Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#3| Groundhog Day
Aliens Vs Predator |#2| And again the factory
Aliens Vs Predator |#1| To freedom!
Aliens Vs Predator |#10| Human company final

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Николай Прокудин Весь текст 472.76 Kb

Гусарские страсти эпохи застоя

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 3 4 5 6 7 8 9  10 11 12 13 14 15 16 ... 41
Красной, ни в Белой, ни в какой другой. Увольте нас, пожалуйста.
— Та-ак! Снять обоих с учебных должностей и перевести командирами взводов
с понижением.
Колчаков  привстал,  но  только для того, чтобы снова рухнуть на колени с
деревянным грохотом:
— Отец  родной!  Генералушка!  Благодетель  ты  наш! Не губи! Уволь, ради
Христа! Честное слово, пить брошу! Человеком стану! Только уволь!
— Нет,  сынок,  мы  вас  заставим  Родину  любить  и честно ей служить!..
Хомутецкий!  Рапорт  порвать,  в  увольнении  отказать! На гауптвахту их!
Будем  дальше воспитывать!… Замполит! Может, их еще из партии и комсомола
исключить? Как считаешь?
— Исключим,   обязательно   исключим!  —  вякнул  через  плечо  командира
Бердымурадов.
— Вот и славно! Может, и звездочек лишить? Пусть послужат лейтенантами?
Правнук  декабриста,  поручик  Лунев, в поддержку дружка тоже бухнулся на
колени, протягивая призывно руки к генералу:
— Отец  родной!  Будь  так  милостив! Лиши звания! Уволь из армии! Век на
тебя  будем  богу  молить!  Ей-ей!  Человеком  стану! Хоть трактористом в
деревне! Выгони хоть с «волчьим билетом» на гражданку!
— Ага!  Только вас в деревне и не хватает!  Мало там алкашей! Не-ет уж!..
Сгниете в песках Туркво!  Я вам это клятвенно обещаю! — рявкнул генерал.
— Ах,  так?!  —  Колчаков  вскочил  на ноги. — Ну, хрен с вами! Мы хотели
по-хорошему! Лунь! Наливай! Ну их к лешему!
Оба  офицера  демонстративно  располовинили стакан, хряпнули, улеглись по
кроватям.
— Хомутецкий!  Выписать  арест,  и  завтра  же — в Ашхабад! На гауптвахту
обоих!  —  уже  сипло и безнадежно скомандовал генерал Асланян, формально
оставил за собой последнее слово и круто развернулся, на выход.
Но   то  формально,  а  то  натурально.  Колчаков  в  генеральскую  спину
натурально спросил:
— Товарищ  генерал!  Разрешите  обратиться!  Весь гарнизон мучается одним
вопросом,   который  без  вас  ну  никак  не  разрешить.  Асланян  —  это
производное от какого зверя? От слона или от осла?
Безжалостный  ты,  поручик Колчаков! Тебе генеральский инсульт нужен, да?
Здесь и сейчас, да?
Да ему, поручику Колчакову, как-то по…
- Понятно – от осла! – брякнул Лунь.
Вослед  начальству  полилась  песня.  Фальшиво,  но нахально. «Бременские
музыканты» отдыхают!
— Ничего на свете лучше не-е-ету!
Чем служить в Генштабе на парке-е-ете!
Тем, кто честен, гнить в песка Педжена,
Отравляться водкой и чеме-е-енить,
Спиртоваться водкой и чименом!
Ла-ла-ла-ла! Е-е-е-е! Е!
Нам Туркво милей Афганиста-а-на!
Все мы любим батьку Асланя-а-ана!
Гауптвахта нам родней колхоза —
С голоду не пухнем, нет морозов.
Здесь мы не загнемся от морозов!
Ла-ла-ла-ла! Е-е-е-е! Е!

***
— Ну, это ты загну-ул! — не поверил Кирпич. — Чтоб так да с генералом!
—  Вот  те крест! — размашисто перекрестился атеист Никита. – Если и вру,
то  чуток,  привираю. А тебя, Вовка, терзают смутные сомнения потому, что
ты  уже полковник. Еще немного, еще чуть-чуть — и генерал. И типа вдруг с
тобой тоже таким манером офицеры будут обходиться. М?
—  Да  я  их  тогда!..  —  взревел  полковник  Кирпичин и показал могучим
кулаком, что он их тогда.
—  А  нельзя.  Тоже  офицеры.  Ну,  в  Афган услать. Дык нет уже никакого
Афгана,  то  есть  нас  там  нет. Нынче десять лет без войны и празднуем,
вернее  мы  без  нее…  В  крайнем  случае,  дуэль.  А так — на гауптвахту
отправить право имеешь, более же ни на что не имеешь.
— Да я б на месте этого Асланяна так их обоих поимел, что…
— Он бы их тоже, наверное, поимел, но есть нюанс.
— Нюанс?
— Ты ж не в курсе, кто папашка того же Лунева.
— Почему не в курсе? В курсе! И мне начхать!
— Вот так вот и начхать, полковник Кирпичин?
— И еще не так начхать!
— Ну-ну? И кто папашка Лунева?
—  Элементарно!  Внук декабриста! Ну, если Лунев — правнук декабриста, то
его папашка, натурально, внук декабриста. А чего? Неправда?
—  Правда, Кирпич, правда. Но не вся. Кроме того, папашка Лунева — о-о! —
Никита  похлопал  себя  по  плечу,  где погоны и многозначительно показал
пальцем вверх, в небо.
— Погодь! Этот Лунев — это тот самый Лунев? В смысле внук, а не правнук.
— Именно.
—  А чего ж тогда сыночка, кровинушку родную, в педженскую дыру отправил?
Не мог где-нибудь при штабе, кремлевский полк, все такое?..
—  А  достал  он  его!  В  смысле  правнук  внука.  Отцы и дети. Конфликт
поколений.  Я  не  вникал,  но  судя  по  всему…  Но,  однако,  сын, ты ж
понимаешь, всегда сын. И если что — горой за него!
—  То  есть  этих двух раздолбаев Асланян твой даже в Афган не упёк после
«губы»?
—  Не-а!  Колчакова  мог,  Лунева поостерегся. Но это ж тогда либо обоих,
либо никого. Справедливость восторжествовала!
— И ты это называешь справедливостью, Ромашка?!
— Что мы знаем о справедливости, Кирпич!
— И то верно…
—  Мужики!  —  прервал  схоластику  Дибаша. — Слазьте с гинекологического
дерева, делать вам больше нечего!
— С генеалогического, дубина!
— Или так… Давайте лучше поднимем — за погибших! За Вовку Киселя, за Баху
Акрамчика,  за  Юрку  Колеватова,  за  Витьку Бурякова… За всех из нашего
батальона, что полегли за два года!
— Шестьдесят три… — помрачнел полковник Кирпичин. — Шестьдесят три парня…

Выпили, помолчали.
—  Кстати,  о  гинекологическом  дереве,  —  кашлянул Никита дабы вывести
друзей-сослуживцев из мрачности.
— Генеалогическом!
—  Не-е-ет, на сей раз именно о гинекологическом! И самое паршивое в этой
истории, что именно дерева и не оказалось! А жаль!
— Какой-какой истории?
— А вот этой самой…
Глава 6. Ночное приключение

Никита стоял в конце длинной очереди в офицерском кафе, нервно постукивая
носком ботинка об пол. Настроение паршивое. В кармане последний рубль, на
завтрак  и  обед хватит. Но на ужин уже нет. Острый сексуально-финансовый
кризис.  То  есть?  А  то  и  есть! Заглядываешь в кошелек, а там — хрен!
Вернее – шиш.
Во всем виноват гад Мурыгин — уговорил купить большущий раскладной диван.
Ему,  видите  ли,  мягкого  уголка  не хватает в квартире для уюта. Диван
подарили  на свадьбу родственники жены, а кресел к нему нет. Он и надумал
прикупить  подходящие  кресла,  благо в магазин привезли гарнитур с точно
такой же расцветкой ткани. Но кресла отдельно от дивана не продавались, а
второй «сексодром» на кой?
Вовка долго искал, кому же этот диванище навязать.
Ахмедка  подвергся  долгой  обработке,  но устоял. Зачем он ему? Спать на
кровати  туркмена в училище научили, до того обходился стопкой матрасов и
одеял.  Диван  в  будущей семейной жизни — лишняя роскошью. Родственникам
привезешь — не поймут, не так поймут.
Шмер — холостяк, в общаге эту громадину не поставишь.
Шкребус в долгах после приобретения мотоцикла.
«Самоделкин»  Неслышащих  и  шкаф, и диван, и вообще всю обиходную мебель
сам себе мастерил.
А вот у Никиты… как назло, в этот момент имелось шестьдесят рублей.
— Целых шестьдесят!
— Всего шестьдесят, — поправлял Никита.
— Всего целых шестьдесят! — настаивал Мурыгин.
— Что  ты  ко  мне  пристал,  Мурыгин! Я приволок две армейские панцирные
койки, меня они вполне устраивают.
— А  ты провел их по службе КЭС? Это имущество роты! Завтра вдруг ревизия
—  и  бегом  принесешь их обратно. А сам ляжешь на голый пол, да?. А если
завтра жена приедет, где ей?.. На пыльных некрашеных досках?
— У меня пол хороший, свежевыкрашенный. Ахмедка четыре банки подарил. Всю
мансарду перекрасил.
—  На  полу  все  равно жестко! Даже на свежевыкрашенном! Нет, ну пошли в
магазин,  Ромашкин! Увидишь — не устоишь. Обивка — гобелен зеленого, даже
изумрудного оттенка! Если я сегодня кресла не куплю, то завтра кто-нибудь
точно уведет!
— Покупай.  Я-то  при чем? Сходи в другую роту! Гуляцкий твой друг, пусть
войдет в долю.
— Гуляцкий?!  У  него  в  руках  больше трешки не бывает, тем более после
недавнего  рождения  наследника:  жена  все  до копейки отбирает, чтоб не
пропил.  Сам  не пойму, на что парень пьянствует? Окончательный выбор пал
на тебя, ты моя жертва. Пойдем в военторг!
З-зануда! Проще согласиться, чем объяснить, почему не согласен!
—  Девчата!  Привел  клиента! Будем брать вещь! — войдя в торговый зал, с
порога объявил Мурыгин.
Никита  спасовал,  достал  полтинник  и  оформил  кредит. Кабала на шесть
месяцев!  Сотню  послать  жене  на  учебу,  пятьдесят  рублей в военторг,
квартплата, партвзносы. Выпить не на что! Не то что в кафе питаться!
Глаза  Мурыгина  светились  счастьем.  Задача  выполнена. Жена Лиля будет
довольна!
«Мягкий  гроб»  оказался совершенно неподъемным. Двух солдат для переноса
оказалось  мало.  Четверо  бойцов  с  трудом доволокли диванище до дверей
ромашкинской квартиры. Эх, не было печали! А сам виноват...
И теперь он перебивался с хлеба на воду. Трехразовое питание — три раза в
неделю.  Обычно  завтракал  свежим  воздухом по пути на службу, обедал не
всегда,  а  ужинал,  если повезет, закуской к коньяку или водке. В общем,
чем бог пошлет. Бог был переменчив — то благосклонен, то суров.
Сегодня  с  утра  желудок протестовал против голода особо бурно, и Никита
решил его слегка задобрить.
В  кафе  ворвался  жизнерадостный  гигант-борец  Лебедь, гулко хлопнул по
спине:
— Чего грустный, Никита! Гляди веселей! Жизнь прекрасна и удивительна! Я,
по  крайней  мере,  каждый  день ей удивляюсь. Иди займи столик, я сейчас
сделаю заказ. Угощаю! Не могу с кем-нибудь не поделиться!
Ну, если «угощаю»…
Лебедь-Белый  принес  один за другим три подноса с тарелками и стаканами.
Салат с капустой и салат из помидор, запеканка, блинчики, яичница из двух
яиц,  котлета и картофельное пюре, жареная колбаса, кефир, молоко, какао.
Крупный организм требует усиленного питания…
— Игорь! Я пас! У меня нет ничего, кроме рубля.
— Ай!  Отстань!  Сказал,  угощаю!  Ешь  и слушай, что расскажу. Только не
перебивай!
— Молчу  и жую! — Собственно, что и подразумевалось. Когда я ем, я глух и
нем.  А  жрать  хоте-елось!  Потому  —  нем. Ну, ладно, не глух. Все-таки
благодетель Лебедь угощает — в благодарность надлежит хотя бы послушать.
— Ты, Никит, знаешь, как я люблю женщин!
Никита  преувеличенно  кивнул  —  с набитым. Кто ж не знает, как записной
ловелас Лебедь любит женщин! А уж как они его!.. Лебедь-Белый был холост,
но  больше  суток  для  него  без  женщин  жить на свете невозможно, нет.
Однако!  Ни разведенок, ни холостячек в гарнизоне днем с огнем не сыщешь,
только  жены военных. И пока они, алкаши (то бишь военные, а не их жены),
водку трескают и в карты режутся, Лебедь-Белый повадился их обслуживать и
обхаживать  (то  бишь не военных, а их жен). Старался «наших» не трогать,
только  пехотиночек — контингент, периодически обновляемый по мере убытия
в  другие  гарнизоны и прибытия новых заслуживающих внимание экземпляров.
Причем сам он никого не соблазнял — барышни первыми начинали зондировать,
в  гости  приглашают,  заигрывают.  Не виноват Лебедь, что уродился таким
крупным, габаритным, энергичным и любвеобильным.
—  Короче,  тут  пригласила  меня  в  гости  дамочка… Ну, скажем, Оля для
простоты…  Но  не  Оля.  Но  не буду ее компрометировать, то есть не Олю.
Поймала  у  КПП  и говорит, мол, сегодня одна, муж на плановых занятиях в
Келите, мол, приходи… Ты, Никита, в Келите был?
— Еще не доводилось.
—  Это  в  горах  за Ашхабадом. Обычно батальоны отправляются туда на две
недели, не меньше. Тетки, как телки, начинают скучать. А я тут как тут!..
Вот и с Олей. Квартира отдельная, никто не помешает, торопиться никуда не
нужно,  без  суеты,  с  чувством,  с  толком.  Неделю  я так с ней ночами
поразвлекался — вчера иду протоптанным маршрутом. Меня ждут, любят — один
раз, другой, третий, четвертый. И я проваливаюсь в глубокий здоровый сон…
Сквозь  дрему  слышу  звонок в дверь, громкий стук, переходящий в сильные
удары.  Оля накинула прозрачный халатик, побрела в прихожую. Я сквозь сон
прислушался:  чмоки,  радостные  вскрики!  Та-ак! Муж с полигона внезапно
вернулся  на  побывку,  черт  бы  его  побрал!!!  Соскучился, черт бы его
побрал!!!  Заявился  среди  ночи.  Там поезд… ну из Келита приходит к нам
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 3 4 5 6 7 8 9  10 11 12 13 14 15 16 ... 41
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама