Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-081: Spontaneous combustion virus
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео
Aliens Vs Predator |#6|

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Джон Пристли Весь текст 214.65 Kb

Дженни Вильерс

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 4 5 6 7 8 9 10  11 12 13 14 15 16 17 ... 19
     - Ведь это происходит снова и снова. И всегда может возвратиться, стоит
только подумать, хотя в точности не повторяется никогда...
     Но  тут  все  вздрогнуло,  вновь  задвигалось  и  зазвучало,  и  Дженни
закончила свою благодарственную речь словами:
     - Итак, леди  и джентльмены  из  Шекспировского общества, от имени всей
труппы театра "Ройял" я еще раз благодарю вас. "Милостивые мои государи,  вы
позаботились о том, чтобы актеров хорошо устроили"{11}.
     Она   сделала   легкий  реверанс  и  села   под   долгие  аплодисменты,
остановленные  в конце  концов Огастесом Понсонби, который приказал  мистеру
Ладлоу обратиться к присутствующим с речью.
     Мистер Ладлоу, чье  лицо  цветом напоминало  королевский пурпур, тяжело
поднялся с видом благороднейшего из римлян. Он явно был  пьян, но его манеры
и слог прекрасно сочетались со спиртными напитками.
     - Друзья мои, - начал  он, слегка покачиваясь,  - благодарю вас от всей
души. Вы, если продолжить цитату из "Гамлета", позаботились  о нас не только
здесь,  в этот славный час пышного празднества, но и  в самом театре. Я вижу
вокруг себя множество знакомых лиц, и хоть я знаю,  что вы мои повелители, а
я ваш  покорный слуга, вы  позволите  мне  обратиться  к  вам,  как  к своим
друзьям.  -   Шекспировское   общество  зааплодировало,   а   миссис  Ладлоу
разразилась рыданиями, напоминающими извержение вулкана.
     - Я много лет провел с вами, - продолжал мистер Ладлоу, - и как актер и
как антрепренер, и теперь, когда я оглядываюсь  назад из этого быстротечного
тысяча восемьсот сорок шестого года...
     Но тут  до  Чиверела донесся  какой-то странный звук  -  звук в  высшей
степени неуместный, нелепый и все же повелительный и настойчивый.
     - ...  бурного года, отмеченного  для  нас  многими  раздорами  дома  и
беспорядками за  границей, - увлеченно  говорил Ладлоу, - года,  когда можно
подумать, что Театр  перестанет  владеть вниманием  публики,  поглощенной  и
обеспокоенной хлебными законами,  чартистами, голодом в Ирландии, войнами  в
Мексике и Индии...
     Это  был  телефон,  и он звонил и звонил  не переставая.  Еще мгновение
Ладлоу оставался на  месте, шевеля  губами и жестикулируя, но  он был уже не
более, чем тающий на глазах призрак; в следующий миг  он исчез, а  вместе  с
ним  исчезли и  Дженни, и весь. банкет,  все актеры  и  члены Шекспировского
общества, и осталась только  Зеленая Комната с телефоном, который надрывался
на столе. Чиверел уставился на него в недоумении.

     11

     Отли  приоткрыл дверь, и  в комнату  брызнул свет - непривычно  яркий и
резкий.
     - Звонят из Лондона, мистер Чиверел.
     - Да, - ответил Чиверел  с некоторым смущением. - Я думал... то  есть я
слышал звонок.
     - Хорошо. - И резкий свет исчез вместе с Отли.
     Чиверел снял трубку осторожно, словно она только что была изобретена.
     -  Да,  говорит  лично мистер Чиверел. -  И,  разумеется, его попросили
подождать,  как обычно  бывает  в таких случаях.  Должно  быть,  телефону не
понравилось, что говорит лично он. Пока он дожидался ответа, редкие клочки и
обрывки сцены в  гостинице "Белый Олень" все еще мелькали в  его сознании. И
Дженни, конечно. Но сейчас не было времени думать о ней.
     Отли, славный, услужливый человек,  только, пожалуй, чересчур усердный,
заглянул снова:
     - Уже поговорили, мистер Чиверел?
     - Они нашли меня, - проворчал он, - но потеряли тех.
     - Моя секретарша может дождаться звонка...
     - Нет,  спасибо. Теперь уж лучше  я сам дождусь. -  Он провел свободной
рукой по глазам жестом измученного и недоумевающего человека. Убрав руку, он
увидел, что Отли подошел ближе и с любопытством смотрит на него.
     - Не хочу быть назойливым, мистер Чиверел, но вы действительно здоровы?
     У  него  было  искушение ответить:  "Дорогой Отли, я только  что имел в
высшей степени волнующую беседу  с молодой женщиной, умершей сто лет назад".
Но он сказал только:
     - Не уверен.
     - Я могу вам чем-нибудь помочь?
     Да,  мой  славный,  услужливый  Отли,  ты  можешь объяснить  мне  тайны
Времени, Бессмертия, Души, Снов, Галлюцинаций и Видений, Творческого Разума,
Личного и Коллективного Бессознательного. Но он просто ответил:
     - Нет,  благодарю вас, мистер  Отли; я  не думаю,  что  тут  кто-нибудь
чем-нибудь может помочь.
     - Может быть, послать за доктором Кейвом? Он сказал мне, где он будет -
это тут рядом.
     - Нет,  спасибо, не  беспокойтесь. Это  случай не  для  доктора Кейва -
сейчас, по крайней мере.
     В трубке снова что-то спросили.
     -  Да,  - ответил он, - это мистер Чиверел, а мне, наверное, звонит сэр
Джордж Гэвин.
     Отли вышел. Чиверел стал ждать Джорджа Гэвина и  внезапно ощутил полную
перемену настроения. Он опять был почти таким же, как прежде. Он снова стоял
на земле. Думать ему не хотелось, но  он был  готов  к разговору с Джорджем,
несмотря на то, что теперь, пожалуй, сам не знал,  какое он  примет решение.
Джордж  Гэвин  был  богатый  бизнесмен  из Сити,  плотный пожилой  холостяк,
непокладистый в делах,  но навсегда  околдованный  Театром, перед которым он
робел и о котором был удивительно хорошо осведомлен, не в пример большинству
состоятельных англичан: те смотрят на  Театр свысока, ровно ничего  о нем не
зная. Для Джорджа Гэвина Театр стал  и любимым детищем, и способом помещения
капитала,  и, хотя по профессии Джордж  не имел никакого отношения к Театру,
он всегда занимался им самозабвенно и был надежным коллегой, в  чем Чиверелу
не однажды приходилось убеждаться. Их давно уже связывала крепкая дружба.
     - Это ты, Джордж? Привет! Что это ты вдруг решил позвонить  - стряслось
что-нибудь?
     Джордж  ответил,  что звонит  из ресторана, и  добавил,  что у Чиверела
какой-то странный, не его голос*
     - Очень может быть. Мне тут пришлось принять одно снадобье.
     - Слушай, старик, - озабоченно  сказал Джордж, который  всегда  считал,
что Чиверел сделан из более тонкого и чувствительного материала, чем он сам.
- Говорят, ты немножко расклеился. Так с этим можно и подождать пару дней.
     - Нет-нет, продолжай, Джордж.
     - К концу  месяца театры  будут мои, -  объявил Джордж. - Дело в шляпе,
старик.
     Чиверел ответил, что рад этому, и действительно был рад.
     - Спасибо, старик, - сказал Джордж, тоже совершенно искренне. - Я решил
сразу  позвонить, хоть ты там и  занят. Потому  что театры -  вот они, и мое
предложение остается в силе.
     - Это очень  великодушное предложение, Джордж,  я уже говорил тебе. И я
страшно за него благодарен. - Он остановился.
     - Но? - подсказал Джордж.
     - Никаких  "но".  Просто-напросто  я  не  знаю, что ответить.  Сегодня,
совсем еще  недавно, я склонен был отказаться  от  твоего  в  высшей степени
великодушного предложения, Джордж, просто потому,  что чувствовал: с Театром
у меня все кончено. Я сказал об этом Полине Фрэзер и совершенно взбесил ее.
     Джордж заметил, что теперь Чиверел говорит не так уверенно.
     -  Ты  совершенно  прав,  Джордж. Но не  могу  сказать,  что я  изменил
решение. Я  просто  не  сумел  еще  ухватить  за хвост  свое  решение, чтобы
изменить его.
     -  Повтори-ка  снова, старик, - попросил Джордж серьезно. И,  когда его
просьба была исполнена, он спросил, не пьян ли Чиверел.
     - За весь день не взял в  рот ни капли. Но доктор дал мне  лекарство, и
я, видно, принял  больше, чем следовало,  а  потом лег и задремал  здесь,  в
Зеленой  Комнате.  И...  - И что?  Мысль  его отчаянно  металась  в  поисках
объяснения, которое не было бы бессовестной ложью и  все же могло произвести
по телефону впечатление на Джорджа Гэвина. -  И...  должно  быть, мне что-то
пригрезилось. Хотя не думаю, что я спал по-настоящему...
     Джордж предположил, что это был сон наяву.
     - Со мной  такое часто  бывает, старик, - прибавил он, - особенно сразу
после ленча.
     - Это было не сразу после  ленча, - сказал Чиверел.  -  А для сна наяву
это  было слишком живо. Но что-то  вроде сновидения -  да, должно  быть. - И
едва  он  произнес  это,  как  на  него  огромной  серой  глыбой  обрушилось
томительное ощущение пустоты и бесполезности,  которое он испытывал во время
разговора с  Полиной. Но  теперь где-то внутри  этого ощущения, как  смутная
боль, таилось горькое чувство утраты и раскаяния. И ему расхотелось говорить
с Джорджем, и уже не имело значения, будут или не будут они вместе управлять
театрами.
     -  Ты так говоришь, старик,  словно тебя чем-то  одурманили,  -  сказал
Джордж сочувственно. - Не волнуйся из-за наших дел. У тебя и с пьесой хватит
забот. Как она, кстати?
     - Полина и  другие ворчат из-за  третьего акта. - Он замолчал. - Скажи,
Джордж, там, рядом с тобой, никто не плачет?
     - Что?
     - Никто там не плачет?
     - Здесь  никогда никто не плачет, - сказал  Джордж. - Это,  наверное, у
тебя.
     - Я тоже так думаю, - печально сказал Чиверел.
     - Ну вот что, старик, надо тебе последить за собой, не  то мы все скоро
заплачем. Но ты позвони мне насчет этого предложения, когда сможешь.
     - Спасибо, Джордж, непременно. Может быть, даже еще сегодня.
     - Я  сегодня  буду  дома довольно рано. Или  звони завтра в контору.  И
успокойся,  не воображай, что за тобой гонятся  привидения из этого  старого
сарая.
     - Интересно, почему ты это сказал, Джордж? - серьезно спросил Чиверел.
     - Да Полина что-то такое говорила. Ну, всего, старик.
     Отняв трубку  от  уха, Чиверел удивленно на нее посмотрел и, прежде чем
положить на рычаг, подержал в руке, словно взвешивая.

     12

     Теперь, разумеется, не слышно было никакого плача. Да и откуда? Не будь
идиотом, сказал он себе.
     Единственное,   что  сейчас  оставалось,  это  вернуться  в  кресло   и
по-настоящему  отдохнуть перед  репетицией. Он закрыл глаза. Он был  один на
темном материке страдания. Он не мог заснуть и не мог заставить себя открыть
глаза и окончательно проснуться. Он возмутился бы, если б его потревожили, и
в то же время ему было тошно сидеть одному. Уж лучше умереть и  покончить со
всем этим.
     И тут он снова услышал ее плач, на этот раз совершенно явственно.
     Еще не открыв  глаз,  он  сразу  понял, что  она здесь,  в  комнате. Но
вначале он  не  мог  разглядеть  ее -  легкую тень среди  мрака.  Не было ни
столетнего света, ни густого  янтарного  сияния,  не  имевшего источника. Ее
сдавленные всхлипывания  слышались  достаточно  ясно"  но  сама  она в  этой
темноте была всего  лишь слабо фосфоресцирующей прозрачностью, смутной игрой
теней.
     - Дженни, - тихо позвал он. - Дженни Вильерс! Ты слышишь меня?
     Сейчас он готов был  поклясться, что она смотрит  в его сторону, и пока
он  вглядывался до боли  в глазах, ему стало казаться, что  лицо ее выражает
недоумение.  Он больше ничего не говорил,  чувствуя, что если  он произнесет
хоть слово, она может исчезнуть совсем.
     Но вот свет опять появился,  и это была  Зеленая Комната сто лет назад.
Дженни была все в  том же простом коричневом платье, которое он уже видел, и
вид у нее был  такой же несчастный, как  и голос. Это не была сияющая Дженни
на ужине  в  гостинице  "Белый Олень". Пока он  говорил с  Джорджем Гэвином,
несколько  страниц было перевернуто,  и теперь  начиналась  последняя глава.
Времени оставалось немного - это  было  написано  на  ее исхудавшем  лице; и
сердце его рванулось к ней.
     Неожиданно появился  Кеттл,  еще  более изможденный  и  неряшливый, чем
всегда; он голодным  взглядом  впился в Дженни  и тут же  повернулся,  чтобы
уйти.  Его  поношенная  черная  одежда,  казалось,  была  покрыта  могильной
плесенью. Словно сама смерть подкралась взглянуть на Дженни.
     Она увидела его.
     - Уолтер! - Ему пришлось обернуться. - Что случилось?
     - Ничего, - ответил он жестко.
     Она готова была снова заплакать.
     - Я же вижу.
     - А почему должно было  что-то случиться?  - спросил он, безжалостный в
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 4 5 6 7 8 9 10  11 12 13 14 15 16 17 ... 19
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама