Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#5| I'm returning the supercomputer
Aliens Vs Predator |#4| New artifact
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Классика - Мопассан, Ги де Весь текст 602.9 Kb

Милый друг

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 16 17 18 19 20 21 22  23 24 25 26 27 28 29 ... 52
он боялся, что мысли у него спутаются и что этим он выдаст свое душевное
смятение. Притом его мучила страшная мысль: а вдруг он начнет дрожать?
   Экипаж вскоре выехал за город. Было около девяти. В это морозное зим-
нее утро вся природа казалась искрящейся, ломкой и  твердой,  как  хрус-
таль. Каплями ледяного пота висел на деревьях  иней;  земля  под  ногами
звенела; в сухом воздухе далеко разносился малейший звук;  голубое  небо
блестело, как зеркало, и в нем, ослепительное и тоже холодное, проплыва-
ло солнце, посылая окоченевшему миру свои негреющие лучи.
   - Пистолеты я купил у Гастин-Ренета, - обращаясь к Дюруа, сказал  Жак
Риваль. - Он же сам их и зарядил. Ящик запечатан. Впрочем, придется бро-
сить жребий, из чьих пистолетов стрелять: из ваших или из его.
   - Благодарю, - машинально ответил Дюруа.
   С целью предотвратить малейшую ошибку со стороны  своего  подопечного
Риваль дал ему подробные указания. Каждое из них  он  повторял  по  нес-
кольку раз:
   - Когда спросят: "Готовы?" - отвечайте громко "Да!" Когда скомандуют:
"Стреляйте!" быстро поднимите руку и спустите курок прежде,  чем  скажут
"Три!"
   "Когда скомандуют: "Стреляйте!" - я подниму руку, - твердил про  себя
Дюруа, - когда скомандуют: "Стреляйте!" - я подниму руку, когда  скоман-
дуют: "Стреляйте!" - я подниму руку".
   Для того чтобы наставления Риваля запечатлелись у него в  памяти,  он
зубрил их, как школьник, до тех пор, пока они не  набили  ему  оскомины:
"Когда скомандуют: "Стреляйте!" - я подниму руку".
   Въехав в лес, ландо свернуло направо, в аллею, потом  опять  направо.
Риваль резким движением распахнул дверцу и крикнул кучеру:
   - Сюда, по этой дорожке.
   Это была торная дорога, тянувшаяся между двумя  перелесками;  на  де-
ревьях дрожали сухие листья с ледяной бахромкой.
   Дюруа все еще бормотал себе под нос?
   - Когда скомандуют: "Стреляйте!" - я подниму руку.
   Вдруг ему пришла мысль, что катастрофа с экипажем  могла  бы  уладить
все. Вывалиться из ландо, сломать себе ногу - как бы это было хорошо!..
   Но тут он заметил, что на краю прогалины стоит экипаж, а поодаль чет-
веро мужчин топчутся на месте, чтобы согреть  ноги.  Ему  даже  пришлось
раскрыть рот - так у него захватило дыхание.
   Сначала вышли секунданты, за ними врач и Дюруа. Риваль  взял  ящик  с
пистолетами и вместе с Буаренаром пошел навстречу двум незнакомцам.  Дю-
руа видел, как они церемонно раскланялись и вчетвером  двинулись  вперед
по прогалине, глядя то себе под ноги, то на деревья, будто искали что-то
улетевшее или упавшее наземь. Потом отсчитали шаги и с силой воткнули  в
мерзлую землю две палки. Затем опять сбились в кучу и стали делать такие
движения, точно играли в орлянку.
   - Вы себя хорошо чувствуете? - обратился к Дюруа Ле Брюман. - Вам ни-
чего не требуется?
   - Нет, ничего, благодарю вас.
   Дюруа казалось, будто он сошел с ума, будто ему снится сон, будто  он
грезит, будто что-то сверхъестественное обступило его со всех сторон.
   Боится ли он? Пожалуй, да! Он сам не знал. Все вокруг него преобрази-
лось.
   - Вернулся Жак Риваль и с довольным видом шепнул ему:
   - Все готово. С пистолетами нам повезло.
   Дюруа это было совершенно безразлично.
   С него сняли пальто. Он не противился. Затем ощупали карманы сюртука,
чтобы удостовериться, не защищен ли он бумажником или  чем-нибудь  вроде
этого.
   "Когда - скомандуют: "Стреляйте!" - я подниму руку",  -  как  молитву
твердил он про себя.
   Потом его подвели к одной из воткнутых в землю палок и сунули в  руку
пистолет. Тут только он заметил, что впереди, совсем близко, стоит лысый
пузан в очках. Это и был его противник.
   Он видел его очень ясно, но думал об одном: "Когда скомандуют: "Стре-
ляйте!" - я подниму руку и спущу курок". Внезапно мертвую  тишину  леса,
нарушил чей-то голос, как бы донесшийся издалека:
   - Готовы?
   - Да! - крикнул Жорж.
   - Стреляйте! - скомандовал тот же голос.
   Дюруа ничего уже больше не улавливал, не различал,  не  сознавал,  он
чувствовал лишь, что поднимает руку и изо всех  сил  нажимает  спусковой
крючок.
   Но он ничего не услышал.
   Однако он тотчас же увидел дымок около дула своего  пистолета.  Чело-
век, стоявший против него, не шевельнулся, не изменил положения,  и  над
его головой тоже вилось белое облачко.
   - Они выстрелили оба. Все было кончено.
   Секунданты и врач осматривали его, ощупывали, расстегивали одежду,  с
тревогой в голосе спрашивали:
   - Вы не ранены?
   - Кажется, нет, - ответил он наугад.
   Лангремон тоже был невредим.
   - С этими проклятыми пистолетами всегда так, -  проворчал  Риваль,  -
либо промах, либо наповал. Мерзкое оружие!
   Дюруа не двигался. Он обомлел от радости и изумления.  "Дуэль  кончи-
лась!" Пришлось отнять у него пистолет, так как он все еще сжимал его  в
руке. Теперь ему казалось, что он померялся бы силами  с  целым  светом.
Дуэль кончилась. Какое счастье! Он до того вдруг осмелел, что готов  был
бросить вызов кому угодно.
   Секунданты поговорили несколько минут и условились встретиться в  тот
же день для составления протокола, потом все снова сели в экипаж, и  ку-
чер, ухмыляясь, щелкнул бичом.
   Некоторое время спустя оба секунданта, Дюруа и врач уже завтракали  в
ресторане и говорили о поединке. Дюруа описывал свои ощущения:
   - Я нисколько не волновался. Нисколько. Впрочем, вы это и  сами,  на-
верно, заметили?
   - Да, вы держались хорошо, - подтвердил Риваль.
   В тот же день Дюруа получил протокол, - он должен был поместить его в
хронике. Сообщение о том, что он "обменялся с г-ном Луи Лангремоном дву-
мя выстрелами", удивило его, и, слегка смущенный, он спросил Риваля:
   - Но ведь мы выпустили по одной пуле?
   Риваль усмехнулся.
   - Да, по одной... каждый - по одной... значит, всего две.
   Объяснение Риваля удовлетворило Дюруа, и он  не  стал  в  это  углуб-
ляться.
   Старик Вальтер обнял его:
   - Браво, браво, вы не посрамили "Французской жизни", браво!
   Вечером Жорж показался в редакциях самых влиятельных газет и в  самых
модных ресторанах. Со своим противником он встретился дважды, - тот, ви-
димо, тоже счел нужным показать себя.
   Они не поклонились друг другу. Они обменялись бы рукопожатием  только
в том случае, если бы один из них был ранен Впрочем,  оба  клялись,  что
слышали, как над головой у них просвистели пули.
   На другой день, около одиннадцати, Дюруа получил "голубой листочек":
   "Боже, как я боялась за тебя! Приходи скорей на  Константинопольскую,
я хочу поцеловать тебя, моя радость Какой ты смелый.
   Обожающая тебя Кло"
   Когда он пришел на свидание, она бросилась к нему в объятия и покрыла
поцелуями его лицо.
   - Дорогой мой, если б ты знал, как взволновали меня сегодняшние газе-
ты! Ну, рассказывай же! С самого начала. Я хочу знать, как это было.
   Он вынужден был рассказать ей все до мелочей.
   "Воображаю, какую ты ужасную ночь провел перед дуэлью, -  воскликнула
он".
   - Да нет. Я отлично спал.
   - Я бы на твоем месте не сомкнула глаз. А как прошла самая дуэль?
   Он тут же сочинил драматическую сцену:
   - Когда мы стали друг против друга в  двадцати  шагах"  -  расстояние
всего лишь в четыре раза больше, чем эта комната, - Жак спросил,  готовы
ли мы, и скомандовал: "Стреляйте" В ту же секунду я поднял руку, вытянул
ее по прямой линии и стал целить в голову, - это была моя ошибка. Писто-
лет мне попался с тугим курком, а я привык к легкому  спуску,  -  в  ре-
зультате сопротивление спускового крючка отклонило выстрел в сторону. Но
все-таки я чуть-чуть в него не попал. Он тоже здорово  стреляет,  мерза-
вец. Пуля оцарапала мне висок. Я почувствовал ветер.
   Сидя у Дюруа на коленях, г-жа де Марель сжимала его в своих объятиях,
- она точно желала разделить грозившую ему опасность.
   - Ах, бедняжка, бедняжка, - шептала она.
   Когда он кончил свой рассказ, г-жа де Марель воскликнула:
   - Ты знаешь, я не могу больше жить без тебя! Я  должна  с  тобой  ви-
деться, но, пока муж в Париже, это невозможно Утром я могла бы вырваться
на часок и забежать поцеловать тебя, когда ты еще в постели, но  в  твой
ужасный дом я не пойду. Как быть?
   Дюруа пришла в голову счастливая мысль.
   - Сколько ты здесь платишь? - спросил он.
   - Сто франков в месяц.
   - Ну так вот: я обоснуюсь в этих комнатах и буду платить за них  сам.
Теперь моя квартира меня уже не устраивает.
   - Нет. Я не согласна, - подумав несколько секунд, возразила она.
   Он удивился:
   - Почему?
   - Потому...
   - Это не объяснение. Здесь мне очень нравится. Кончено Я  остаюсь,  -
Он засмеялся. К тому же квартира снята на мое имя.
   Она стояла на своем:
   - Нет, нет, я не хочу...
   - Да почему же?
   В ответ он услышал ее ласковый шепот:
   - Потому что ты будешь приводить сюда женщин, а я этого не хочу.
   Он возмутился:
   - Да я и за что на свете! Обещаю тебе.
   - Нет, будешь.
   - Клянусь...
   - Правда?
   - Правда. Честное слово. Это наш дом и больше ничей.
   Она порывисто обняла его.
   - Ну хорошо, мой дорогой. Но знай: если ты меня  хоть  раз  обманешь,
один-единственный раз, - между Нами все будет кончено, навсегда.
   Дюруа снова разуверил ее, дал клятву, и в конце  концов  они  решили,
что он переедет сегодня же, а она будет забегать к нему по дороге.
   - Во всяком случае, приходи к нам завтра обедать, -  сказала  она.  -
Мой муж от тебя в восторге.
   Он был польщен.
   - Вот как! В самом деле?
   - Ты его пленил. Да, слушай, ты мне говорил, что ты вырос в  деревне,
в имении, правда?
   - Да, а что?
   - Значит, ты немного смыслишь в сельском хозяйстве?
   - Да.
   - Ну так поговори с ним о садоводстве, об урожаях, - он  это  страшно
любит.
   - Хорошо Непременно.
   Дуэль вызвала у нее прилив нежности к нему, и, перед  тем  как  уйти,
она целовала его без конца.
   Идя в редакцию, Дюруа думал о ней:
   "Что за - странное существо! Порхает по жизни, как птичка! Никогда не
угадаешь, что может ей взбрести на ум, что может ей прийтись по вкусу! И
какая уморительная пара! Зачем  проказнице-судьбе  понадобилось  сводить
этого старца с этой сумасбродкой? Что побудило ревизора  железных  дорог
жениться на этой сорвиголове? Загадка! Кто знает" Быть может, любовь?
   Во всяком случае, - заключил он, - она очаровательная любовница. Надо
быть круглым идиотом, чтобы ее упустить".
 
 
   VIII
 
   Дуэль выдвинула Дюруа в разряд присяжных  фельетонистов  "Французской
жизни". Но так как ему стоило бесконечных усилий находить новые темы, то
он специализировался на трескучих фразах о падении  нравов,  о  всеобщем
измельчании, об ослаблении патриотического чувства и  об  анемии  нацио-
нальной гордости у французов. (Он сам придумал это выражение  -  "Анемия
национальной гордости", и был им очень доволен).
   И когда г-жа де Марель, отличавшаяся скептическим, насмешливым и  яз-
вительным, так называемым парижским складом ума, надеваясь над его тира-
дами, уничтожала их одной какой-нибудь меткой остротой, он говорил ей  с
улыбкой:
   - Ничего! Мне это пригодится в будущем.
   Жил он теперь на Константинопольской; он перенес сюда  свой  чемодан,
щетку, бритву и мыло, в этом  и  заключался  весь  его  переезд.  Каждые
два-три дня, пока он еще лежал в постели, к нему забегала  г-жа  де  Ма-
рель; не успев согреться, она быстро раздевалась, чтобы сейчас  же  юрк-
нуть к нему под одеяло, и долго еще не могла унять дрожи.
   По четвергам Дюруа обедал у нее и, чтобы доставить мужу удовольствие,
толковал с ним о сельском хозяйстве. Но он и сам любил  деревню,  и  оба
иной раз так увлекались беседой, что забывали про свою  даму,  дремавшую
на диване.
   Лорина тоже засыпала, то на коленях у отца, то на  коленях  у  Милого
друга.
   По уходе журналиста г-н де Марель неукоснительно замечал тем настави-
тельным тоном, каким он говорил о самых обыкновенных вещах:
   - Очень милый молодой человек. И умственно очень развит.
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 16 17 18 19 20 21 22  23 24 25 26 27 28 29 ... 52
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (14)

Реклама