Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities
Aliens Vs Predator |#1| Predator's time!
Aliens Vs Predator |#5| Final fight

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Приключения - Александр Дюма Весь текст 768.49 Kb

Графиня Де Шарни (2-3 части)

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 3 4 5 6 7 8 9  10 11 12 13 14 15 16 ... 66
   Но в часы одиночества в коллеже Людовика Святого, во время прогулок в
уединенном саду сладостное видение матери снова  стало  возникать  перед
ним, и любовь мало-помалу вернулась в сердце мальчика; и когда Себастьен
получил от Жильбера письмо, в котором тот разрешил ему  в  сопровождении
Питу на час-другой съездить к матери, это письмо совпало с самыми тайны-
ми и заветными его желаниями.
   Встреча Себастьена и Андре произошла так нескоро  из-за  деликатности
Жильбера; он понимал, что если сам отвезет мальчика к матери,  то  своим
присутствием лишит Андре половины блаженства, а если  Себастьена  привез
бы к ней кто-нибудь другой, а не добрый и простодушный Питу,  тем  самым
была бы поставлена под угрозу тайна, принадлежавшая не Жильберу.
   Питу распрощался с графиней, не задав ни единого вопроса,  не  бросив
вокруг ни единого любопытного взгляда, и, увлекая за  собой  Себастьена,
который, обернувшись назад, обменивался с матерью воздушными  поцелуями,
уселся в фиакр, где обнаружил и свой хлеб, и завернутый  в  бумагу  сту-
день, и бутылку вина, притулившуюся в уголке.
   Во всем этом, точно так же как и в отлучке из Виллер-Котре,  не  было
ровным счетом ничего такого, что могло бы огорчить Питу.
   Вечером того же дня он приступил к работе на  Марсовом  поле;  работа
продолжалась и во все другие дни; он получил множество  похвал  от  г-на
Майара, который его узнал, и от г-на Байи, которому он о себе  напомнил;
он разыскал г-на Эли и г-на Юллена, таких же победителей Бастилии, как и
он сам, и без зависти увидел у них медали,  которые  они  носили  в  бу-
тоньерках, - а ведь Питу с Бийо тоже имели не меньше прав на такие меда-
ли. Наконец настал знаменательный день, и он с утра занял свое  место  у
заставы Сен-Дени. Он снял с трех свисавших веревок сыр, хлеб  и  бутылку
вина. Он поднимался на возвышение перед Алтарем отечества, он плясал фа-
рандолу, одну руку протянув актрисе из Оперы, а  другую  монашке-бернар-
динке. При появлении короля он вернулся в строй и с удовлетворением  ви-
дел, как от его имени присягал  Лафайет  -  это  было  для  него,  Питу,
большой честью; потом, после присяги, после  пушечных  выстрелов,  после
взрыва музыки, взлетевшей к небу, когда Лафайет на  белом  коне  проехал
между рядов своих дорогих товарищей, он радовался, когда Лафайет его уз-
нал, и оказался среди тридцати или сорока тысяч счастливцев, которым ге-
нерал пожал руку за этот день; затем он вместе с  Бийо  покинул  Марсово
поле и несколько раз останавливался поглазеть на огни, иллюминацию,  фе-
йерверки на Елисейских полях. Потом он  пошел  вдоль  бульваров;  потом,
чтобы не пропустить ни одно из удовольствий, коими изобиловал этот вели-
кий день, он, вместо того чтобы завалиться спать, как сделал бы  на  его
месте любой, у кого после такого утомительного дня  уже  подгибались  бы
ноги, он, Питу, отправился к Бастилии, где в угловой башне нашел свобод-
ный столик, и распорядился, как мы уже сообщали, чтобы ему принесли  два
фунта хлеба, две бутылки вина и колбасу.
   Правда, он не знал, что Изидор, предупреждая г-жу де Шарни о  семиили
восьмидневной отлучке, собирался провести эти дни в Виллер-Котре;  прав-
да, он не знал, что шесть дней тому назад Катрин разродилась  мальчиком,
что ночью она покинула домик близ Клуисовой глыбы, а утром вместе с Изи-
дором приехала в Париж и, вскрикнув, забилась поглубже в  карету,  когда
заметила Бийо с Питу у заставы Сен-Дени, - а ведь ни в работе на  Марсо-
вом ноле, ни во встречах с гг. Майаром, Байи, Эли и Юлленом нет  никаких
причин для уныния, равно как и в этой фарандоле, которую  он  отплясывал
между актрисой из Оперы и монашкой-бернардинкой, равно как и в том,  что
г-н де Лафайет узнал его и оказал ему честь  своим  рукопожатием,  равно
как и в этой иллюминации, этих фейерверках, этой искусственной  Бастилии
и в этом столе, на котором стояли хлеб, колбаса и две бутылки вина.
   И только одно могло печалить Питу: это была печаль папаши Бийо.
 
   XL
   СВИДАНИЕ
 
   Как мы уже знаем из начала предыдущей главы, Питу, отчасти желая под-
держать собственную веселость, отчасти пытаясь развеять печаль Бийо, ре-
шился завести с ним беседу.
   - А скажите-ка, папаша Бийо, - начал Питу после  недолгого  молчания,
во время которого он, казалось, запасся нужными словами, как стрелок пе-
ред тем, как открыть огонь, запасается патронами, -  кто,  черт  побери,
мог предположить, что с тех пор, как ровно год и два дня тому назад  ма-
демуазель Катрин дала мне луидор и ножом разрезала веревки, которыми бы-
ли связаны мои руки... да, надо же... кто бы мог подумать,  что  за  эти
год и два дня приключится столько событий.
   - Никто, - отвечал Бийо, и Питу  не  заметил,  каким  недобрым  огнем
сверкнул взгляд фермера, когда он, Питу, произнес имя Катрин.
   Питу выждал, чтобы узнать, не добавит ли Бийо еще чего-нибудь к  тому
единственному слову, которое он произнес в ответ на довольно-таки  длин-
ную и, по мнению самого Питу, недурно выстроенную тираду.
   Но, видя, что Бийо хранит молчание, Питу, подобно стрелку, о  котором
мы только что толковали, перезарядил ружье и дал еще один выстрел.
   - А скажите-ка, папаша Бийо, - продолжал он, - кто бы  сказал,  когда
вы неслись за мной по равнине Эрменонвиля; когда вы чуть не загнали  Ка-
де, да и меня самого чуть не загнали; когда вы настигли меня, назвались,
позволили сесть на круп вашего коня, когда в Даммартене пересели на дру-
гую лошадь, чтобы поскорей очутиться в Париже; когда мы приехали в Париж
и увидели, как горят заставы, когда в предместье  Ла-Виллет  нас  помяли
имперцы; когда мы повстречали процессию, которая кричала: "Да здравству-
ет господин Неккер!. и "Да здравствует  герцог  Орлеанский!.;  когда  вы
сподобились чести нести одну из ручек носилок, на которых были  установ-
лены бюсты этих двух великих людей, а  я  тем  временем  пытался  спасти
жизнь Марго; когда на Вандомской площади в нас стрелял  королевский  не-
мецкий полк и бюст господина Неккера свалился вам на  голову;  когда  мы
бросились наутек по улице Сент-Онорс с криками: "К оружию! Наших братьев
убивают!. - кто бы вам тогда сказал, что мы возьмем Бастилию?
   - Никто, - ответствовал фермер столь же лаконично, как  и  в  прошлый
раз. "Черт возьми! - выждав некоторое время, мысленно воскликнул Питу. -
Сдается мне, он это нарочно!."  Ладно,  попробуем  выстрелить  в  третий
раз."
   Вслух же он произнес:
   - А скажите-ка, папаша Бийо, ну кто бы поверил, когда мы брали Басти-
лию, что день в день спустя год после этой победы я буду капитаном, вы -
представителем провинции на празднике Федерации, и мы оба будем ужинать,
особенно я, в Бастилии, построенной из зеленых веток, которые будут  на-
сажены на месте, где стояла та, другая Бастилия? А, кто бы в  это  пове-
рил?
 
   - Никто, - повторил Бийо еще более угрюмо.
   Питу признал, что невозможно заставить фермера разговориться, но уте-
шался мыслью, что никто не лишил его, Питу, права говорить самому.
   Итак, он продолжал, оставив за Бийо право отвечать,  коль  скоро  ему
придет охота.
   - Как подумаю, что ровно год тому назад мы вошли в ратушу, что вы ух-
ватили господина де Флесселя - бедный господин де Флессель, где он?  Где
Бастилия? - ухватили господина де Флесселя за воротник, что вы заставили
его выдать порох, покуда я стоял у дверей на часах, а кроме  пороха,  вы
добились от него записки к господину Делоне; и что мы  раздали  порох  и
расстались с господином Маратом: он пошел к Дому инвалидов, ну, а мы - к
Бастилии; что у Бастилии мы нашли господина Гоншона, Мирабо  из  народа,
как его называли... А знаете ли вы, папаша Бийо, что сталось с  господи-
ном Гоншоном? Эй, знаете вы, что с ним сталось?
   На сей раз Бийо ограничился тем, что отрицательно покачал головой.
   - Не знаете? - продолжал Питу. - Я тоже не знаю. Может  быть,  то  же
самое, что сталось с Бастилией, с господином де Флесселем и что станется
со всеми нами, - философски добавил Питу, - pulvis  es  et  in  pulverem
reverteris. Как подумаю, что на этом самом месте была дверь, а теперь ее
здесь нет, - та дверь, через которую вы вошли, после того  как  господин
Майар написал на шкатулке знаменитое сообщение,  которое  я  должен  был
прочесть народу, если вы не вернетесь; как подумаю,  что  на  том  самом
месте, где сейчас в этой огромной яме, похожей на  могилу,  свалены  все
эти цепи и кандалы, вы повстречали господина Делоне! - бедняга, я так  и
вижу его до сих пор в сюртуке цвета небеленого полотна, в  треуголке,  с
алой лентой и шпагой, упрятанной в трость... Да, и он тоже ушел вслед за
Флесселем! Как подумаю, что господин Делоне показал  вам  всю  Бастилию,
снизу доверху, дал вам ее изучить, измерить ее стены в тридцать футов  у
основания и в пятнадцать у вершины, и как вы вместе с ним поднимались на
башни, и вы даже пригрозили ему, если он не будет вести себя благоразум-
но, броситься вниз вместе с ним с одной  из  башен;  как  подумаю,  что,
спускаясь, он показал вам ту пушку, которая десять минут спустя отправи-
ла бы меня туда, где теперь пребывает бедный господин Делоне, кабы я  не
исхитрился спрятаться за угол; и, наконец, как  подумаю,  что,  осмотрев
все это, вы сказали, словно мы собирались штурмовать сеновал,  голубятню
или ветряную мельницу: "Друзья, возьмемте Бастилию!. - и  мы  ее  взяли,
эту хваленую Бастилию, до того здорово взяли, что  сегодня  сидим  себе,
уплетая колбасу и попивая бургундское, на том самом месте, где была баш-
ня, прозывавшаяся .третья Бертодьера., в которой сидел  доктор  Жильбер!
До чего же странно! И как припомню весь этот шум, гам, крики,  грохот...
Погодите, - перебил сам себя Питу, - кстати уж о шуме, что это там  слы-
шится? Гляньте, папаша Бийо, там что-то происходит или идет кто-то:  все
бегут, все повскакали с мест; пойдемте-ка вместе со всеми, папаша  Бийо,
пойдемте!
   Питу подхватил Бийо под руку, приподнял его с места, и оба,  охвачен-
ный любопытством Питу и безучастный Бийо, отправились в ту сторону,  от-
куда доносился шум.
   Причиной шума был человек, наделенный редкой привилегией  производить
шум всюду, где бы он ни появлялся.
   Среди всеобщего гневного ропота слышались крики: "Да здравствует  Ми-
рабо!. - они вырывались из могучих глоток тех людей, которые  последними
меняют свое мнение о людях.
   И впрямь, это был Мирабо, который под руку с женщиной  явился  осмот-
реть новую Бастилию; ропот был вызван именно тем, что его узнали.
   Женщина была под вуалью.
   Другого человека на месте Мирабо испугала бы вся эта поднявшаяся вок-
руг него суматоха, в особенности крики,  преисполненные  глухой  угрозы,
прорывавшиеся сквозь хвалебные возгласы; эти крики были сродни тем,  что
сопровождали колесницу римского триумфатора, взывая к нему: "Цезарь,  не
забывай, что ты смертен!."
   Но он, человек привычный к угрозам, был, казалось, подобен  буревест-
нику, которому хорошо лишь в соседстве с громами и молниями;  с  улыбкой
на лице, со спокойным взглядом и властной осанкой  он  шел  сквозь  весь
этот переполох, ведя под руку неведомую спутницу, дрожавшую под влиянием
его ужасающей популярности.
   Неосторожная, она, наверно, подобно Семеле, пожелала увидеть Юпитера,
и теперь, казалось, ее вот-вот спалит небесный огонь.
   - Да это же господин де Мирабо! - сказал Питу. -  Смотри-ка,  вот  он
какой, господин де Мирабо, дворянский Мирабо. Вы помните,  папаша  Бийо,
ведь почти что на этом самом месте мы видели господина Гоншона, народно-
го Мирабо, и я еще сказал вам: "Не знаю, как дворянский Мирабо, а  этот,
народный, - сущий урод." Так вот, знайте, что нынче, когда я повидал  их
обоих, сдается мне, что оба они одинаковые уроды, но дела это не меняет;
все равно воздадим должное великому человеку.
   И Питу взобрался на стул, а со стула перелез на стол,  нацепил  треу-
голку на острие своей шпаги и закричал:
   - Да здравствует господин де Мирабо!
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 3 4 5 6 7 8 9  10 11 12 13 14 15 16 ... 66
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама