Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#4| New artifact
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities
Aliens Vs Predator |#1| Predator's time!

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
История - Валентин Пикуль Весь текст 2293.8 Kb

Фаворит (роман-хроника времен Екатерины I)

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 184 185 186 187 188 189 190  191 192 193 194 195 196
новьями, которые все пали, но старик, видя их гибель, не сдался и,  уби-
тый, свалился поверх своих же сыновей...
   В этот момент прискакал курьер к Суворову:
   - Генерал-майор Голенищев-Кутузов от ворот  Килийских  велит  сказать
вам, что его колонне никак не пройти.
   На что Суворов ответил:
   - Я его знаю, и он меня знает. Передай, что эштафет о взятии  Измаила
в Петербург уже послан, а генерала Голснищева-Кутузова  с  сего  момента
назначаю комендантом Измаила...
   К восьми часам утра верхний вал был взят!
   - Брать город, - вдруг заволновался Суворов.
   Он-то понимал, что в симфонии боя отзвучала лишь прелюдия к  нему,  а
главная тема разрешится в улицах, среди сараев, дворов и подвалов... Да!
Именно внутри крепости и началась бойня за Измаил - не битва, а  подлин-
ная бойня.
   - Пушки! Вкатывайте артиллерию в город...
   Пощады никто не ведал - ни турки, ни русские. Янычар измаильский, уже
старик, засучив рукава халата, рьяно бился на саблях, пока его не  изру-
били в куски. Растрепанные мегеры, обуянные фанатичным гневом,  кидались
на русских с кинжалами. Из горящих конюшен Измаила дикими табунами выбе-
гали лошади, увеличивая смятение, и ударами копыт добивали павших. В по-
единках встречались запорожцы - "верные" и "неверные"; вчерашние  побра-
тимы, они с воплями пластали один другого саблями  от  уха  до  затылка.
Крымские татары пытались пробиться к Дунаю, убив на своем пути множество
казаков, но тут подоспели бравые ребята егеря, в камышах они  перекололи
всех татар - ни один не прошел к реке... Каждый дом, каждая дверь,  каж-
дое окошко брались с бою!  Мечети  стали  неприступными  бастионами,  их
взрывали вместе с османами. Под ногами катались свертки шелка,  пролива-
лось из мешков тягучее золото, из разбитых сундуков сыпался  жемчуг,  но
сейчас было не до этого.
   - Круши их в песи, руби в хузары! Все наше...
   И дрались. Так дрались, как никогда еще не бывало.
   Священник Полоцкого полка дубасил янычар по головам  крестом  христи-
анским - символом любви к ближнему своему.
   - Православные, да не будет нам сраму! - взывал он...
   Суворов уже плохо видел: глаза резало от дыма.
   - Много их еще там? - спросил он, показывая на Измаил.
   - В каждой щели по турку, - отвечали ему.
   - Я предупреждал, что пощады не будет. Всех, кто не  сдался,  уничто-
жить без жалости, - повелел он...
   В восемь часов вечера Измаил дымился  горою  трупов.  Русские  лежали
вповалку с янычарами, мертвые лошади валялись подле убитых детей и  жен-
щин. Даже стонов не слыхать - все мертво, все закоченело,  погибельно  и
пахнет кровью.
   - Измаил взят, - доложили Суворову.
   Голенищев-Кутузов стал его первым комендантом.
   Михаил Илларионович с трудом нашел в себе сил написать жене:  "Любез-
ный друг мой, Катерина Ильинишна... я не ранен и бог знает как.  Век  не
увижу такого дела. Волосы дыбом становятся. Кого не  спрошу:  всяк  либо
убит, либо помирает..."
   Суворов сошел с пригорка, и тут силы оставили его:
   - Скажите Полоцкому попу, [42] чтобы мечеть  бусурманскую  освятил  в
честь святого Спиридония - ради дня этого...
   Кто считал тогда рядовых  погребенных?  О  жестокости  побоища  изма-
ильского судят по убыли офицеров: на штурм пошло 650 офицеров-осталось в
живых всего 250. Впрочем, так и должно быть: офицеры шпагами прокладыва-
ли дорогу штыкам... Где бунчуки? Уже в кострах. Турецкие знамена изорва-
ны, а некоторые из них солдаты припрятали, чтобы переслать в  деревню  -
бабам на платьишко. Суворов отправил Потемкину донесение: "Народы и сте-
ны пали... штурм был кровопролитен и продолжителен. Измаил взят,  с  чем
имею вашу светлость поздравить". Но теперь не  Суворову  бы  поздравлять
Потемкина, а пусть сам светлейший поздравляет Суворова...
   Потемкин это понял: он готовил победителю торжество, он  звал  его  в
Вендоры, и Александр Васильевич отзывался, что "желал бы  коснуться  его
мышцы и в душе своей обнимает его колени". Но теперь встретятся  не  со-
ратники - соперники!
   Из гарнизона Измаила уцелел только один удачливый янычар, переплывший
Дунай на бревне, - он-то и поведал у Порога Счастья, какова судьба "вен-
ца венцов" турецкого падишаха.
   Падение Измаила повергло Европу в изумление...
   До сих пор граф Рымникский почитался в обществе лишь исполнителем во-
ли светлейшего князя Потемкина-Таврического,  но  теперь,  когда  Измаил
пал, Александр Васильевич и сам чувствовал, что над Потемкиным он воспа-
рил высоко. Встреча их состоялась в Бендерах: они молча расцеловались  и
долго ходили из угла в угол. Наконец Потемкин спросил Суворова:
   - Какой награды ты от меня желаешь?
   При этом вопросе, кажется, они оба (люди умные) испытали  неловкость.
Они продолжили бессмысленное хождение из угла в угол. Маленький и  хруп-
кий Суворов попадал в шаг гиганта Потемкина. Их обоюдное молчание  стало
невыносимо, и Суворов вдруг резко остановился посреди комнаты.
   - Я не купец, и не торговаться мы съехались, - заявил он  светлейшему
с поклоном. - Кроме бога и государыни, меня  никто  иной,  и  даже  ваша
светлость, наградить не может.
   - Вот ты с богом и езжай к государыне...
   Петербург встретил полководца морозом, а Екатерина обдала  его  холо-
дом. Нет, она, конечно, признавала все величие успеха измаильского, но с
первых же слов императрицы Суворов понял,  что  фельдмаршальского  жезла
ему не видать. Екатерина поздравила его с чином подполковника лейб-гвар-
дии Преображенской. Это была не награда, а лишь видимость расположения к
нему: что Суворову с того, если в преображенцах сама Екатерина полковни-
ком? Нс в его-то годы красоваться при ней на парадах... Она завела  речь
о напряжении внешней политики:
   - На севере империя наша небезопасна. Питт безумствует, желая,  чтобы
я из окошек дворца своего флот английский на Неве видела. Альянс  прусс-
ко-английский вреден, и можно ожидать нападения. Оттого сбираю  армию  в
Лифляндии и Белоруссии...
   Она указала ехать в Финляндию, дабы организовать  оборону  столицы  с
севера. Суворова, как мальчишку, почтили еще и "похвальной грамотой",  -
недаром, уже лежа на смертном одре, не мог Александр Васильевич без сод-
рогания вспомнить эти кошмарные дни: "Стыд измаильский не исчез  из  ме-
ня".
   Он быстро отъехал в Выборг; утешение - одно:
   "Величие души человека в несчастиях познается..."
 
   14. ЗОЛОТАЯ КУПЕЛЬ
 
   Стараниями Зубовых - особенно отца их, прокурора! - противу  московс-
ких мартинистов выдвинулся князь Александр Прозоровский, смолоду усвоив-
ший правило: коли куда назначили, так сокрушай... Но Екатерина еще  мед-
лила, тщательно обследуя потаенные каналы связей ее сына Павла с издате-
лем Новиковым и архитектором Баженовым. Лишь в канун штурма Измаила, ма-
ло полагаясь на разум Прозоровского, отправила в Москву и Бсзбородко.
   - Новикова я считаю мартинистом хуже Радищева! - И тут она ошибалась:
Радищев, реалист до мозга костей, сам же и осуждал масонские шатания.  -
Поедешь под видом праздной прогулки. Даю тебе секретный указ об  арссто-
вании Новикова и его шайки. Ежели причин для того на Москве  не  сыщешь,
вернешь указ обратно и в мои же руки... Ты все понял?
   Отец фаворита, таясь в тени престола, очень любил, чтобы народ  вели-
кий, народ российский, дрожал от сыска фискального, - это было ему  при-
ятно, - а Платон Зубов, сынок его славный, страхи низменные в императри-
це постоянно поддерживал.
   - Никаких послаблений народу не давать, - говорил он. - Сейчас не  те
времена, чтобы с людьми цацкаться:  Франция  -  пример  для  нас  поучи-
тельный! А посему крамолу везде будем изыскивать, уничтожая  ее,  доносы
будем деньгами поощрять...
   Безбородко был умнее их всех: в  страхе  виделись  одни  взмахи  ножа
гильотины, а разум подсказывал иное: Франция преподает России  уроки  на
будущее... Качая на своем колене доченьку Наташку (прижитую  от  актрисы
Ленки Каратыгиной), граф Бсзбородко думал; он боялся не далекого будуще-
го, которое возрастет на дрожжах французской революции, - нет, он  опыт-
ный царедворец, боялся... Павла! Екатерина не вечна,  а  гневный  Павел,
став императором, не простит Безбородко, если тот докопается  до  связей
наследника с масонами. И потому, совершив "прогулку"  до  Москвы,  Алек-
сандр Андреевич вернул императрице указ об аресте Новикова - как  ненуж-
ный.
   - Не вижу опасностей от ханжей скучнейших, - сказал он. - А  раздава-
телей милостыни народу бунтовщиками не сочту...
   Екатерина пребывала в угнетенном состоянии:
   - Полюбуйся, что светлейший мне пишет...
   Потемкин резко выступил против  назначения  Прозоровского  в  Москву:
"Ваше величество выдвинули из арсенала самую старую пушку, которая  неп-
ременно будет стрелять в вашу цель, потому  что  собственной  не  имеет.
Только берегитесь, - предупреждал он императрицу, - чтобы она не  запят-
нала кровью в потомстве имя вашего величества..."
   Но братья Зубовы настырно убеждали Екатерину в -  том,  что  Потемкин
опасен для ее самодержавия:
   - Ищущий самовластья, он дерзает мечтать о короне  Украины  и  Молда-
вии... Кто знает, не идет ли вслед за ним Пугачев? А масонам многие  та-
инства открыты: недаром же они светлейшего Потемкина "князем тьмы"  про-
зывают...
   Потемкин своим письмом больно ударил по сердцу императрицы, и,  когда
в Петербурге явился Попов с докладом о взятии  Измаила,  она  выговорила
Василию Степановичу:
   - Пишет мне князь, да не о том, что нужно бы! А вести от него из  Ясс
реже, чем от Шслехова из Америки, до меня доходят. Уж не болен ли он? Уж
не состарился ли Цезарь мой?
   Некоторые просьбы светлейшего она вернула с "наддранием" (отказом), и
это крайне обескуражило Попова, сделавшего неприятные  выводы.  Потемкин
прихварывал, а императрица выглядела еще здоровой женщиной, и, если  По-
темкина не станет, Зубовы пропустят Попова через свои безжалостные  жер-
нова...
   Екатерина отправила курьеров в Москву:
   - Пусть ананасов из оранжерей присылают поболее...
   Яков Иванович Булгаков предупреждал ее из Варшавы: Измаил вызвал  пе-
реполох в Европе, даже Англия притихла, но панство не образумилось. Вче-
ра выбили стекла в окнах посольства. Как бы ни была  хороша  дипломатия,
писал Булгаков, она не всегда способна предвидеть развитие событий. Сей-
час ясновельможные хлопочут о создании армии, подкрепленной  из  Берлина
пушками. Щенсны-Потоцкий спасается в Вене, куда зовет и  Софью  Витт,  а
что возникнет из этой комбинации - неизвестно.
   - Рожа! - выразилась Екатерина, столь вульгарно именуя  красавицу-фа-
нариотку; Бсзбородко намекнул, что муж не даст развода Софье Витт,  дабы
красотой жены шантажировать и Потоцкого и Потемкина. - Прямо вертеп  ка-
кой-то! - отвечала Екатерина. - Но мы не станем утомлять себя  вопросами
нравственности. Я готовлю торжество по случаю взятия Измаила. Расплатив-
шись с Суворовым, расплачусь и со светлейшим!
   Она велела отвезти во дворец Таврический большую купель,  отлитую  из
чистого золота, желая поднести ее в дар Потемкину, и вызвала этим бурную
ревность алчного Платона Зубова.
   - Все для него, только для него! Не хватит ли уже светлейшему? Я бы и
сам в такой ванне купался охотно.
   - Неужели тебе все еще мало?
   - Хочу иметь и Васильково на Днепре.
   Васильково насчитывало 12 тысяч крепостных.
   - Помилуй, оно же давно принадлежит светлейшему.
   - Вот именно потому и хочу владеть им... А зачем  Потемкину  ехать  в
Петербург? - продолжал Зубов. - Кому он здесь нужен? Я не  желаю  видеть
его. А золотую купель надо в моих покоях поставить.
   Случилось невероятное: старая женщина на больных ногах пала на колени
перед молодым наглецом, умоляя его:
   - Да не души ты меня... Не души! Не могу отнимать то, что дарено. Что
тебе далась эта золотая лохань?
   На лице Зубова блуждала язвительная улыбка:
   - Так напиши, чтобы светлейший сюда не ехал.
   - Потемкин же первая персона в государстве... Фельдмаршал, наместник,
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 184 185 186 187 188 189 190  191 192 193 194 195 196
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама