Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities
Aliens Vs Predator |#1| Predator's time!
Aliens Vs Predator |#5| Final fight

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Приключения - Александр Дюма Весь текст 768.49 Kb

Графиня Де Шарни (2-3 части)

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 6 7 8 9 10 11 12  13 14 15 16 17 18 19 ... 66
   - Свободен ли ты от всех обязательств, а если нет, порвешь  ли  ты  с
ними, коль скоро они войдут в противоречие с обетами, которые ты  сейчас
принес?
   - Я свободен.
   Председатель обернулся к шестерым в масках.
   - Братья, вы слушали? - спросил он.
   - Да, - одновременно ответили шестеро членов высшего круга.
   - Сказал ли он правду?
   - Да, - снова ответили они.
   - Считаете ли вы, что его надо принять?
   - Да, - в последний раз сказали они.
   - Ты готов принести клятву? - спросил председатель у вступавшего.
   - Готов, - отвечал Сен-Жюст.
   Тогда председатель слово в слово повторил все три периода той клятвы,
которую ранее повторял за ним Бийо, и всякий раз, когда председатель де-
лал паузу, Сен-Жюст твердым и пронзительным голосом отзывался:
   - Клянусь!
   После клятвы рука невидимого брата отворила ту же дверь,  и  Сен-Жюст
удалился тою же деревянной поступью автомата, как и  вошел,  не  оставив
позади, по-видимому, ни сомнений, ни сожалений.
   Председатель выждал, покуда не затворилась дверь в  крипту,  а  затем
громким голосом позвал:
   - Номер третий!
   Драпировка в третий раз поднялась, и явился третий адепт.
   Как мы уже сказали, это был человек лет сорока-сорока двух,  багрово-
лицый, с угреватой кожей, но, несмотря на эти вульгарные черточки,  весь
облик его был проникнут аристократизмом, к которому примешивался оттенок
англомании, заметный с первого взгляда.
   При всей элегантности его наряда в нем чуствовалась  некоторая  стро-
гость, начинавшая уже входить в обиход во Франции и происхождением своим
обязанная сношениям с Америкой, которые установились у нас незадолго  до
того.
   Поступь его нельзя было назвать шаткой, но она не  была  ни  твердой,
как у Бийо, ни автоматически четкой, как у Сен-Жюста.
   Однако в его поступи, как и во всех повадках, сквозила известная  не-
решительность, по-видимому свойственная его натуре.
   - Приблизься, - обратился к нему председатель.
   Кандидат повиновался.
   - Каково твое имя среди профанов?
   - Луи Филипп Жозеф, герцог Орлеанский.
   - Каково твое имя среди избранных?
   - Равенство.
   - Где ты увидел свет?
   - В парижской ложе Свободных людей.
   - Сколько тебе лет?
   - У меня более нет возраста.
   И герцог подал масонский знак, свидетельствовавший,  что  он  облечен
достоинством розенкрейцера.
   - Почему ты желаешь быть принятым среди нас?
   - Потому что я всегда жил среди великих, а теперь наконец желаю  жить
среди простых людей; потому что всегда жил среди врагов, а теперь  нако-
нец желаю жить среди братьев.
   - У тебя есть крестные?
   - Есть, двое.
   - Назови их нам.
   - Один - отвращение, другой - ненависть.
   - С каким желанием ты пойдешь по пути, который  просишь  нас  открыть
перед тобой?
   - С желанием отомстить.
   - Кому?
   - Тому, кто от меня отрекся, той, что меня унизила.
   - Чем ты пожертвуешь, чтобы достичь этой цели?
   - Состоянием, и более того - жизнью, и более того - честью.
   - Свободен ли ты от всех обязательств, а если нет, готов ли  ты  пор-
вать с ними, коль скоро они войдут в противоречие с обетами, которые  ты
сейчас принес?
   - Вчера я покончил со всеми своими обязательствами.
   - Братья, вы слышали? - обратился председатель к людям в масках.
   - Да.
   - Вы знаете этого человека, предлагающего себя нам в соратники?
   - Да.
   - И коль скоро вы его знаете, считаете ли, что нужно  принять  его  в
наши ряды?
   - Да, но пускай поклянется.
   - Знаешь ли ты клятву, которую тебе надлежит теперь принести? - спро-
сил принца председатель.
   - Нет, но откройте ее мне, и, какова бы она ни была, я поклянусь.
   - Она ужасна, особенно для тебя.
   - Не ужасней нанесенных мне оскорблений.
   - Она столь ужасна, что, когда ты ее услышишь, мы разрешим тебе  уда-
литься, если ты заподозришь, что придет день, когда ты не сумеешь блюсти
ее во всей полноте.
   - Читайте клятву.
   Председатель устремил на  вступавшего  пронзительный  взгляд;  затем,
словно желая постепенно подготовить его к произнесению кровавого  обета,
он изменил порядок пунктов и вместо первого начал со второго.
   - Клянись, - сказал он, - чтить железо, яд и огонь как  быстрые,  на-
дежные и необходимые средства к очищению мира истреблением всех тех, кто
стремится принизить истину или вырвать ее из наших рук.
   - Клянусь! - твердым голосом отозвался принц.
   - Клянись разорвать земные узы,  связующие  тебя  с  отцом,  матерью,
братьями, сестрами, женой, родней, друзьями, любовницей, королями,  бла-
годетелями и со всеми людьми, кому бы ты ни обещал в прошлом своего  до-
верия, послушания, благодарности или службы.
   Председатель оглянулся на людей в масках, которые обменялись взгляда-
ми, и видно было, как сквозь прорези масок в их глазах  засверкали  мол-
нии.
   Потом, обращаясь к принцу, он произнес:
   - Луи Филипп Жозеф, герцог Орлеанский, с этой минуты ты освобожден от
присяги, принесенной отчизне и законам; но только  не  забудь:  быстрее,
чем грянет гром небесный, настигнет тебя повсюду, где бы ты ни  спрятал-
ся, невидимый и неизбежный кинжал. А теперь живи по  имя  Отца,  Сына  и
Святого Духа.
   И председатель рукой указал принцу дверь в крипту, которая отворилась
перед ним.
   Герцог Орлеанский, словно  человек,  взваливший  на  себя  непомерный
груз, провел рукой по лбу и шумно вздохнул, силясь оторвать ноги от  по-
ла.
   - О, теперь, - вскричал он, устремившись  в  крипту,  -  теперь-то  я
отомщу!
 
   XLII
   ОТЧЕТ
 
   Оставшись одни, шестеро в масках и председатель тихо обменялись  нес-
колькими словами.
   Потом, возвысив голос, Калиостро сказал:
   - Входите все; я готов дать отчет, как обещал.
   Дверь тут же отворилась; члены сообщества, которые прогуливались  па-
рами или беседовали группами в крипте, вернулись и вновь заполнили залу,
где обычно проходили заседания.
   Едва закрылась дверь за последним из членов ордена, Калиостро простер
руку, давая понять, что знает цену времени и не желает терять ни  секун-
ды, и громко сказал:
   - Братья, быть может, некоторые из вас были на том собрании, что име-
ло место ровно двадцать лет тому назад в пяти милях от берега  Рейна,  в
двух милях от деревни Дененфельд, в пещере Гром-горы; если кто-то из вас
был там, пускай они, эти истинные столпы великого дела, которому мы слу-
жим, поднимут руки и скажут: "Я был там."
   В толпе поднялись пять-шесть рук и замахали над головами.
   В тот же миг пять-шесть голосов повторили, как просил председатель:
   - Я был там!
   - Прекрасно, вот все, что нужно, - сказал оратор. - Остальные  умерли
или рассеялись по лицу земли и трудятся над общим делом,  святым  делом,
ибо оно - на благо всего человечества. Двадцать  лет  назад  труд  этот,
разные этапы которого мы сейчас рассмотрим, только зачинался; свет,  ко-
торый нас озаряет, едва брезжил на востоке, и даже наиболее зоркие глаза
различали грядущее лишь сквозь облако, которое умеют пронизывать взгляды
посвященных. На том собрании я объяснил, в силу какого чуда смерть,  ко-
торая для человека есть забвение завершенного времени и  минувших  собы-
тий, не существует для меня, или, вернее, за последние двадцать столетий
она тридцать два раза укладывала меня в могилу, но всякий раз новое эфе-
мерное тело, наследуя мою бессмертную душу, избегало того забвения,  ко-
торое, как я сказал, и есть сущность смерти. Поэтому на протяжении  сто-
летий я мог следить за развитием слова Христова  и  видеть,  как  народы
медленно, но неуклонно переходят от рабства к состоянию крепостных, а от
крепостной зависимости к тем упованиям, которые предшествуют свободе. Мы
видели, как, подобно ночным звездам, которые спешат  загореться  в  небе
еще до захода солнца, разные малые народы Европы  последовательно  пыта-
лись добиться свободы: Рим, Венеция, Флоренция, Швейцария, Генуя,  Пиза,
Лукка, Ареццо - эти города Юга, где цветы распускаются быстрее  и  плоды
созревают раньше, - один за другим пытались стать республиками; две  или
три из этих республик уцелели поныне и до сих пор бросают вызов заговору
королей; но все эти республики были  и  остаются  запятнаны  первородным
грехом: одни из них аристократические, другие - олигархические, третьи -
деспотические; например, Генуэзская республика, одна из тех, что  уцеле-
ли, - аристократическая; ее жители дома остаются простыми гражданами, но
за ее стенами все они - знатные люди. Одна Швейцария располагает некото-
рыми демократическими учреждениями, но ее недоступные кантоны,  затерян-
ные в горах, не могут быть ни образцом, ни подспорьем для  рода  челове-
ческого. Нам было нужно нечто другое; нам нужна была большая страна, не-
подвластная влиянию извне и сама способная оказать такое влияние; огром-
ное колесо, зубцы которого могли бы привести в движение Европу; планета,
которая могла бы вспыхнуть и озарить весь мир!
   По собранию пробежал одобрительный ропот. Калиостро вдохновенно  про-
должал:
   - Я вопросил Господа, создателя всего сущего, творца любого движения,
источник всякого прогресса, и увидел, что его перст указует на  Францию.
И в самом деле, начиная со второго века, Франция - христианская  страна,
с одиннадцатого века в ней сложилась нация  французов,  с  шестнадцатого
века она стала единой; Франция, которую сам Господь нарек своей  старшей
дочерью, несомненно, для того, чтобы в великий час  самоотречения  иметь
право послать ее на крест во имя человечества, как послал  Христа,  -  в
самом деле, Франция, испытавшая все формы монархического правления, фео-
дальную, сеньориальную и аристократическую, показалась нам наиболее спо-
собной воспринять и передать наше влияние; и вот, ведомые  небесным  лу-
чом, подобно тому как израильтяне были ведомы огненным столпом, мы реши-
ли, что Франция получит свободу первой. Поглядите на Францию, какой  она
была двадцать лет назад, и увидите, что для того, чтобы взяться за такое
дело, потребна была великая отвага или, вернее,  высшая  вера.  Двадцать
лет тому назад в хилых руках Людовика Пятнадцатого Франция была  еще  та
же, что при Людовике Четырнадцатом: это было  великое  аристократическое
государство, где все права принадлежали знатным, все привилегии -  бога-
тым. Во главе этого государства стоял человек,  олицетворявший  одновре-
менно все самое возвышенное и самое низкое, самое великое и  самое  мел-
кое, Бога и народ. Этот человек единым словом мог  сделать  вас  богачом
или бедняком, счастливым или несчастным, свободным  или  узником,  живым
или мертвым. У этого человека было трое внуков,  трое  молодых  принцев,
призванных ему наследовать. По воле случая тот из них, кого природа наз-
начила ему в преемники, был таков, что общественное мнение, если бы  оно
существовало в то время, также остановило бы на нем свой выбор. Его счи-
тали добрым, справедливым, безупречно честным, бескорыстным,  просвещен-
ным и чуть ли не философом. Чтобы навсегда уничтожить в Европе те пагуб-
ные войны, что разгорелись из-за рокового наследства  Карла  Второго,  в
жены ему была избрана дочь Марии Терезии; две  великие  нации,  воистину
служившие в Европе противовесом одна другой - Франция на берегах  Атлан-
тики, Австрия на Черном море, - отныне должны были заключить неразрывный
союз; таков был расчет Марии Терезии, лучшего  политика  Европы.  И  вот
когда Франция, опираясь на Австрию, Италию и Испанию, должна была  войти
в эпоху нового, желанного царствования, тогда-то наш  выбор  пал  не  на
Францию, чтобы сделать из нее первое королевство в мире, но  на  францу-
зов, чтобы превратить их в первый народ на земле. Вопрос  был  только  в
том, кто войдет в логово льва, какой христианский Тесей, ведомый  светом
веры, пройдет по изгибам гигантского лабиринта и бросит вызов  минотавру
монархии. Я ответил: "Я!. Тут несколько горячих голов, беспокойные нату-
ры, осведомились у меня, сколько времени понадобится мне для осуществле-
ния первого периода моего труда, который я предполагал разделить на  три
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 6 7 8 9 10 11 12  13 14 15 16 17 18 19 ... 66
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама