Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео
Aliens Vs Predator |#6|
Aliens Vs Predator |#5| I'm returning the supercomputer

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
История - Валентин Пикуль Весь текст 2293.8 Kb

Фаворит (роман-хроника времен Екатерины I)

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 173 174 175 176 177 178 179  180 181 182 183 184 185 186 ... 196
да охотнейше давала приют французам - гувернерам, кондитерам,  ювелирам,
зеркальщикам, хлебопекам, виноделам и модисткам.  А  теперь  на  русскую
службу толпами устремились французские  аристократы  (графы,  маркизы  и
герцоги), согласные командовать батальонами и галерами. Охотно  покидали
Францию и простые офицеры. Среди них предложил России свои услуги никому
не известный поручик артиллерии Наполеон Буонапарте,  корсиканец  проис-
хождением. Ему сказали, что согласны принять на русскую  службу...  ниже
одним чином! Буонапарте вспылил:
   - Тогда я продам свою шпагу султану Турции.
   - Продавайте кому угодно. Вы нам не нужны...
   Во всем этом какой-то рок! Указ о принятии иностранцев волонтерами на
русскую службу с понижением на один чин вышел за два дня  до  того,  как
будущий император Франции подал о том прошение. Опереди он этот указ,  и
Франция не имела бы Наполеона, а русская армия, возможно, имела бы одно-
го лишнего генерала...
   Много позже Суворов высказался о Наполеоне:
   - Резв! Всю тактику у меня побрал. Но если когда-либо повстречаю  во-
ришку, заставлю его вернуть все краденое...
   Нет не едино на штык уповал Суворов. "Огнем открывать победу!"  -  не
раз говорил он. Хорошим стрелкам позволял выбегать  из  цепи  или  каре,
сражаясь в одиночку (а кто тогда думал о снайперах?). Солдату давал  Су-
воров по сотне выстрелов на ружье (где еще в мире бывал такой запас?)...
   Устранив Румянцева от войны, светлейший часть полевой  армии  доверил
князю Репнину, а Суворову повелел: не терпеть перед собой скоплений про-
тивника - рассеивать. Турки ждали, когда в реках  спадет  высокая  вода,
чтобы выступить в поход. Выдвинутый вперед суворовский корпус остановил-
ся в Бырладе, почти смыкаясь флангами с австрийцами принца  Кобургского.
Потемкин предупреждал: Австрия склонна к замирению с турками, потому не-
обходима победа, дабы от мира их отвратить. Из  предупреждения  слагался
логический вывод: Юсуф-паша будет стараться разбить корволант Кобургско-
го, чтобы затем вывести из войны "Священную Римскую империю".
   Суворов завтракал с офицерами. Завтрак состоял из жирных сельдей, ва-
реных языков и свежего масла. За едою полковник Швейцер  часто  ссылался
на газетные известия: "В газетах пишут, если можно верить газетам..."
   - Не верьте! - сказал Суворов умнику. -  Человеку  пристало  знать  и
другие вещи, о коих в газетах - ни гугу.
   - Однако же излагают там ясно.
   - В газетах ясно. А вот у нас ничего не ясно...
   Была середина лета - разгар кампании. Князь Репнин разрешал  Суворову
действовать по своему усмотрению:
   - Но чтобы не позже шести дней вернулись к Бырладу. Поймите, я разре-
шаю вам то, чего не разрешил бы вам Потемкин...
   Потемкин и Репнин имели очень много власти, зато  ответственность  за
исход кампании свалили на одного Суворова. Был жаркий день, когда  прис-
какал курьер от принца Кобургского, молившего о помощи: оттоманский кор-
пус в 40 тысяч валил прямо на его корволант. Суворов объявил марш:
   - На Фокшаны! Наступление. Ярость. Ужас. Слово "ретирада" из лексико-
на исключается... Христос с нами!
   Начался суворовский марш: 60 верст за 28 часов. Кобургский  примчался
на встречу с Суворовым.
   - Скажите ему, что я пьян, - отвечал тот из палатки.
   Кобургский пожелал видеть его вторично.
   - Скажите, что я молюсь Богу.
   Принц не погнушался снова явиться к нему.
   - Скажите, что я снова напился и теперь сплю...
   Союзников было в четыре раза меньше, нежели турок, и  начинать  битву
австрийцы боялись. Однако Суворов не принял от них  никаких  возражений;
он послал курьера.
   - Ваше высочество, - доложил тот принцу, - если ваши войска не высту-
пят, наши семь тысяч бой все равно примут.
   - Передайте его высокопревосходительству, что, ценя таланты его, под-
чиняюсь дирекции суворовской... Езжайте!
   Ночь прошла в движении, для турок незаметном.  Говорили  шепотом,  на
речных бродах переправлялись без шума. Конница в 15 тысяч сабель ожидала
их перед лесом Фокшанским. Пять часов бились здесь  насмерть,  но  атаки
отразили и стали огибать лес: Суворов слева,  Кобургский  справа.  Затем
Суворов шагнул в гущу леса, повел войска за собой, показывая,  как  надо
продираться через колючий кустарник. Зато, когда вышли из зарослей,  все
турецкие пушки были обращены не к лесу, а в другую сторону: успех! Союз-
ники двигались в плотных каре, следом за ними пушки громили турецкую ар-
тиллерию.
   - Огнем, огнем их! - подбадривал канониров Суворов, потом велел  уда-
рить в штыки: турки побежали. - Кавалерия, - указал Суворов, - бери их в
шашки... руби, гони!
   Теперь только успевай собирать трофеи:  обозы,  верблюдов,  амуницию,
фуры с ядрами, аптеки, быков, знамена и халаты.
   Суворов средь офицеров отыскал Швейцера.
   - Кстати, и о газетах! - сказал он ему. - В газетах  пишут,  что  це-
сарские солдаты от турок неизменно бегают. А сегодня  при  Фокшанах  они
заставили турок бегать...
   Обычай войны требовал дележа добычи. На гнедой  кобыле,  издали  сняв
шляпу, к Суворову подъехал принц Кобургский:
   - Надеюсь, что эта процедура не омрачит праздника! Что вы  хотите  от
меня? Бунчуки? Верблюдов? Или пушек?
   - Все поровну, а провиант оттоманский отдаю вам  целиком,  благо  мне
поспешать в Бырлад надобно...
   Заметив, что Суворов слегка припадает на ногу, принц Иосия Кобургский
заботливо осведомился - не ранен ли он?
   - Бог миловал на сей раз. А то, что хромаю, так это  по  дурости:  на
иголку швейную наступил пяткой. Оттого-то турки, мою хромоту приметя,  и
прозвали меня "Топал-пашою".
   Пока солдаты делили трофеи, пока они там бегали по валашским деревням
в поисках вина, принц Кобургский, добрый малый, устроил  в  своем  шатре
союзный обед.
   - В первый раз, - сказал он Суворову, - вы были пьяны, во второй  мо-
лились, а в третий спали... Скажите, генерал, отчего не пожелали вы  бе-
седы со мной до битвы?
   Суворов охотно выпил и съел свежий огурчик.
   - А к чему лишние разговоры? Уверен, что ваше высочество с моими пла-
нами не согласились бы. На споры мы потратили бы весь день. Остались  бы
при этом друг другом недовольны. И конечно, я бы вам уступил: вы -  так-
тик. Тактики я не знаю, да вот беда - тактика меня хорошо знает!
   Николай Васильевич Репнин послал  принцу  Кобургскому  очень  горячее
поздравление с победой, за что и получил нагоняй от светлейшего: "Вы не-
которым образом весь успех ему отдаете. Разве так было? И без  того  це-
сарцы довольно горды".
   А сам похаживал, довольный, говоря Попову:
   - Пишет мне Суворов реляции свои на таких мизерных  бумажках,  что  и
курицс не подтереться... Или бумаги на слова жалеет? Как же  мне  матуш-
ке-государыне о Фокшанах докладывать, ежели из его  "синаксари  и"  одно
мне ясно: победил!
   Сейчас он жил только войной, и Василий Степанович Попов  счел  нужным
намекнуть, что влияние Платона Зубова при дворе  делается  уже  опасным.
Светлейший беззаботно ответил, что все эти Зубовы (а  сколько  их  там?)
для него - даже не гады подколодные, а хуже червей поганых:
   - Что они сделают, ползая под могучим дубом?
   Сытое лицо Попова вдруг исказила гримаса.
   - Не заблуждайтесь, ваша светлость, - сказал он. - Для дуба не  змеи,
а черви опасны, способные подточить самые могучие корни... Ведь у Плато-
на Зубова еще три брата: Николай, Дмитрий и Валериан, жадные до власти и
удовольствий.
   При ставке Потемкина работала типография, регулярно выпуская "Вестник
Молдавии", цензуре неподвластный, и каждую неделю этот  листок  оповещал
армию о том, каково здоровье светлейшего, какие дамы навестили его и ка-
кие собираются навестить. Заодно листок сообщал правду  о  революции  во
Франции, а сам Потемкин при слове "Франция" махал рукой - безнадежно:
   - Из альянсов европейских сия держава выключилась...
   Он навестил верфи Николаева, заехал в Тавриду проследить  за  охраною
побережья, из Херсона готовил морскую экспедицию для овладения  турецкой
крепостью Гаджибей.
   Де Рибасу он заявил со всей прямотой:
   - Больно вы все до наград охочи, а дела-то от вас не видать. Коли  не
возьмешь Гаджибея, я тебя...
   - Перед Гаджибеем флот султана дрейфует!
   - А ты ночью, ночью... когда все  спят.  Или  забыл,  как  в  Испании
апельсины из чужих садов воруют?
   Гаджибей моряки и запорожцы брали штурмом. Начали  с  вечера,  поутру
все было кончено: над воротами крепости  взвился  русский  флаг.  Заодно
побрали и деревню татарскую (будущую Молдаванку). Никто в России  слыхом
не слыхал о Гаджибее, и потому взятие его прошло незаметно для  публики,
будто в темноте комара раздавили.
   Но Потемкин уже предвидел будущее большого города:
   - Гаджибей татарский бывал Одиссосом в мужском роде. Так  пусть  поя-
вится в роде женском-Одесса! А название с древнеэллинского языка приохо-
тит к нему греков ради торговли прибыльной. Хорошо бы сразу там и  стро-
иться.
   - Война. Денег нет, - намекнул Мордвинов.
   - У нас всегда война и всегда денег нет. Однако мы еще не пропали  ни
разу и, даст бог, не пропадем далее...
   Он был доволен, что в Гаджибее резни никакой не было, никого не  гра-
били, а взяв крепость, праздновали в единственной городской кофейне, ко-
торую содержал грек Аспориди - чуть ли не первый  житель  этого  города.
Потемкин распорядился, чтобы в ГаджибейОдессу сразу  посылали  отставных
матросов и тех, которые увечья получили или семьями отягощены:
   - Пусть начинают жить, как все люди живут...
   Князь Репнин с главными силами уже обратился к Измаилу,  но  поглядел
на высоченные стены его и вернулся обратно.
   - Мои солдаты не мухи, чтобы на Измаил взлетать, - сказал он Потемки-
ну. - Там засел сам Эски-Гасан...
   Ко дню рождения светлейшего генералы обещали Потемкину взять для него
Аккерман, он предостерег их:
   - Лучшим подарком мне будет взятие Аккермана без пролития крови. Зас-
тавьте турок искусством дипломатическим помыслить о печальном их жребии,
и не кровью, господа, а лишь угнетением духа неприятеля умейте его  одо-
левать...
   Начинался сентябрь. Кажется, турки заманивали русских под Измаил соз-
нательно: не сразу открылось, что великий визирь перевел армию за Дунай.
Бурные ливни расквашивали дороги, и без того разбитые конницей. Неуемная
тоска возникала в сердце при виде унылых полей, жалкой кукурузы, побитой
дождями. В кустарниках и буераках прятались турецкие дезертиры.
   Юсуф-Коджа велел их ловить. Он спрашивал:
   - Откуда вы бежали, собаки?
   - Из-под Фокшан, где снова явился Топал-паша.
   - Врете! - отвечал визирь. - Суворов, о том  все  знают,  взлетел  на
Кинбурне с пороховым погребом к небу...
   Дезертиров вешали, двигались дальше. Эски-Гасан, бывший капудан-паша,
завлекал русских под стены Измаила, а принц Кобургский снова увидел  пе-
ред собой армию визиря числом в 100 тысяч сабель. "Спасите нас", - напи-
сал принц Суворову, и курьер прискакал обратно с таким же лапидарным от-
ветом: "Иду". Выступив с войском в полночь, Александр Васильевич за  два
дня преодолел 70 верст. Страшные грозы бушевали  над  Молдавией,  молнии
втыкались в землю, поражая столетние дубы. Юсуф-Коджа пил вечерний  кофе
в своем шатре, окруженный подушками и мальчиками-рабами,  когда  к  нему
втолкнули мокрого от дождя, задыхающегося лазутчика:
   - Топал-паша уже здесь! В лагере цесарцсв.
   - Повесьте его, - указал визирь на лазутчика.
   - Я говорю правду, - клялся тот.
   - Тем легче тебе будет умирать...
   Суворов принял Кобургского в солдатской палатке, они  прилегли  рядом
на охапке сена. Дождь стегал в парусину, из щелей текла  вода,  одинокую
свечу задувало. Принц спросил:
   - Как вы думаете, генерал, почему Юсуф медлит?
   - Значит, турки еще не готовы к битве.
   - Но их много! Очень много на этот раз.
   - Чем больше публики, тем больше беспорядков. Пусть нас мало. В малом
войске всегда больше храбрецов.
   - Вы меня утешаете. Неужели принять бой?
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 173 174 175 176 177 178 179  180 181 182 183 184 185 186 ... 196
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама