Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Сказки - Г.-Х. Андерсен Весь текст 742.6 Kb

Сказки

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 6 7 8 9 10 11 12  13 14 15 16 17 18 19 ... 64
также сослужила им добрую службу, и  в  конце  концов  они  благополучно 
спустились на пол. Но, взглянув на старый шкаф, они увидели там страшный 
переполох. Резные олени вытянули вперед головы, выставили рога и вертели 
ими во все стороны, а обер-унтер-генерал-кригскомиссар-сержант  Козлоног 
высоко подпрыгнул и крикнул старому китайцу: 
   - Они убегают! Убегают! 
   Пастушка и трубочист испугались и шмыгнули в подоконный ящик. 
   Тут лежали разрозненные колоды карт, был кое-как установлен кукольный 
театр. На сцене шло представление. 
   Все дамы - бубновые и червонные, трефовые и пиковые - сидели в первом 
ряду и обмахивались тюльпанами, а за ними стояли валеты и старались  по- 
казать, что и они о двух головах, как все фигуры в картах. В пьесе изоб- 
ражались страдания влюбленной парочки,  которую  разлучали,  и  пастушка 
заплакала: это так напомнило ее собственную судьбу. 
   - Сил моих больше нет! - сказала она трубочисту. - Уйдем отсюда! 
   Но когда они очутились на полу и взглянули на свой столик, они увиде- 
ли, что старый китаец проснулся и раскачивается всем телом - ведь внутри 
него перекатывался свинцовый шарик. 
   - Ай, старый китаец гонится за нами! - вскрикнула пастушка и в отчая- 
нии упала на свои фарфоровые колени. 
   - Стой! Придумал! - сказал трубочист.  -  Видишь  вон  там,  в  углу, 
большую вазу с сушеными душистыми травами и цветами?  Спрячемся  в  нее! 
Ляжем там на розовые и лавандовые лепестки, и если китаец  доберется  до 
нас, засыплем ему глаза солью. 
   - Ничего из этого не выйдет! - сказала пастушка. - Я знаю,  китаец  и 
ваза были когда-то помолвлены, а от старой дружбы всегда  что-нибудь  да 
остается. Нет, нам одна дорога - пуститься по белу свету! 
   - А у тебя хватит на это духу? - спросил трубочист. - Ты  подумала  о 
том, как велик свет? О том, что нам уж никогда не вернуться назад? 
   - Да, да! - отвечала она. 
   Трубочист пристально посмотрел на нее и сказал: 
   - Мой путь ведет через дымовую трубу! Хватит ли у тебя  мужества  за- 
лезть со мной в печку, а потом в дымовую трубу? Там-то уж  я  знаю,  что 
делать! Мы поднимемся так высоко, что до нас и не доберутся. Там, на са- 
мом верху, есть дыра, через нее можно выбраться на белый свет! 
   И он повел ее к печке. 
   - Как тут черно! - сказала она, но все-таки полезла за ним и в печку, 
и в дымоход, где было темно, хоть глаз выколи. 
   - Ну вот мы и в трубе! - сказал трубочист. -  Смотри,  смотри!  Прямо 
над нами сияет чудесная звездочка! 
   На небе и в самом деле сияла звезда, словно указывая им путь.  А  они 
лезли, карабкались ужасной дорогой все выше и выше. Но трубочист поддер- 
живал пастушку и подсказывал, куда ей удобнее  ставить  свои  фарфоровые 
ножки. Наконец они добрались до самого верха и присели отдохнуть на край 
трубы - они очень устали, и не мудрено. 
   Над ними было усеянное звездами небо, под ними все  крыши  города,  а 
кругом на все стороны, и вширь и вдаль, распахнулся вольный мир.  Бедная 
пастушка никак не думала, что свет так велик. Она склонилась головкой  к 
плечу трубочиста и заплакала так сильно, что слезы смыли всю позолоту  с 
ее пояса. 
   - Это для меня слишком! - сказала пастушка. - Этого мне  не  вынести! 
Свет слишком велик! Ах, как мне хочется обратно на подзеркальный столик! 
Не будет у меня ни минуты спокойной, пока я туда не вернусь! Я ведь пош- 
ла за тобой на край света, а теперь ты проводи меня обратно домой,  если 
любишь меня! 
   Трубочист стал ее вразумлять, напоминал о старом китайце  и  обер-ун- 
тер-генерал-кригскомиссар-сержанте Козлоного, но она только рыдала безу- 
тешно да целовала своего трубочиста. Делать  нечего,  пришлось  уступить 
ей, хоть это и было неразумно. 
   И вот они спустились обратно вниз по трубе. Не легко это  было!  Ока- 
завшись опять в темной печи, они сначала постояли у дверцы,  прислушива- 
ясь к тому, что делается в комнате. Все было тихо, и  они  выглянули  из 
печи. Ах, старый китаец валялся на полу: погнавшись за ними, он свалился 
со столика и разбился на три части. Спина отлетела начисто, голова зака- 
тилась в угол. Обер-унтер-генерал-кригскомиссарсержант стоял, как  всег- 
да, на своем месте и раздумывал. 
   - Какой ужас! - воскликнула пастушка. - Старый  дедушка  разбился,  и 
виною этому мы! Ах, я этого не переживу! 
   И она заломила свои крошечные ручки. 
   - Его еще можно починить! - сказал трубочист. - Его отлично можно по- 
чинить! Только не волнуйся! Ему приклеят спину, а в затылок вгонят хоро- 
шую заклепку, и он опять будет совсем как новый и сможет наговорить  нам 
кучу неприятных вещей! 
   - Ты думаешь? - сказала пастушка. 
   И они снова вскарабкались на свой столик. 
   - Далеко же мы с тобою ушли! - сказал трубочист. - Не стоило  и  тру- 
дов! 
   - Только бы дедушку починили! - сказала пастушка. - Или это очень до- 
рого обойдется?.. 
   Дедушку починили: приклеили ему спину и  вогнали  в  затылок  хорошую 
заклепку. Он стал как новый, только головой кивать перестал. 
   - Вы что-то загордились с  тех  пор,  как  разбились!  -  сказал  ему 
обер-унтер-генерал-кригскомиссар-сержант Козлоног. - Только  с  чего  бы 
это? Ну так как, отдадите за меня внучку? 
   Трубочист и пастушка с мольбой взглянули на старого китайца: они  так 
боялись, что он кивнет. Но кивать он уже больше не мог, а объяснять пос- 
торонним, что у тебя в затылке заклепка, тоже радости мало. Так и  оста- 
лась фарфоровая парочка неразлучна. Пастушка и  трубочист  благословляли 
дедушкину заклепку и любили друг друга, пока не разбились. 
 
 
   ДУРЕНЬ ГАНС 
 
   Жил в усадьбе старик хозяин, и было у него два сына, такие умные, что 
и вполовину хватило бы. И решили они посвататься к королевне - отчего же 
нет? Она сама объявила, что возьмет в мужья того, кто за словом в карман 
не лезет. 
   Двое умников готовились целую неделю; больше времени у них  не  было, 
да и того достаточно: начатки знаний у них были,  а  это  главное.  Один 
знал наизусть весь латинский словарь и местную газету за три года, с на- 
чала до конца и с конца до начала. Другой  изучил  всю  цеховую  премуд- 
рость: что какому цеховому старшине полагается знать;  стало  быть,  мог 
рассуждать и о делах государственных - так, по крайней мере, он сам  по- 
лагал. Кроме того, он был франт и умел вышивать подтяжки, а это  немалое 
искусство. 
   - Королевна будет моей, - говорил и тот и другой. 
   И вот отец дал каждому чудесного коня; тому, который знал  словарь  и 
газету, - вороного, а тому, который был цеховым знатоком  и  умел  выши- 
вать, - белого. Оба смазали себе уголки губ рыбьим жиром, чтобы  пошеве- 
ливались побыстрей. Все слуги высыпали во двор поглядеть, как они  сядут 
на коней. И вдруг прибежал  третий  брат.  Всего-то  их  было  трое,  да 
третьего никто и в расчет не принимал. Далеко ему было до  своих  ученых 
братьев, и называли его попросту Дурень Ганс. 
   - Вы куда это собрались, что так распарадились? - спросил он. 
   - Ко двору. Хотим выговорить себе королевну. Или ты не слыхал, о  чем 
барабанили по всей стране? - И они рассказали ему, в чем дело. 
   - Эге, так и я с вами, - сказал Дурень Ганс. 
   Братья только засмеялись и тронулись в путь. 
   - Отец, давай и мне коня! - закричал Дурень Ганс. - И меня  разбирает 
охота жениться. Возьмет меня королевна - ладно, а  не  возьмет  -  я  ее 
возьму. 
   - Полно пустое болтать, - сказал отец. - Не дам я тебе коня. Ты и го- 
ворить-то не умеешь. Вот братья твои - те молодцы. 
   - Не дашь коня - возьму козла, - сказал  Дурень  Ганс.  -  Козел  мой 
собственный и небось довезет меня. - И он уселся на козла верхом, всадил 
ему пятки в бока и помчался по дороге во всю прыть. 
   - Го-го! Берегись! - крикнул он и запел во все горло. 
   А братья ехали себе потихоньку, не говоря ни слова: надо же было  хо- 
рошенько обдумать заранее все шутки и острые словечки, сразу-то ведь они 
в голову не придут. 
   - Го-го! Вот и я! - закричал им Дурень Ганс. - Гляньте, что я на  до- 
роге нашел. - И он показал им дохлую ворону. 
   - Дурак, - сказали они. - Куда она тебе? 
   - Я ее королевне подарю. 
   - Подари, подари! - засмеялись они и поехали дальше. 
   - Го-го! Вот и я! Гляньте, что я еще нашел. Это не каждый день на до- 
роге валяется. 
   Братья поглядели. 
   - Дурак, - сказали они. - Это же просто деревянный башмак, да еще без 
передка. Ты и его королевне подаришь? 
   - Непременно, - сказал Дурень Ганс. 
   Братья засмеялись и уехали вперед. 
   - Го-го! Вот и я! - опять закричал Дурень Ганс. - Одно к одному.  Вот 
находка так находка. 
   - Ну, что ты там еще нашел? - спросили братья. 
   - О-о, - сказал Дурень Ганс, - просто и слов не подберешь. То-то  ко- 
ролевна обрадуется. 
   - Тьфу!.. - сказали братья. - Да это грязь из канавы. 
   - Верно, - сказал Дурень Ганс, - первейшего сорта. На ладони не удер- 
жишь, так и ползет. - И он набил себе грязью карман. 
   А братья помчались от него во всю прыть; приехали целым часом  раньше 
и остановились у городских ворот, где женихи записывались  в  очередь  и 
получали номерки. Потом их всех выстроили по шести в ряд, да так  тесно, 
что и не шевельнуться. И хорошо, что так, а то они исполосовали бы ножа- 
ми друг другу спины за то лишь, что одни очутились впереди других. 
   Все жители страны столпились у дворца и заглядывали в окна: всем  хо- 
телось видеть, как королевна принимает женихов. А женихи входили в  залу 
один за другим, и как кто войдет, так язык у него и отнимается. 
   - Не годен, - говорила королевна. - Следующий! 
   Вот вошел старший брат, который знал наизусть словарь. Но он уж поза- 
был все, пока стоял в очереди, а тут - паркет  скрипучий,  потолок  зер- 
кальный, так что видишь самого себя кверху ногами, и у каждого  окна  по 
три писца да по одному писаке, и все записывают каждое слово, чтобы сей- 
час же тиснуть в газету да продать за два гроша на углу. Просто ужас!  К 
тому же печку в зале так натопили, что она раскалилась докрасна. 
   - Какая жара здесь, - сказал жених. 
   - Отцу моему вздумалось поджарить молодых петушков, -  сказала  коро- 
левна. 
   - Э-э... - сказал жених: такого разговора он не ожидал и не  нашелся, 
что сказать в ответ - сказать-то ведь надо было что-нибудь остроумное. - 
Э-э... 
   - Не годен, - сказала королевна. - Вон! 
   И пришлось ему убраться восвояси. Вошел второй брат. 
   - Ужасно жарко здесь, - сказал он. 
   - Да, мы сегодня поджариваем молодых петушков, - сказала королевна. 
   - Ка-ак? Ка... - сказал он. 
   И все писцы записали: "Ка-ак? Ка..." 
   - Не годен, - сказала королевна. - Вон! 
   Следующим был Дурень Ганс. Он въехал на козле прямо в зал. 
   - Ну и жарища тут, - сказал он. 
   - Это я молодых петушков поджариваю, - сказала королевна. 
   - Славно, - сказал Дурень Ганс. - Так и мне заодно можно зажарить мою 
ворону? 
   - Отчего же нельзя, - сказала королевна. - А у вас есть в чем жарить? 
У меня нет ни кастрюльки, ни сковородки. 
   - У меня найдется, - ответил Дурень Ганс. - Вот посудина,  да  еще  с 
ручкой. - И он вытащил старый деревянный башмак с отколотым  передком  и 
положил в него ворону. 
   - Да это целый обед! - сказала королевна. - Только где же мы  возьмем 
подливки? 
   - У меня в кармане, - ответил Дурень Ганс. - У меня ее хоть отбавляй. 
- И он зачерпнул из кармана горсть грязи. 
   - Вот это я люблю, - сказала королевна. - Ты за словом  в  карман  не 
лезешь. Тебя я и возьму в мужья. Но знаешь, каждое наше слово  записыва- 
ется и завтра попадет в газеты. Видишь, у каждого окна три писца да  еще 
старший писака. Всех хуже самый главный, он ведь ничего не понимает. 
   Это уж она припугнуть его хотела. А писцы заржали и посадили  на  пол 
по жирной кляксе. 
   - Вот так компанийка! - сказал Дурень Ганс. - Сейчас я разуважу само- 
го главного. 
   И он недолго думая выворотил карманы и залепил  главному  писаке  все 
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 6 7 8 9 10 11 12  13 14 15 16 17 18 19 ... 64
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (5)

Реклама