Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#4| New artifact
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities
Aliens Vs Predator |#1| Predator's time!

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Классика - Мопассан, Ги де Весь текст 602.9 Kb

Милый друг

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 7 8 9 10 11 12 13  14 15 16 17 18 19 20 ... 52
бросилась к нему в объятия и, покрыв жаркими поцелуями его лицо,  сказа-
ла:
   - Когда мы насладимся друг другом, ты меня поведешь куда-нибудь  обе-
дать, хорошо? Теперь я свободна.
   Было еще только начало месяца, а жалованье Дюруа давно забрал  вперед
и жил займами, прося в долг у кого попало, но в этот  день  он  случайно
оказался при деньгах и обрадовался возможности что-нибудь на нее  истра-
тить.
   - Конечно, дорогая, куда хочешь, - ответил он.
   Около семи они вышли на внешние бульвары. Повиснув у  него  на  руке,
она шептала ему на ухо:
   - Если б ты знал, как я люблю ходить с тобой под  руку,  как  приятно
чувствовать, что ты рядом со мной!
   - Хочешь, пойдем к Латюилю? - предложил он.
   - Нет, там слишком шикарно, - возразила она. - Я бы предпочла что-ни-
будь повеселей и попроще, какойнибудь ресторанчик, куда ходят служащие и
работницы. Я обожаю кабачки! Ах, если б мы могли поехать за город!
   В этом квартале Дюруа не мог указать ничего подходящего, и они  долго
бродили по бульварам, пока им не попался на глаза винный погребок с  от-
дельным залом для обедающих. Клотильда увидела в окно двух простоволосых
девчонок, сидевших с двумя военными.
   В глубине длинной и узкой комнаты обедали три извозчика,  и  еще  ка-
кой-то подозрительный тип, развалившись на стуле и засунув руки за  пояс
брюк, посасывал трубку. Его куртка представляла собой  коллекцию  пятен.
Горлышко бутылки, кусок хлеба, что-то завернутое в газету и обрывок  бе-
чевки торчали из его оттопыренных чревоподобных карманов. Волосы у  него
были густые, курчавые, взъерошенные, серые от грязи. На полу,  под  сто-
лом, валялась фуражка.
   Появление элегантно одетой дамы произвело сенсацию. Парочки перестали
шушукаться, извозчики прекратили спор, подозрительный тип, вынув изо рта
трубку, сплюнул на пол и слегка повернул голову.
   - Здесь очень мило! - в прошептала Клотильда, - Я уверена, что мы ос-
танемся довольны. В следующий раз я оденусь работницей.
   Без всякого стеснения и без малейшего чувства брезгливости  она  села
за деревянный, лоснившийся от жира, залитый пивом столик, кое-как вытер-
тый подбежавшим гарсоном. Дюруа, слегка шокированный и смущенный, искал,
где бы повесить цилиндр. Так и не найдя вешалки,  он  положил  шляпу  на
стул.
   Подали рагу из барашка, жиго и салат.
   - Я обожаю такие блюда, - говорила Клотильда. - У меня низменные вку-
сы. Здесь мне больше нравится, чем в Английском кафе.
   Потом прибавила:
   - Если хочешь доставить мне полное удовольствие, своди меня в кабачок
с танцевальным залом. Я знаю поблизости один очень забавный,  называется
он "Белая королева".
   - Кто тебя водил туда? - с удивлением спросил Дюруа.
   Взглянув на нее, он заметил, что она покраснела, что ее  смутил  этот
неожиданный вопрос, видимо напомнивший ей нечто слишком интимное.  После
некоторого колебания, обычно столь краткого у женщин, что  о  нем  можно
только догадываться, она ответила:
   - Один из моих друзей...
   Затем, помолчав, добавила:
   - Он умер.
   И, полная непритворной печали, опустила глаза.
   И тут Дюруа впервые подумал о том, что ему ничего не  известно  о  ее
прошлом. Конечно, у нее уже были любовники, но какие, из  какого  круга?
Смутная ревность, пожалуй даже неприязнь, шевельнулась в нем,  -  непри-
язнь ко всему, чего он не знал, что не принадлежало ему в ее сердце и  в
ее жизни. Он с раздражением смотрел на  нее,  пытаясь  разгадать  тайну,
скрытую в ее прелестной неподвижной головке, быть может,  именно  в  это
мгновение с грустью думавшей о другом, о других. Как хотелось ему загля-
нуть в ее воспоминания, порыться в них, все вызнать, все выведать!..
   "Ну как, пойдем в "Белую королеву"? - снова спросила она. - Это будет
для меня настоящий праздник.
   "Э, что мне за дело до ее прошлого! Глупо из-за такой чепухи  портить
себе настроение!" - подумал он и ответил с улыбкой:
   - Конечно, пойдем, дорогая.
   Выйдя на улицу, она зашептала с тем таинственным видом, с каким обык-
новенно сообщают что-нибудь по секрету:
   - До сих пор я не решалась тебя об этом просить. Но ты не можешь себе
представить, до чего я люблю эти холостяцкие походы в такие  места,  где
женщинам показываться неудобно. Во время карнавала я оденусь школьником.
Я очень забавная в этом костюме.
   Когда они вошли в танцевальный зал, она,  испуганная,  но  довольная,
прижалась к нему, не отводя восхищенного взора от сутенеров и  публичных
женщин. Время от времени она, словно ища  защиты  на  случай  опасности,
указывала Дюруа на величественную  и  неподвижную  фигуру  полицейского:
"Какая у него внушительная осанка!" Через четверть часа ей все это надо-
ело, и Дюруа проводил ее домой.
   После этого они предприняли еще ряд походов в те злачные  места,  где
веселится простонародье. И Дюруа убедился,  что  жизнь  бродячей  богемы
представляет для его любовницы особую привлекательность.
   Клотильда приходила на свидание в полотняном платье, в чепчике  воде-
вильной субретки. Ее костюм отличался изящной, изысканной простотой, и в
то же время она не отказывалась от браслетов, колец, бриллиантовых серег
и на его настойчивые просьбы снять их приводила один и тот же довод:
   - Пустяки! Все подумают, что это рейнские камешки.
   Находя этот маскарад исключительно удачным (хотя на  самом  деле  она
пряталась не лучше, чем страус), Клотильда посещала притоны,  о  которых
шла самая дурная слава.
   Она просила Дюруа переодеться рабочим, но он не пожелал расстаться со
своим костюмом, костюмом завсегдатая дорогих ресторанов, - он даже отка-
зался сменить цилиндр на мягкую фетровую шляпу.
   - Скажут, что я горничная из хорошего  дома,  за  которой  приударяет
светский молодой человек, - не в силах сломить его упорство, утешала она
себя.
   Эта комедия доставляла ей истинное наслаждение.
   Они заходили в дешевые кабачки и садились в глубине прокуренной кону-
ры на колченогие стулья, за ветхий деревянный стол.  В  комнате  плавало
облако едкого дыма, пропитанное запахом жареной рыбы,  не  выветрившимся
после обеда. Мужчины в блузах галдели, попивая из стаканчиков. Гарсон, с
удивлением разглядывая странную пару, ставил перед ними две рюмки с виш-
невой наливкой.
   Испуганная, трепещущая и счастливая,  она  пила  маленькими  глотками
красный сок, глядя вокруг себя  горящим  и  беспокойным  взором.  Каждая
проглоченная вишня вызывала у нее такое чувство, как будто она совершила
преступление, каждая капля обжигающего и  пряного  напитка,  вливаясь  в
гортань, вызывала у нее острое, упоительное ощущение чего-то  постыдного
и недозволенного.
   Потом она говорила вполголоса:
   - Пойдем отсюда.
   И они уходили. Опустив голову, она шла, как уходят со сцены  актрисы,
мелкими быстрыми шажками, пробираясь между пьяными,  облокотившимися  на
столы, и они провожали ее враждебными и настороженными взглядами. Перес-
тупив порог, она облегченно вздыхала, точно ей удалось избежать  грозной
опасности.
   Иной раз, вся дрожа, она обращалась к своему спутнику:
   - Что бы ты сделал, если б меня оскорбили где-нибудь в таком месте?
   И он отвечал ей с заносчивым видом:
   - Ого, я сумел бы тебя защитить!
   В восторге от его ответа, она сжимала ему руку,  быть  может,  втайне
желая, чтобы ее оскорбили и защитили, желая, чтобы ее возлюбленный  под-
рался из-за нее хотя бы даже с такими мужчинами.
   Однако эти прогулки, повторявшиеся два-три раза в  неделю,  наскучили
Дюруа; к тому же теперь ему стоило огромных усилий добывать  каждый  раз
пол-луидора на извозчика и напитки.
   Жилось ему трудно, неизмеримо труднее, чем в ту пору, когда он служил
в управлении железной дороги, ибо, сделавшись журналистом, первые месяцы
он тратил много, без счета, в надежде вот-вот заработать крупную  сумму,
и в конце концов исчерпал все ресурсы и отрезал себе все пути к  добыва-
нию денег.
   Самое простое средство - занять в кассет - давно уже было ему  недос-
тупно, так как жалованье он забрал вперед за четыре месяца да  еще  взял
шестьсот франков в счет построчного гонорара. Форестье он  задолжал  сто
франков, Жаку Ривалю, у которого кошелек был открыт для всех, триста,  а
кроме того, он весь был опутан мелкими  позорными  долгами  от  пяти  до
двадцати франков.
   Сен-Потен, к которому он обратился за советом, где бы перехватить еще
сто франков, при всей своей изобретательности ничего не мог придумать. И
в душе у Дюруа поднимался бунт против этой нищеты, от которой он страдал
теперь сильнее, чем прежде, так как потребностей у  него  стало  больше.
Глухая злоба, злоба на весь мир, росла в нем. Он раздражался  поминутно,
из-за всякого пустяка, по самому ничтожному поводу.
   Нередко он задавал себе вопрос: почему в среднем у него уходит  около
тысячи франков в месяц, а ведь он не позволяет себе  никакой  роскоши  и
ничего не тратит на прихоти? Однако простой подсчет показывал следующее:
завтрак в фешенебельном ресторане стоит восемь франков, обед  -  двенад-
цать, - вот уже луидор; к этому надо прибавить франков десять  карманных
денег, обладающих способностью утекать, как вода между пальцев, -  итого
тридцать франков. Тридцать франков в день - это девятьсот франков в  ме-
сяц. А сюда еще не входят одежда, обувь, белье, стирка и прочее.
   И вот четырнадцатого декабря он остался без единого су в  кармане,  а
занять ему, сколько он ни ломал себе голову, было негде.
   Как это часто случалось с ним в былые времена, он вынужден был  отка-
заться от завтрака и, взбешенный и озабоченный, провел весь день  в  ре-
дакции.
   Около четырех часов он получил от своей любовницы "голубой листочек":
"Хочешь пообедать вместе? Потом куда-нибудь закатимся".
   Он сейчас же ответил: "Обедать невозможно". Затем, решив,  что  глупо
отказываться от приятных мгновений, которые он  может  с  ней  провести,
прибавил: "В девять часов буду ждать тебя в нашей квартире".
   Чтобы избежать расхода на телеграмму, он отправил записку с одним  из
рассыльных и стал думать о том, где достать денег на обед.
   Пробило семь, а он еще ничего не надумал. От голода у  него  засосало
под ложечкой. Внезапно им овладела решимость отчаяния. Дождавшись, когда
все его сослуживцы ушли, он позвонил. Явился швейцар  патрона,  оставав-
шийся сторожить помещение.
   Дюруа нервно рылся в карманах.
   - Послушайте, Фукар, - развязно заговорил он, - я забыл дома кошелек,
а мне пора ехать обедать в Люксембургский сад. Дайте мне взаймы  пятьде-
сят су на извозчика.
   Швейцар, вынув из жилетного кармана три франка, спросил:
   - Больше не требуется, господин Дюруа?
   - Нет, нет, достаточно. Большое спасибо.
   Схватив серебряные монеты, Дюруа бегом спустился по лестнице.  Пообе-
дал он в той самой харчевне, где ему не раз случалось  утолять  голод  в
черные дни.
   В девять часов он уже грел ноги у камина в маленькой гостиной и  под-
жидал любовницу.
   Она вошла, веселая, оживленная, раскрасневшаяся от мороза.
   - Не хочешь ли сперва пройтись, - предложила она, - с  тем,  чтобы  к
одиннадцати вернуться домой? Погода дивная.
   - Зачем? Ведь и здесь хорошо, - проворчал он.
   - Если б ты видел, какая луна! - не  снимая  шляпы,  продолжала  Кло-
тильда. - Гулять в такой вечер одно наслаждение.
   - Очень может быть, но я совсем не расположен гулять.
   Он злобно сверкнул глазами. Клотильда была удивлена и обижена.
   - Что с тобой? - спросила она. - Что значит  этот  тон?  Мне  хочется
пройтись, - не понимаю, чего ты злишься.
   Дюруа вскочил.
   - Я не злюсь! - запальчиво кликнул он. - Просто мне это надоело.  Вот
и все!
   Госпожа де Марель принадлежала к числу тех, кого упрямство  раздража-
ет, а грубость выводит из себя.
   - Я не привыкла, чтоб со мной говорили таким тоном, - бросив на  него
презрительный взгляд, с холодным бешенством сказала она. - Я пойду одна.
Прощай!
   Смекнув, что дело принимает серьезный оборот, Дюруа бросился к ней  и
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 7 8 9 10 11 12 13  14 15 16 17 18 19 20 ... 52
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (14)

Реклама