Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities
Aliens Vs Predator |#1| Predator's time!
Aliens Vs Predator |#5| Final fight

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
История - Валентин Пикуль Весь текст 2293.8 Kb

Фаворит (роман-хроника времен Екатерины I)

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 176 177 178 179 180 181 182  183 184 185 186 187 188 189 ... 196
опере  "Mclomonic"  уже  использовал  канонаду,  включенную  в  органный
пункт... А разве Моцарта не вдохновят хоры цыган молдавских?  Или  песни
нашей Украины?
   - Так посылать ли предложение Моцарту?
   - Погоди, душа моя. Сначала вызови сюда Ушакова...
   Внимание светлейшего было уделено Екатерине Федоровне Долгорукой, ко-
торая бежала из Петербурга в Бендеры, преследуемая любовью графа Кобенц-
ля. Потемкин исполнял все ос желания, артель ювелиров и золотошвеек тру-
дились, чтобы удовлетворить все ее меркантильные капризы. Целуясь с  По-
темкиным, княгиня каждый раз говорила:
   - Клянусь, ехала сюда и ни о чем таком не думала...
   Но вот в сонме красавиц появилась энергичная княгиня Прасковья  Гага-
рина, племянница фельдмаршала Румянцева; она приехала из  Москвы  навес-
тить мужа. Потемкин в ее присутствии объявил за картами,  что  теперь  в
Бсндерах уже не сыщешь такой женщины, которую нельзя было бы  увлечь  за
ширму:
   - Вот, смотрите, и эта княгиня Прасковья...
   Гагарина в полный мах залепила ему оплеуху -  громкую,  как  выстрел.
Все притихли, ожидая, что будет. Потемкин склонился к руке, его  ударив-
шей, и с почтением ее поцеловал:
   - Вы самая храбрая. Мы останемся друзьями...
   Гагарина доказала храбрость: она первая из русских женщин поднялась в
небеса на воздушном шаре и благополучно приземлилась в саду подмосковно-
го имения. Потемкин после этой пощечины стал се лучшим другом, уважая  и
мужа ее, которого в Варшаве скоро повесили на фонаре бунтующие  конфеде-
раты...
   В конце 1789 года Бендеры прискучили Потемкину, он перенес  ставку  в
Яссы, где и обосновался надолго. За ним  потянулись  обозы,  кордебалет,
капелла, цыгане, зубодеры,  парикмахеры,  портные.  ювелиры,  садовники,
французские эмигранты, графы и герцоги, блудные девы и  легион  поваров,
способных сотворить кулинарное чудо даже из глины. В  шести  верстах  от
Ясс было расположено живописное молдавское село Чердак,  где  светлейший
велел копать глубокие ямы, создавая в них подземные дворцы... Но  иногда
уже поговаривал:
   - Что-то зуб ноет. Не пора ли мне зубы рвать?
   Только очень близкие ему люди понимали, что под зубами следует  пони-
мать Зубовых, засилье  которых  при  дворе  становилось  подозрительным.
Князь Репнин в эти дни был озабочен другим: гонение на масонов и Новико-
ва уже началось; из московских лож его предупреждали,  что  гнет  власти
усиливается. Репнин сказал Потемкину, что  шекспировский  "Юлий  Цезарь"
тоже запрещен цензурою, яко вредоносная драма.
   - В продаже арестованы духовные сочинения даже митрополита Платона...
Вы не находите, что после взятия Бастилии при нашем дворе многое измени-
лось?
   Потемкин всегда был далек от масонства:
   - Я нахожу, что многое меняется после взятия Зимнего дворца  семейкою
Зубовых... Если императрица озлоблена критикой Новикова, то и меня гнать
надобно, ибо в типографии ясской мои господа офицеры открыто перепечаты-
вают на станках издания Новикова... Впрочем, князь, я плохо просвещен  в
бреднях мистических.
   - Ея величество прислушивается к вашим советам.
   Потемкин понимал причины беспокойства Репнина:
   - Зачем мне лезть поперед батьки в  пекло?  Митрополиту  Платонову  в
Москве виднее, грешен Новиков или безгрешен, но Платон давно мирволит  к
Новикову. Пока же Степан Шешковский нс взялся за кнут, стоит ли нам тре-
вожиться?..
   У него болела рука, Екатерина прислала ему аптечку с камфорной мазью;
она жаловалась, что всю неделю согнуться не может, так поясницу ломит, и
Потемкин отправил с курьером "мыльный спирт": оба они мазались по  вече-
рам, один в Яссах, а другая в Петербурге... Скоро императрица поздравила
его с титулом "великого гетмана Екатеринославского и Черноморского".  Из
остатков запорожского войска, из ошметков вольного казачества  возникало
новое казачье войско в России - Черноморское, которое расселялось  вдоль
берегов моря, образуя станицы, хутора и пикеты, несшие дозорную  службу.
В ответ на жалобы о худом житье и "голоштанстве" Потемкин  обычно  гово-
рил:
   - Терпите, казаки! После войны я всех вас на Кубань переселю, Кубанс-
кое войско создам, а столица будет в Анапе.
   - Анапу-то еще взять надо, а Кубань усмирить...
   Сидя в Яссах, то праздный, то деятельный, Григорий Александрович  из-
далека не всегда мог постичь все тонкости политики. Разумовский  сообщал
в Яссы, что Иосиф II слег в постель, в Вене уже поговаривают о переменах
политического курса. Наконец зимою до ясской ставки дошло известие, поч-
ти траурное: Пруссия заключила наступательный альянс с Турцией, а маркиз
Лукксзини готовил перья для подписания союза Берлина с Варшавой,  Англия
в это время открыто угрожала России - ввести свой флот в Балтийское  мо-
ре...
   - Контр-адмирал Ушаков прибыл, - доложил Попов.
   - Проси. Да скажи, чтобы со мной не чинился...
   Воспитанный в пуританской скромности, Федор Федорович попал в большой
подземный зал, сверкающий убранством: стены были обиты розовым шелком, в
хрустальных курильницах дымились аварийские благовония.  После  морозной
ночи флотоводцу было странно видеть легко одетых красавиц, которые живо-
писными группами сидели на качелях, укрепленных на лентах славного  Анд-
реевского ордена. Потемкин валялся на тахте, облаченный в бараний тулуп,
обшитый сверху золотою парчой, под тулупом была надета на голое тело ру-
баха до колен, из-под нес торчали босые ноги... Он сделал знак рукою,  и
все покорно удалились.
   - Ты помирать где собираешься?
   Вопрос не с потолка. Ушаков пожал плечами:
   - Если не в морс, так, наверное, в деревне.
   - А что у тебя там, в деревне-то?
   - Да ничего. Ни кола ни двора.
   - А я, - вдруг сказал Потемкин, - помирать стану в Николаеве.  Сам  я
этот город выдумал, сам и взлелеял. Пусть там и лежат мои кости, а в Пе-
тербурге гнить не желаю...
   Прелюдия завершилась. Светлейший спустил ноги с тахты, от  медвежьего
окорока отрезал адмиралу жирный ломоть:
   - Ешь! Ты же с дороги...
   Ушаков не был знатен, а Потемкин, давая жестокие  уроки  титулованным
гордецам, с простыми людьми вел себя просто.
   - Ты мне нужен, - сказал он. - Хочу обсудить будущую кампанию на  мо-
ре: что нам делать вернее? А всех этих Войновичсй и  Мордвиновых  мы  за
пояс заткнем...
   Ушаков хотя и натерпелся обид от Мордвинова, - но - честный  человек!
- за Мордвинова же и вступился:
   - Для хозяйства флотского Николай Семсныч пригоден: он  леса  дубовые
вокруг Николаева садит, с Дона уголь каменный возит,  учит  бабок  наших
без дров обходиться...
   Потемкин выслушал. Снял с головы парик и отбросил его. По плечам сра-
зу рассыпались нежные льняные кудри.
   - Ваше превосходительство, - титуловал он Ушакова, - с сего дня буде-
те командовать флотом из Севастополя, а  Осип  де  Рибас  останется  при
гребной флотилии... Прошу должное отдавать всем храбрым  и  достойным...
Что еще надобно?
   Ушаков жаловался, что людей в экипажах мало.
   - Обычный вопль, - отвечал Потемкин. - Баб в деревнях  полно,  парней
тоже, а вот нарожать матросов не поспевают. Бери ил корабли солдат.
   - Они к морю несвычные. Хочу греков из Балаклавы просить, чтобы нави-
гаторов дали. Еще мне надобно несколько лесов сосновых срубить - для ре-
монта кораблей...
   В беседе Ушаков пользовался морской терминологией,  которую  Потемкин
освоил в совершенстве, и потому,  сказав  "фон-брамстсньга",  Ушаков  не
объяснил, что это такое. Он завел речь о скудости казны флотской.
   - Что деньги? Вздор, а люди - все!
   - И я такого же мнения, - отвечал Ушаков, - паче того, сколь  челове-
чество существует, а умнее денег для расплаты за труды еще не придумало.
Но возымел я желание денежными призами поощрять  канониров  пушечных  за
каждое меткое попадание. Пусть азарт явится и соревнование похвальное. А
матросу, сами ведаете, каждая копеечка в кошельке  дорога.  Ежели,  ваша
светлость, деньги вздор, а люди - все, так вот и давайте мне денег!
   - Еще чего? - хмуро спросил Потемкин.
   - Якоря нужны тяжелее. Канаты крепче.
   Незаметно вошел Попов, и Потемкин велел ему:
   - Федору Федоровичу давать все, что просит...
   Ушаков был предупрежден: турки снова рассчитывают взять Крым десанта-
ми, уничтожить Севастополь и весь флот Черноморский. Светлейший с  адми-
ралом пришли к убеждению, что прежде надо бы штурмовать Анапу, как  бли-
жайшую базу турок на Кавказе, и разгромить Синоп, откуда турецкие  "сул-
таны" плывут к Севастополю. Напутствие Потемкина было таково: "Требовать
вам от всякого, чтоб дрались мужественно, или, лучше скажу, -  по-черно-
морски. Я молю создателя и поручаю вас ходатайству господа нашего".
 
 
   7. КОЛЛИЗИИ ВРЕМЕНИ
 
   К 1790 году незаметно для многих сложился круг людей, которым  в  XIX
веке предстояло стать придворной элитою (Ливены, Бенкендорфы,  Адлербер-
ги), но эти пришлые господа крутились пока что вокруг "малого"  двора  в
Павловске или в Гатчине, мало кому известные, а будущий граф Аракчеев  в
чине подпоручика артиллерии натаскивал в арифметике сыновей Николая Ива-
новича Салтыкова... Павел, мучимый давним недовольством, утешался мысля-
ми о своем превосходстве над матерью, которой однажды и сознался:
   - Я внутренне чувствую, что все меня любят.
   - Хуже быть того не может, - отвечала мать. - Очень опасное заблужде-
ние думать, что ты всеми любим. Готовься, сын мой, выносить  и  всеобщую
ненависть...
   Невестка заказала для печей в Павловске заслонки железные, но с  мас-
тером за работу не расплатилась. В ответ на упреки в крохоборстве оправ-
дывалась:
   - Но я же великая княгиня, да и дорого ли стоят эти заслонки? А  сде-
лав их для меня даром, мастер невольно выказал тем самым преданность мо-
ему высочеству.
   - Заслонки - тьфу? - согласилась Екатерина. - Но революции с  того  и
начинаются, что с человеком плохо расплачиваются...
   Граф Сегюр был отозван на родину, из Парижа приехал новый  посол  Эд-
монд Женэ, которого императрица всячески третировала, как  представителя
новой Франции - революционной. Павел тоже избегал Женэ, а матери он ска-
зал:
   - О чем там спорят в Париже? Будь моя воля или имей я власть вашу,  я
бы их всех усмирил пушками.
   - Вы, - ответила Екатерина, - плохо кончите, осмеливаясь думать,  что
с идеями можно бороться пушками...
   Дела становились день ото дня хуже! Россия скатывалась в кошмар поли-
тической изоляции, и уже потому так дорог был для нее союз  с  Австрией.
Екатерина в раздражении писала Потемкину: "Каковы цесарцы бы ни  были  и
какова ни есть от них тягость, но оная будет несравненно  менее  всегда,
нежели прусская, которая совокуплена со всем тем, что в свете может быть
только поносного..." Берлинский посол Келлер вел себя при  дворе  нагло,
общаясь более с цесаревичем Павлом, нежели с Безбород  ко;  Екатерина  в
гневе говорила своему "визирю":
   - Иосиф-то умирает, всеми ненавидим, и не оттого ли занемог, что бол-
тал много, пустяками народ беспокоя. Однако нам  без  Вены  хуже  будет.
Смотри, сколько врагов у России: Турция, Швеция, Англия, Пруссия,  Фран-
ция... А где сейчас армия Пруссии? - вдруг спросила Екатерина.
   - Она квартирует уже в Силсзии.
   - Тогда ясно: в Берлине ждут смерти Иосифа...
   Иосиф II скончался. На престол заступил его брат Леопольд  I,  бывший
тосканский герцог. Берлин потребовал от него немедленного мира с Селимом
и чтобы Австрия вернула полякам Голицию. За эту вот "милость" Польша по-
дарит Пруссии Торн и Данциг.
   - Кто автор этого дурачества?
   - Очевидно, Герцберг, - отвечал Безбородко.
   - А я-то думала, что маркиз Луккезини...
   В апреле гром грянул: Пруссия  заключила  союз  с  Польшею,  и  Фрид-
рих-Вильгельм немедля потребовал от поляков уступки Торна и Данцига. Че-
рез варшавских шпионов Петербург сумел  перехватить  прусских  курьеров;
вот что писал Луккезини своему пьяному королю: "Польша теперь  в  безус-
ловном распоряжении вашего величества. Можете ею пользоваться, как удоб-
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 176 177 178 179 180 181 182  183 184 185 186 187 188 189 ... 196
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама