Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#3| Groundhog Day
Aliens Vs Predator |#2| And again the factory
Aliens Vs Predator |#1| To freedom!
Aliens Vs Predator |#10| Human company final

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Николай Прокудин Весь текст 472.76 Kb

Гусарские страсти эпохи застоя

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 6 7 8 9 10 11 12  13 14 15 16 17 18 19 ... 41
вчетвером,  пара  на  пару,  со сменой. Но ничего, будешь на подхвате, на
разогреве. Я тебе даже пальму первенства уступлю.
— Домой!  В  Педжен!..  Ирочка! Извини, Ирочка, но мы все ж таки уезжаем.
Дела! Служба!
— Дурила!  — повторила она хлюдовское. — Упускаешь шанс... Ну и ладно, не
больно  вы  мне  нужны.  Без вас обойдусь. По-о-одумаешь! Отправляйтесь в
свою глухую дыру!
И  пошла,  пошла  —  к  своему дому. Монументальные бедра. Стройные ноги.
Коротенькая, никакая, юбчонка.
Никита  вытер испарину со лба. Вот черт! Или он действительно дурила? Зря
отказался?

Глава 8. Дикие пляски горцев.

Успели-таки  на  троллейбус. Доехали на нем до привокзальной площади. Всю
дорогу Хлюдов говоряще молчал. Скрипел челюстями.
Платформа и прилегающие к ней окрестности н-не располагали... На парапете
—  стайка  цыганок  с  кучей цыганят, чумазых, оборванных, галдящих. Чуть
дальше несколько «бичей» выясняли отношения, хватая друг друга за грудки.
Пьяные,  с  опухшими лицами неопределенного возраста женщины целовались и
обнимались с такими же пьяными и потрепанными мужчичками.
Хлюдов  свысока  оглядел обитателей вокзала и глубокомысленно изрек вроде
ни к кому не обращаясь (но по сути, к Никите, в знак примирения):
— В  нашей  великой  и  могучей  стране  есть несколько отстойников, куда
жестокое,  житейское  море  прибивает потерпевших кораблекрушение. Первый
отстойник  на  Востоке  — это Чита. Второй на Севере — Воркута. Третий на
Западе  —  Брест.  Четвертый на Юге — Ашхабад. Если попадешь в пену этого
«прибоя»,  обратно  уже не выкарабкаешься, как ни старайся. Опустишься на
самое дно, утонешь. Так что Никитушка, те, кого мы сейчас наблюдаем — они
и есть, мутные брызги и хлопья пены.
— Н-да.  Пьеса  «На дне». Надеюсь, роль Челкаша нам не достанется. Хорошо
бы обойтись без потасовки.
— Так точно! Сейчас мы будем мимикрировать. Сливаться с окружающим миром.

Хлюдов уселся на высокий, выложенный из красного кирпича поребрик, достал
бутылку  рома,  и  уверенным  движением  руки  свернул  с нее пробку. Это
действие  моментально  привлекло внимание всех стоящих и сидящих рядышком
«бичей».
— Вовка! Ты что очумел?
— А чего? Мне никто из гопников не мешает, и я никому и ничем не обязан.
— А милиция?
— Ей, думаешь, заняться, кроме нас, некем? Пей спокойно.
Никита   оглянулся  по  сторонам.  Двое  постовых  милиционеров-туркменов
топтались  под  ярко  горящим  фонарем  у  входа  в вокзал. Сделать шаг в
сторону,  в  темноту  и  неизвестность,  они  явно не желали. Хлюдов снял
фуражку, запрокинул голову и сделал три глубоких глотка.
— Ну, ты даешь! Я так не могу. Из горла, тем более!
—  Держи  бутылку,  зелень  пузатая!  Сейчас  найду тебе посуду! — Хлюдов
подошел  к  автомату  с газированной водой, снял с подставки единственный
граненый стакан. — Вот, я его тебе даже помыл!
Никита наполнил стакан на четверть:
— Твое здоровье!
Желудок  приятно  обожгло.  Запах  и  вкус навел на мысль о существовании
таких   экзотических  и  далеких  стран,  как  Ямайка,  Куба,  Никарагуа,
Бразилия.  Черт!  Океан,  плантации  тростника, пальмовые рощи, мулатки и
креолки.  Испанский  язык!  Где-то  там,  где-то там… А ты тут… в жопе. В
отстойнике.
Хлюдов вновь отхлебнул из горла:
— Давай, наливай себе. По второму кругу!
По  второму  так  по второму. Никита закусил вторую порцию завалявшейся в
кармане шинели ириской, слипшейся вместе с бумажной оберткой.
— Что  ты  делаешь?!  Это  все  равно, что коньяк заедать огурцом! К рому
нужна  кубинская  сигара! —  наставительно  произнес  Хлюдов  и затянулся
паршивой сигареткой «Стюардесса».
— А, так вот откуда у тебя слабость к стюардессам! — заметил Никита.
Хлюдов взглянул на марку сигаретной пачки и гоготнул.
— И все же ты дурила, лейтенант Ромашкин! Могли б не на вокзале сидеть, а
в койке барахтаться! Ладно, замнем и забудем. Что, по третьей?
— Хватит. Иначе мы в вагон не попадем.
— Не  боись!  Со  мной  мимо  вагона  не  промахнемся. Я никогда не теряю
контроля!
— Да я не в том смысле, а в том, что ноги не дойдут…
Обволакивала  лень  и  тягучая дрема. Закрыть бы глаза хоть на полчасика.
Скоро  полночь. Но спать нельзя. Поезд до Педжена будет ползти около трех
часов,  и выходить нужно среди ночи. Заснешь в поезде — проедешь станцию.
Придется терпеть и бодрствовать, еще несколько часов.
Хлюдов  сходил,  приобрел  на  проездное требование посадочные билеты без
указания  мест.  Наконец-то подошел долгожданный поезд из Красноводска. В
хвостовых,  общих,  вагонах кипела жизнь, копошились люди. В купированной
части состава свет в окнах не горел — там люди отдыхали. Ехать предстояло
в общем вагоне. Будет шумно, скандально, душно, крикливо.

Они заняли нижнюю боковую полку с откидным столиком.
— Дремать будем одновременно или по очереди? — спросил Никита.
— Нет,  только бодрствовать, иначе проспим до пограничного Серахса. Будем
взбадривать организмы ромом!
Соседи-попутчики,   компания   кавказцев,   сидящих  напротив,  постоянно
горланила, ежеминутно ругалась. Угрюмые физиономии не внушали доверия. На
краю  полки  сидел  громила с бычьим торсом и могучими волосатыми руками.
Каждый   кулак   —   с   голову   годовалого  ребенка.  Рядом  —  высокий
красавец-джигит,  с  щегольскими  усиками  и  спортивной  фигурой.  Двое,
сидящие  напротив,  более  хилые  на  вид, но если бы завязалась драка, в
качестве  бойцов  и  они  бы  сгодились. Один хмурый мужчина средних лет,
другой  совсем  юнец  лет  восемнадцати.  Этот оказался самым горластым и
суетливым.
Из-за  стенки соседнего купе выглядывали два дедка, пенсионного возраста.
И то хорошо. Может, в случае конфликта, будут утихомиривать своих горячих
молодых соплеменников.
Громила оглядел офицеров тяжелым неприятным взглядом. У Никиты похолодела
спина.  Хлюдов  усмехнулся  и  налил  рому  в  стаканы.  Второй стакан он
выпросил у проводника.
— Будем здоровы! — Хлюдов вызывающе глянул на кавказцев, а затем медленно
выпил до дна.
Челюсти   гиганта   сжались,   желваки   зашевелились.   Подбородок  стал
твердокаменным,  квадратным.  Бугристый  рельеф  мышц  угрожающе пришел в
движение.  Демонстративное  и  вызывающее  распитие  на  глазах  публики,
которую не приглашают присоединиться?!
Капитан Хлюдов не моргнул:
— Ну, чего уставился? Выпить хочешь?
— Хочу, — взгляд гиганта стал враждебным и колючим.
— Вы кто? Осетины? — спросил Никита.
Наугад,  но  в точку! Громила никак не ожидал, что русский офицер отличит
его  нацию  от  остальной  разноплеменной  толпы  инородцев.  Обычно  как
говорят: кавказец, абрек, чурка, урюк…
— Осетин! А ты как узнал?
— По запаху! — заржал Хлюдов, чуть всё не испортил..
— Не  обращай  на  него внимания, дружище, капитан шутит! — Никита пихнул
Хлюдова в бок. — По разговору узнал, по лицам…
— Знаешь наш язык? — обрадовался гигант, на глазах превращаясь из опасной
гориллы в почти дружелюбного человека.
— Н-не совсем… У меня многие друзья осетины.
— Выпить, наверное, хочешь? — не унялся Хлюдов.
— Хочу, — еще раз подтвердил громила.
— А,  нэту! —  с  акцентом  и  с  усмешкой ответил Жлюдов. — Лишнего нэту
ничего!  —  разлил по стаканам остатки рома из первой бутылки и достал из
«дипломата» другую.
— Ого! — осетин зацокал языком и что-то быстро пробурчал соплеменникам.
Те бурно начали обсуждать. Пришли к общему согласию.
— Можем одну купить! — предложил гигант.
— Не продается!
— Ну, давай тогда сыграем на вашу бутылку?
— В  карты с незнакомыми шулерами не играем, — ответил Никита за двоих. –
Только с шулерами знакомыми.
— Нет. Не в карты! – осетин пропустил шулеров мимо ушей. - Будем бороться
на  руках.  Если  выиграете, мы бежим за бутылкой водки в вагон-ресторан.
Если нет — ваш ром, станет наш!
Старики  выглянули  из-за переборки, что-то быстро «чирикнули», но гигант
успокаивающе  извинился  перед  ними.  И  вновь  обратился  к Ромашкину с
Хлюдовым:
— Что, офицеры, испугались?
— Мы?! — оскорбился Хлюдов. — С кем бороться?!
— Со мной, — расплылся в широкой улыбке огромный осетин.
— Да хоть и с тобой! Мне один хрен. Давай!
Никита схватил за рукав начавшего снимать шинель капитана:
— Володя! Одумайся! Ты ведь пьян! Поборят.
— Меня?!  Да  ни  за  что!  Я  в этом деле мастер. Бороться — мое любимое
занятие! Не боись!.. Расступись, молодежь! 
Он  уверенно  уселся  за  столик  к  осетинам.  Угрюмый  гигант устроился
напротив.  Они  крепко  взялись  за  руки,  обхватили ладонью ладонь друг
друга.
— Командуй, Ромашкин! — скомандовал Хлюдов.
— На счет три! Раз, два, три!
Хлюдов  напрягся,  надулся,  покраснел и задрожал всем телом. Гигант тоже
напрягся,  глаза  выкатились  из  орбит,  налились  кровью.  И  минуту не
продержался Хлюдов — его рука рухнула на стол.
— Черт! Бляха!  Не размял я руку!
—  Да  ладно  тебе!  После драки кулаками… — Никита разочарованно покачал
головой (чудес не бывает…) и с сожалением отдал кубинский ром осетинам.
Те радостно заворковали. А молодой в восторге даже пустился в пляс.
— Ромашкин,  доставай  последний  «пузырь», — скомандовал Хлюдов. — Будем
бороться еще!
— Вовка! Ты что, совсем офонарел?
— Успокойся!  Сейчас  правую  руку  разомнешь,  и  я  с  ними обязательно
справлюсь.
Далее бороться вызвался средний брат, худой, но жилистый. Он сел за стол,
бурно  и  резко  атаковал, но в следующую секунду молниеносным рывком был
повержен.
— Вах!
— О-о-о! У-у!
— Абанамат !!! — гигант протянул Никите только-только завоеванную бутылку
обратно и грозно произнес: — Еще хочу бороться! 
— Давай, я не против! — согласился Хлюдов. — Никита, массируй руку опять.

Никита принялся яростно растирать и теребить мышцы капитана.
— Володя, может, не стоит? Проиграешь.
— Просто  так  выйти  из  игры без драки все одно не получится, не дадут.
Вход  —  рубль,  выход  –  три!  Начать легко, тяжело закончить, но будем
соревноваться. Я только вошел во вкус. Смотри и учись!
Противники  уселись  друг  напротив  друга,  напряглись и через минуту (о
чудо!)  рука  гиганта  медленно  стала  наклоняться к столику и бессильно
рухнула.
— У-а-а! — завизжали горцы.- Ай-яй!
— О-о-о! —  воскликнул  восхищенный  громила. —  Меня  давно никто нэ мог
завалить! Как ты сумэл? Асланчик, бэги за бутылькой! Живо!
Он сунул десятку в руку гонца. 
В  борьбу  вступил  средний  брат. И он проиграл состязание. Едва молодой
прибежал с бутылкой, как вновь умчался за водкой.
Наконец,  гигант  переборол  Хлюдова,  и  одна  из бутылок возвратилась к
осетинам.
Младшему  надоело сновать между купе и рестораном, кровь тоже забурлила в
жилах,    охватил    азарт.    И   он   тоже   бросил   вызов   русскому.
Братья-соплеменники рыкнули на младшего.
— Э,  минутку!  —  упредил их Хлюдов. — Он меня вызвал, я вызов принимаю.
Боремся!
Юный  джигит получил затрещины от братьев. Затем, проиграв, получил новую
порцию подзатыльников.
И вновь — гигант. И опять проиграл! А еще раз? Реванш! Реванш взял, да. И
обрадовался   победе,   как   ребенок.  Да  и  вся  их  горская  компания
возликовала: «Эдик! Эдик!» Ага, его зовут Эдик…
Хлюдов подмигнул Ромашкину, шепнул:
—  Решил  одну  схватку  сдать, чтоб не рассвирепели, — откупорил бутылку
водки.
Осетины  нарезали сыр, хлеб и колбасу. Хлеб вместе преломили — уже как бы
друзья. Ну, не враги — и то хлеб…
— Мужики,  а  чего  вы  приперлись  в  эту  глушь?  Будете асфальтировать
дороги? — спросил Никита у Эдика.
— Слюшай,  откуда все знаешь? Умный, да?! Ты что милиционер? — рассмеялся
громила.
— А  вашего  брата,  по  просторам  Сибири  не  счесть.  От  Урала  и  до
Владивостока: армяне и осетины дороги строят. Все шабашники с Кавказа.
— Почему так нехорошо называешь?! Посмотри на мои руки — мозоль к мозолю.
Я дэсят тонн гравия за дэнь лопатой перебрасываю.
— Ну,  ладно,  не  обижайся! — примирительно обнял Эдика за шею Хлюдов. —
Давайте лучше в карты сыграем.
— Денег  больше  нет, —  грустно признался гигант. — Сапсэм кончились. Но
есть  шоколадные конфеты! В коробках! Очень вкусные. Давай коробка конфет
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 6 7 8 9 10 11 12  13 14 15 16 17 18 19 ... 41
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама