ты дороже русского флота? - Он велел ей собираться в  Петербург.
- Туда же поспешает из Вены и Щснсны-Потоцкий, который заплатит за  тебя
сколько угодно... Таврической царицей не бывать, так станешь Уманской...
Я расплачусь за воровство твоего мужа. А ты надоумь Щенсного  образовать
новую конфедерацию-нс ради вражды, а ради дружбы поляков  с  русскими...
Не грусти, красавица! Кем ты была до того, как тебя продали первый раз?
   - Я стирала белье, помогая бедной матери.
   - Вот видишь! Если сапожник стал дворянином,  так  почему  бы  бедной
прачке не стать королевой Польши?
   Он отъехал в Петербург, всем своим видом показывая, что в его карьере
случилась лишь маленькая неприятность:
   - Зуб ноет. Поеду - вырву...
   Дорога была дальняя. Один  француз  случайно  встретил  Потемкина  на
станции и тогда же оповестил знаменитого Бомарше: "Потемкин красивый че-
ловек, лицо его само по себе кроткое. Но когда он рассеянно  смотрит  на
окружающих и, занятый неприятной мыслью, склоняет голову на руку, подпе-
рев ею нижнюю челюсть, не переставая глядеть единственным глазом,  тогда
нижняя часть лица придает  Потемкину  отвратительное,  зверское  выраже-
ние..." К этому надо добавить длинные волосы, громадный тулуп,  под  ним
халат, под халатом рубашку, а ноги - в деревенских валенках.  "Маленький
беспорядок, происшедший в его одежде, доказывал присутствующим, что  По-
темкин забыл облачиться в ту часть одежды, которую считают  необходимой,
но он обходился без нее даже в присутствии дам". Во всех городах империи
светлейшего приветствовали губернаторы, предводители дворянства и город-
ничиеинвалиды на костылях. Чем длиннее были эклоги в его честь, тем  ко-
роче ответы:
   - Ладно... хватит... пошел... следующий!
   Впрочем, близясь к Петербургу, князь перестал жаловаться  на  больной
"зуб", стал говорить иначе:
   - Едино затем и еду, чтобы лично убедиться: так  ли  уж  хороша  жена
почтмейстера Вакселя, как о том люди болтают...
   28 февраля 1791 года он прибыл в Петербург.
   Его не ждали. Степану Шешковскому он сказал:
   - Ну, каково кнутобойничаешь?
   Державин был уже велик, и ему нашел слова:
   - Ну, каково приспешничаешь?
   Безбородко он спросил:
   - Ну, а ты каково гаремничаешь?..
   Императрица встретила его с ровной любезностью, и ему даже показалось
вначале, будто здесь не Зубовы, а он по-прежнему главный.
   Таврический дворец с золотой купелью,  ожидавший  его,  был  образцом
вкусов светлейшего: Потемкин обожал одноэтажные постройки, но  при  этом
всегда желал, чтобы здание "дышало величием". В Таврическом дворце огля-
дел его убранство, в оранжереях велел устроить  гнезда-для  поселения  в
них соловьиных семейств. Его позабавил механический робот-автомат "Золо-
той слон", обвешанный драгоценностями, на спине которого восседал важный
перс, в нужное время звонивший в колокол (это был прототип  современного
будильника). С любопытством ребенка Потемкин обозревал громадную  купель
из чистого золота. Хороша! Но он привык париться в баньках...
 
 
   15. ИЗГНАНИЕ - ЛОШАДИ ПОДАНЫ
 
   Это уж потом, при Николае I, Россия  обрела  заунывный  монархический
гимн "Боже, царя храни", а князь ПотемкинТаврический стихи Гаврилы  Дер-
жавина "Гром победы, раздавайся" с легкостью непостижимой обратил в гимн
национальный. Музыку на слова Державина сочинил доблестный  офицер  Осип
Козловский, состоящий в свите Потемкина, - один из героев штурма  Очако-
ва. Под звуки торжественного гимна [43]  праздничные  пары  сходились  и
расходились на разноцветных  паркетах  Таврического  дворца,  оглушенные
бравурным бушеванием оркестров:
   Гром победы, раздавайся,
   Веселися, храбрый Росе!
   Звучной славой украшайся:
   Магомета ты потрес...
   Воды быстрые Дуная
   Уж в руках теперь у нас;
   Храбрость Россов почитая,
   Тавр под нами и Кавказ.
   Уж не могут орды Крыма
   Ныне рушить наш покой:
   Гордость низится Селима,
   И бледнеет он с луной...
   Платон Зубов вызывал к себе поэта Державина:
   - Я говорю от имени государыни. Она желает, чтобы ты впредь ничего от
Потемкина не брал, а все написанное прежде  показывал  мне.  Если  оста-
нешься скромен, государыня тебя в свои штаты зачислит для "принятия про-
шений". Осознал? Но Потемкина, -  заключил  Зубов,  -  избегай.  От  нас
больше получишь.
   - Да князь-то сам за мною волочится.
   - Вот и пусть волочится! - злорадствовал Зубов. - Он, видишь ли, при-
ехал сюда "зубы" дергать, но скоро сам без  зубов  останется...  скотина
низкоутробная!
   Потемкин был еще велик, и все гады, что шевелились у подножия престо-
ла, открыто жалить его побаивались. Средь множества дел нс забыл он сде-
лать "предстательство" и за Михаила Илларионовича Голени щева-Кутузова:
   - Матушка, генерал сей оказал при Измаиле  новые  опыты  искусства  и
храбрости:  в  Килийских  вратах,  бастионом  овладев,  превозмог  врага
сильнейшего.
   Екатерина отвечала без прежнего решпекта:
   - Коли одноглазый за кривого просит... как откажешь?
   Михаил Илларионович, став генерал-поручиком и кавалером Георгия, бла-
годарил лично Потемкина, хорошо зная, что, если бы не светлейший, его бы
так и мурыжили в генерал-майорах. Платон Зубов пока что выражал Потемки-
ну нижайшее почтение, даже ручку ему целовал, подхалимствуя,  но  в  его
красивых глазах, суженных при ярком свете дня, как у змеи на солнцепеке,
светилась тайная злоба. В один из мартовских деньков при дворе был обед.
Екатерина вдруг оставила свою телятину с картошкой  и,  обойдя  стол  по
кругу, остановилась за спиною Потемкина:
   - Светлейший, продай-ка мне Васильково свое.
   Потемкин сразу понял, для кого она покупает.
   - Какое еще Васильково, матушка?
   - Да могилевское. Что на Днепре... с мужиками!
   Потемкин (если верить Платону Зубову, который здесь же и  присутство-
вал) покраснел так, что мочки ушей сделались яркими, как рубины. Он  от-
ветил, что Васильково им уже продано.
   - Кому же?! - удивилась Екатерина.
   Потемкин единым оком оглядел сидящих за столом и выбрал самого  зава-
лящего камер-юнкера Голынского, которого видел сегодня чуть ли не в пер-
вый раз в жизни:
   - Вот он и купил у меня, матушка.
   Екатерина с омерзением оглядела Голынского и спросила: с каких  таких
шишей он может позволить себе такую роскошь, если кафтан не знай на  чем
держится? Голынский, вконец растерянный, взирал на Потемкина, но тот вы-
разительным миганием дал понять, что делать: Голынский, привстав, нижай-
шим поклоном как бы утвердил вранье светлейшего.
   Платон Зубов выскочил из-за стола и убежал. Екатерина застала  любов-
ника в слезах, он рыдал как ребенок:
   - Этот проклятый Циклоп... ненавижу, ненавижу!
   Потемкин звал Голынского в Таврический дворец.
   - Голыш... или как там тебя? - сказал он ему. - Слово не воробей: вы-
летит - не поймаешь... Василий Степанович Попов сейчас  купчую  составит
по всем законам, и - владей!
   - Чем отблагодарить мне вас за Васильково?
   - Уйди вон! Видеть тебя не могу...
   Но обиднее всего было отчуждение Державина.
   - А ведь ты предал меня, Гаврила, - сказал Потемкин. -  Не  ищи  благ
там, где нет блага. И забыл ты завет ломоносовский: Муза не такова  дев-
ка, чтобы ее прохожим насильничать... А ведь я не Шувалов, который Ломо-
носова с Трсдиаковским лбами сшибал. Я ведь и не Зубов, который  тебя  с
Эмином сталкивает на потеху себе. Достоинств творческих, спроси  любого,
никогда не унижал! Даже Ермила Кострова, что пьяным под забором валялся,
я из грязи подымал, мыл его и причесывал, накормленным да чистеньким  от
себя отпускал...
   Державин в делах карьеры был наивно прямодушен.
   - Да ведь без милостивца-то как жить? - защищался он. -  Опять  же  с
Зубовым мы на Фонтанке домами соседствуем...
   Только теперь Потемкин и сам убедился, как нелепо  возрос  во  мнении
Екатерины ее пигмей-фаворит, казавшийся императрице государственным  ис-
полином. О чем беседовали в эти дни Потемкин с Екатериной, осталось  на-
веки тайной, но Екатерину не раз видели с красными от  слез  глазами,  а
сам Потемкин пребывал в мрачном ожесточении духа. Еще оставаясь в  силе,
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 185 186 187 188 189 190 191  192 193 194 195 196
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама