Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities
Aliens Vs Predator |#1| Predator's time!
Aliens Vs Predator |#5| Final fight

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
История - Валентин Пикуль Весь текст 2293.8 Kb

Фаворит (роман-хроника времен Екатерины I)

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 181 182 183 184 185 186 187  188 189 190 191 192 193 194 ... 196
щенная война противу неверных... разоряйте и расхищайте их всех;  берите
в плен их жен и детей, обогащайтесь их пожитками". В конце фирмана  сул-
тан обещал послать на Кавказ непобедимого  Батал-пашу  с  пушками,  этот
"гази" (победитель) привезет мешки пиастров, халаты,  сабли  и  шубы  на
лисьем меху, подзорные трубы и часы швейцарские - в награду достойным. А
"недостойные" будут караться по мусульманским законам: младенцев отнимут
у матерей, мужьям не позволят спать с женами.
   12 июля 1790 года эскадра Ушакова вернулась в Севастополь после  оче-
редной победы... Возле Анапы встретился флот турецкий под флагом  самого
Кучука, и русские моряки заставили его бежать без оглядки.  Бой  этот  в
проливе Керченском запомнился: турки, нс выдержав огня, даже захлопывали
окошки боевых портов, а все, кто был на верхних палубах, ускакали в ниж-
ние деки, боясь бьпь сраженными... По возвращении в родимую гавань Федор
Федорович - праздничный! - устроил ужин для офицеров эскадры.
   - Господа офицеры флота христианского, сами вы  убедились  ныне,  что
противу неприятеля, сражавшегося по правилам,  мы,  он  правил  ненужных
отвратясь, действовали по обстоятельствам, и виктгория состоялась  слав-
ная, России надобная. Теперь берега таврическсие  от  десантов  турецких
избавлены...
   Новая тактика Ушакова была такова, что, будь Ушаков  адмиралом  флота
британского, болтаться бы ему на виселице в Тауэре,  ибо  Англия  такого
нарушения традиций никому не прощала. Оставшись один в своей каюте,  Фе-
дор Федорович думал: много, даж"е слишком много делает он такого, что не
стал бы делать никакой флотоводец:
   - И не потому ли я начал побеждать?..
   А кампания на суше была бездейственна: Потемкин  не  хотел  прерывать
переговоры, которые - неофициально! - вел с турками, и  потому  нарочито
сдерживал порывы своей армии. Однако Ушакову велел держать флот в готов-
ности. Лето на Руси выдалось холодное, дождливое, но хлеба вошли в рост,
изобильны были и покосы. Хлеб и сено - товары неразлучные, ибо как чело-
веку хлеб надобен, так и скотина без сена не выживет, а могучей  кавале-
рии воинской подсыпай еще и овса торбами исполинскими...
   Севастополь ждал приезда светлейшего. На флагмане "Рождество  Хржсто-
во" Ушаков велел подновить для гостя лучшую каюту, но  Потемксин  прежде
заехал в Херсон и Николаев, где в общении с чинами флотгскими  сам  убе-
дился, как много недругов у адмирала Ушакова: завищуют таланту, презира-
ют за прямоту и открытый нрав, а победы  приписывают  удаче...  Потемкин
зачитал недругам Ушакова письмо Екатгерины. "Победу Черноморского флота,
- писала она, - праздновали вчерась молебствием в городе у Казанской,  и
я была так весела, как давно не помню.  Контр-адмиралу  Ушакову  великое
спасибо!.."
   - Если бы Федор Федорыч. - рассуждал Потемкин, - был при Роченсальме,
флоту российскому не знать бы позора того, какой доставил ему принц Нас-
сау-Зиген... Прав был князь Репнин, предупреждавший меня, что  на  рожон
лезть - ума не надо!
   Пока Ушаков был в море, Курносов утруждался в Байдарекой долите, при-
нося в жертву флоту деревья старинные - ради нужд корабельных. Когда  же
вернулся в Севастополь. Ушаков выразил желание повидать  его  сразу  же.
Был контр-адмирал мрачен. А разговор начал издалека - с выговора  масте-
ру:
   - В погоне за флотом турецким не поспели мы. Скорость "султанов" луч-
ше нашей. Обводы у них мастерские, по шаблонам французским...
   В штабе порта, сколоченном наспех из досок, благоухало мандаринами. В
кувшинах алел турецкий "нордск" (гранатовый сок). В двери с улицы скреб-
ся черный ливорнский пудель.
   - Прохор Акимыч, - с натугою произнес Ушаков, - ты уж крепись,  сколь
можешь. Выпала мне доля такая: нанести тебе, друг  мой,  рану  страшную.
Сердечную и кровоточащую...
   - А что случилось-то? - насторожился Курносов.
   - Сыночки твои пропали безвестно у Роченсальме по вине принца  Насса-
уского... Вряд ли спаслись!
   Курносой остался недвижим, будто окаменел. Собака  скулила  с  улицы,
просилась к хозяину. Ушаков отворил двери, впустил пуделя. Черныш,  бла-
годаря его вилянием хвоста, положил голову  между  ног  хозяина,  ожидая
ласки.
   - Вот и все, - сказал Курносов собаке.
   Ушаков разлил по чаркам вино.
   - Выпей! Горю твоему пособить не могу. Одно сделаю:  пиши  рапорт  об
отпуске "по болезни". Отпущу тебя. Езжай, куда глаза глядят. Может, даст
Бог, и полегчает...
   - Да куда ж мне ехать-то? - горевал мастер.
   - Не плачь. Свет велик...
   Ушаков выложил перед ним патент на чин бригадира:
   - Вот тебе! С мундиром белым - флотским.
   - Ах, на что мне все? Если б не эта вот псина, руки б на  себя  нало-
жил... Да на кого мне собаку-то оставить?
   Уже не думал бригадир флотский повстречаться с господином  Радищевым,
но повстречался. Правда, не лично с ним, а с книгой его, которую и вывез
из Севастополя, от руки кем-то из офицеров переписанную; в дороге до Пе-
тербурга читал в коляске и сравнивал... Заунывные шелестящие дожди  сея-
лись на поникшие травы, убогие жительства глядели на путника  кособокими
окошками, нищенская юдоль сквозила в настежь раскрытых  дверях  сельских
часовен, где отпевали покойников. И невольно вспомнилась бодрая,  самоу-
веренная юность. Как ехал лесом до Казани, как срывал первые в жизни по-
целуи с ярких губ Анюточки Мамаевой (где-то она теперь?) и, может, в  ту
пору - по наивной младости - не замечал он того, на  что  столь  жестоко
указывал ему теперь господин Радищев своей "пагубной" книгой...
   На редких станциях бригадир глушил водку стаканами, кормил не себя, а
собаку, с нею и разговаривал: "Едины мы с тобою, сиротиночки..." По обо-
чинам дорог брели куда-то солдаты, Прохор Акимович окликал их:
   - Куда поспешаете-то, братцы?
   - Ведено до Лифляндии брести... в  Ригу  быдто!  Сказывают,  пруссаки
войну хотят объявить нашему российскому величеству.
   Пруссия ультиматумом возвещала миру, что желает забрать у поляков То-
ри и Данциг, а вместо этого отдать им... Киев и Белоруссию. Курносов до-
ехал до столицы, когда салюты в честь  побед  черноморцев  отгремели,  а
пушки готовились возвестить о мире со шведами. Мир, заключенный в убогой
деревушке Верела, так и назывался Верельским...  Бригадир  хотел  помес-
титься на жительство у "Дсмута", но в эту гостиницу с собакою не  пуска-
ли. Пришлось снять две комнатенки в номерах мадам Шаде, обедать ходил  в
паштетные и кондитерские... В жизни так часто бывает: вспомнишь о  чело-
веке, давно не виденном, и обязательно его встретишь...  Анна  Даниловна
Прокудина, урожденная Мамаева, встретилась ему в кондитерской, где  уго-
щала своих дочерей пирожками копеечными и леденцами, в бумажки  заверну-
тыми. По скудости угощения догадался Прохор Акимович, что в  жизни  этой
женщины все давно порушилось, как и у него  тоже.  Их  взгляды  нечаянно
соприкоснулись. Бригадир встал и спросил - ради чего она в Петербурге?
   - А вот Манечка, вот и Танюшенька... По вдовости убогой решила  их  в
Смольный институт определить. Да напрасно тратилась на  дорогу  дальнюю:
девиц благородных берут в Смольный лишь по заслугам  отцовским  или  де-
довским. - А какие заслуги перед отечеством могли быть у ее мужа, пьяни-
цы, взяточника и картежника? Вот и горевала вдова: -  Надобно  в  Казань
возвращаться, пока вконец не проелись. Годы-то летят скоро, может,  хоть
с женихами повезет...
   И по облику женщины, и по тем  копеечным  пирожкам  было  видно,  что
вдовство ее несладкое. Стало мастеру жаль ее. И  откровенно  сознался  в
своем одиночестве:
   - Жену Бог прибрал в чуме херсонской, а сыночков при Роченсальме  по-
губили... Остался я один - с песиком!
   Договорились завтра погулять в Летнем саду. Анна Даниловна явилась на
свидание с дочерьми, и Прохор Акимович, понимая ее  материнские  заботы,
сказал:
   - Если у вашего супруга заслуг перед отечеством не обнаружилось,  так
они у меня в избытке имеются.
   - Да вы, сударь, сын-то крестьянский!
   - Сын крестьянский, да отец дворянский... вот и вникните, Анна  Дани-
ловна: горю вашему помочь можно, ежели Манечка с Танечкой моими падчери-
цами станут.
   Говорил он так, а в душе была немота, и вспомнилась прекрасная Камер-
таб, вся в лунном сиянии кафской ночи - купленная и любимейшая! А теперь
и эту, что ли, опять покупает он? Анна Даниловна прослезилась.
   - Не надо, - сказал он ей. - Я ведь от души.
   - Я вижу, сударь, что душа ваша благородна.
   - Вот и хорошо. Будем и завтра гулять здесь...
   Вскоре они обвенчались. Прохор Акимович подал прошение на "высочайшее
имя" о принятии падчериц в Смольный монастырь, и барышень Прокудиных за-
числили на казенный кошт... Столица опять выслушала торжественную  кано-
наду в 101 выстрел, чествуя новую победу Черноморского флота.  По  этому
случаю было представление в Зимнем дворце флотских персон первых рангов.
Здесь же присутствовали и супруги Курносовы. Анна Даниловна,  ошеломлен-
ная, еще не освоилась:
   - Господи, да кто ж я ныне такая?
   - Теперь ты госпожа бригадирша флотская.
   - Скажи, милый: много это иль мало?
   - Для меня хватает. Тебе тоже хватит...
   Потемкина мучили боли, он писал в раздражении, что Сераль  обманывает
в переговорах не только его, но и сами турки обмануты: "Теперь  выдумали
медиацию прусскую. (А на посредничество Пруссии светлейший  плевал,  ко-
нечно!) Мои инструкции: или мир, или война... иначе буду их  бить.  Без-
дельник их, капудан-паша, будучи разбит близ Тамина, бежал с  кораблями,
как курва, а насказал своим, будто потопил у нас  несколько  судов.  Сия
ложь и у визиря публикована..."
   Турецкая эскадра капудан-паши тихо покачивалась на водах между  Тенд-
рой и Гаджибесм; из пазов раскаленных палуб выпучивалась закипающая смо-
ла. Полураздетые босые матросы лениво шлялись в корабельные лавки за та-
баком-латакия; в судовых "киосках", где пылали жаровни, турки варили для
себя крепкий кофе "мокко". Был час кейфа. В салоне Кучук-Гуссейн  прини-
мал Саид-бея, флагманский "Капуданис" которого стоял неподалеку на  яко-
ре. Между флотоводцами протекала, словно тихий ручей, вялая беседа.  Оба
они понимали, что после всех неудач вернуться в Босфор - значит познако-
миться с капуджи-башой (ведающим запасом шелковых шнурков  для  удушения
неудачников). Сейчас их  могло  спасти  только  генеральное  сражение  с
Ушак-пашою, а ослепительная мощь "Капуданис"  и  "Мслеки-Бахри"  внушала
адмиралам султана чувство уверенности...
   Салон капудан-паши был пронизан гудением комаров.
   - Это еще стамбульские кровососы, - объяснил Кучук,  -  они  набились
внутрь корабля при стоянке в Буюк-Дере, и с тех пор их  ничем  не  выку-
рить. Так и плавают с нами, всегда сытые.
   - А у меня на "Капудание" полно клопов, - поделился Саидбей. - Я уве-
рен, что их подбросили нам французские якобинцы, когда наш  славный  ко-
рабль ходил в Тулон ради ремонта...
   Им доложили, что в море появились корабли. Сайд-бей поправил сафьяно-
вую туфлю, спадавшую с его ноги.
   - Не спеши, - придержал его Кучук-Гуссейн, - если это  даже  безумный
Ушак-паша, у нас с тобой еще хватит времени, пока он перестроит свою эс-
кадру для нападения...
   Саид-бей едва поспел на "Капудание": Ушаков не стал перестраивать эс-
кадру с походного положения на боевое - его колонны с разгону  врезались
в турецкие корабли. Мигом опустели кофейные киоски:
   - Рубить канаты! Паруса ставить! О Аллах!..
   Оставив якоря на грунте, турки устремились в сторону Дунайского  гир-
ла. Капудан-паша попутно выстраивал суда в боевую линию.  Федор  Федоро-
вич, расставив ноги, стоял на шканцах, его голосина раскатывался над па-
лубой "Рождества Христова".
   - Выходить на выстрел картечный! - призывал он.
   В замешательстве боя, в треске рвущихся парусов, в хаосе  рангоута  и
такелажа он успевал выявить то самое главное, что должно  решить  судьбу
битвы. Из Лимана, со стороны Очакова, налегая на весла, спешила  гребная
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 181 182 183 184 185 186 187  188 189 190 191 192 193 194 ... 196
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама