Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#2| And again the factory
Aliens Vs Predator |#1| To freedom!
Aliens Vs Predator |#10| Human company final
Aliens Vs Predator |#9| Unidentified xenomorph

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Классика - Мопассан, Ги де Весь текст 602.9 Kb

Милый друг

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 5 6 7 8 9 10 11  12 13 14 15 16 17 18 ... 52
чению, не покорилась бурной, внезапно налетевшей страсти, отказалась  от
своих любовных причуд, если б только ее  не  пугала  возможность  попла-
титься за краткий и легкий миг счастья горькими слезами  и  неизгладимым
позором!
   Он говорил убедительно, горячо, словно защищая кого-то, словно  защи-
щая самого себя, словно желая, чтобы его поняли так:  "Со  мной  это  не
страшно Попробуйте - увидите сами"
   Обе женщины поощряли его взглядом, мысленно соглашаясь с ним, и своим
одобрительным молчанием словно подтверждали, что их  строгая  нравствен-
ность, нравственность парижанок, не устояла бы, если б они были  уверены
в сохранении тайны.
   Форестье полулежал на диване, подобрав под себя одну ногу  и  засунув
за жилет салфетку, чтобы не запачкать фрака.
   - Ого! Дай им волю - можно себе представить, что бы они натворили!  -
неожиданно заявил он, прерывая свою речь циничным смехом. - Черт побери,
бедные мужья!
   Заговорили о любви. Дюруа не верил в существование вечной любви,  од-
нако допускал, что она может перейти в длительную привязанность, в  тес-
ную, основанную на взаимном доверии  дружбу.  Физическая  близость  лишь
скрепляет союз сердец. Но о сценах ревности, мучительных драмах, мольбах
и упреках, почти неизбежно сопровождающих разрыв, он говорил с  возмуще-
нием.
   Когда он кончил, г-жа де Марель сказала со вздохом:
   - Да, любовь - это единственная радость в жизни,  но  мы  сами  часто
портим ее, предъявляя слишком большие требования.
   - Да... да... хорошо быть любимой, - играя  ножом,  подтвердила  г-жа
Форестье.
   Но при взгляде на нее казалось, что мечты ее идут еще  дальше,  каза-
лось, что она думает о таких вещах, о которых никогда не  осмелилась  бы
заговорить.
   В ожидании следующего блюда все время от времени потягивали  шампанс-
кое, закусывая верхней корочкой маленьких круглых  хлебцев.  И  как  это
светлое вино, глоток за глотком вливаясь в гортань, воспламеняло кровь и
мутило рассудок, так, пьяня и томя, всеми их помыслами постепенно  овла-
девала любовь.
   Наконец на толстом слое мелких головок спаржи подали сочные,  воздуш-
ные бараньи котлеты.
   - Славная штука, черт бы ее побрал! - воскликнул Форестье.
   Все ели медленно, смакуя нежное мясо и маслянистые, как сливки,  ово-
щи.
   - Когда я влюблен, весь мир для меня перестает существовать, -  снова
заговорил Дюруа.
   Он произнес это с полной убежденностью: одна мысль о блаженстве любви
приводила его в восторг, сливавшийся с тем блаженством, какое  доставлял
ему вкусный обед.
   Госпожа Форестье с обычным для нее безучастным выражением лица сказа-
ла вполголоса:
   - Ни с чем нельзя сравнить радость первого  рукопожатия,  когда  одна
рука спрашивает: "Вы меня любите?" - а другая отвечает; "Да, я люблю те-
бя".
   Госпожа де Марель залпом осушила бокал шампанского и,  ставя  его  на
стол, весело сказала:
   - Ну, у меня не столь платонические наклонности.
   Послышался одобрительный смех, глаза у всех загорелись.
   Форестье развалился на диване, расставил руки и, облокотившись на по-
душки, серьезным тоном заговорил:
   - Ваша откровенность делает вам честь, - сразу видно, что вы  женщина
практичная. Но позвольте спросить, какого мнения на этот  счет  господин
де Марель?
   Медленно поведя плечами в знак высочайшего, безграничного  презрения,
она отчеканила:
   - У господина де Мареля нет на этот счет своего мнения. Он... воздер-
живается.
   И вот наконец из области возвышенных теорий любви разговор  спустился
в цветущий сад благопристойной распущенности.
   Настал час тонких намеков, тех слов, что приподнимают покровы, подоб-
но тому как женщины приподнимают платье, - а час недомолвок и  обиняков,
искусно зашифрованных вольностей, бесстыдного лицемерия, приличных выра-
жений, заключающих в себе неприличный смысл, тех фраз, которые мгновенно
воссоздают перед мысленным взором все, чего нельзя  сказать  прямо,  тех
фраз, которые помогают светским людям вести таинственную, тонкую  любов-
ную игру, словно по уговору, настраивать ум на  нескромный  лад,  преда-
ваться сладострастным, волнующим, как объятье, мечтам, воскрешать в  па-
мяти все то постыдное, тщательно скрываемое и упоительное, что  соверша-
ется на ложе страсти.
   Подали жаркое - куропаток и перепелок и к ним горошек, затем паштет в
мисочке и к нему салат с кружевными листьями, словно зеленый мох, напол-
нявший большой, в виде таза, салатник. Увлеченные разговором,  погружен-
ные в волны любви, собеседники ели теперь машинально, уже не смакуя.
   Обе дамы делали по временам рискованные замечания, г-жа де Марель - с
присущей ей смелостью, граничившей с вызовом, г-жа Форестье - с очарова-
тельной сдержанностью, с оттенком стыдливости в  голосе,  тоне,  улыбке,
манерах, - оттенком, который не только не смягчал, но  подчеркивал  сме-
лость выражений, исходивших из ее уст.
   Форестье, развалившись на подушках, смеялся, пил, ел за  обе  щеки  и
время от времени позволял себе чтонибудь до того  игривое  или  сальное,
что дамы, отчасти действительно шокированные его  грубостью,  но  больше
для приличия, на несколько секунд принимали сконфуженный вид.
   - Так, так, дети мои, - прибавлял он, сказав какуюнибудь  явную  неп-
ристойность. - Вы и не до того договоритесь, если  будете  продолжать  в
том же духе.
   Подали десерт, потом кофе. Ликеры только  еще  больше  разгорячили  и
отуманили головы и без того возбужденных собеседников.
   Госпожа де Марель исполнила свое обещание: она действительно  опьяне-
ла. И она сознавалась в этом с веселой и болтливой грацией женщины,  ко-
торая, чтобы позабавить гостей, старается казаться пьянее, чем на  самом
деле.
   Госпожа Форестье молчала, - быть может, из осторожности. Дюруа, боясь
допустить какую-нибудь оплошность, искусно скрывал охватившее его волне-
ние.
   Закурили папиросы, и Форестье вдруг закашлялся.
   Мучительный приступ надрывал ему грудь. На лбу у него  выступил  пот;
он прижал салфетку к губам и, весь багровый от напряжения, давился  каш-
лем.
   - Нет, эти званые обеды не для меня, отдышавшись,  сердито  проворчал
он. - Какое идиотство!
   Мысль о болезни удручала его, - она мгновенно рассеяла то благодушное
настроение, в каком он находился все время.
   - Пойдемте домой, - сказал он.
   Госпожа де Марель вызвала лакея и потребовала счет.  Счет  был  подан
незамедлительно. Она начала было просматривать его, но цифры  прыгали  у
нее перед глазами, и она передала его Дюруа.
   - Послушайте, расплатитесь за меня, я ничего не вижу, я совсем пьяна.
   И она бросила ему кошелек.
   Общий итог достигал ста тридцати франков. Дюруа  проверил  счет,  дал
два кредитных билета и, получая сдачу, шепнул ей:
   - Сколько оставить на чай?
   - Не знаю, на ваше усмотрение.
   Он положил на тарелку пять франков и, возвратив г-же де Марель  коше-
лек, спросил:
   - Вы разрешите мне проводить вас?
   - Разумеется. Одна я не доберусь до дому.
   Они попрощались с супругами Форестье,  и  Дюруа  очутился  в  экипаже
вдвоем с г-жой де Марель.
   Он чувствовал, что она здесь, совсем близко от него, в этой движущей-
ся закрытой и темной коробке, которую лишь на мгновение освещали уличные
фонари. Сквозь ткань одежды он ощущал теплоту ее плеча и не мог  выгово-
рить ни слова, ни единого слова: мысли его были парализованы  неодолимым
желанием заключить ее в свои объятия.
   "Что будет, если я осмелюсь?" - думал он. Вспоминая то,  что  говори-
лось за обедом, он преисполнялся решимости, но боязнь скандала удержива-
ла его.
   Забившись в угол, она сидела неподвижно и тоже молчала. Он мог бы по-
думать, что она спит, если б не видел, как блестели у нее  глаза,  когда
луч света проникал в экипаж.
   "О чем она думает?" Он знал, что в таких случаях нельзя нарушать мол-
чание, что одно слово, одно-единственное слово может  испортить  все.  А
для внезапной и решительной атаки ему не хватало смелости.
   Вдруг он почувствовал, что она шевельнула ногой. Достаточно было это-
го чуть заметного движения, резкого, нервного, нетерпеливого, выражавше-
го досаду, а быть может, призыв, чтобы он весь затрепетал и, живо  обер-
нувшись, потянулся к ней, ища губами ее губы, а руками - ее тело.
   Она слабо вскрикнула, попыталась выпрямиться, высвободиться,  оттолк-
нуть его - и, наконец, сдалась, как бы не в силах сопротивляться долее.
   Немного погодя карета остановилась перед ее домом, и от неожиданности
из головы у него вылетели все нежные слова, а ему хотелось  выразить  ей
свою признательность, поблагодарить ее, сказать, что он ее любит, что он
ее боготворит. Между тем, ошеломленная случившимся, она не  поднималась,
не двигалась. Боясь возбудить подозрения у кучера, он первый спрыгнул  с
подножки и подал ей руку.
   Слегка пошатываясь, она молча вышла из экипажа. Он позвонил  и,  пока
отворяли дверь, успел спросить:
   - Когда мы увидимся?
   - Приходите ко мне завтракать, - чуть слышно прошептала она и, с гро-
хотом, похожим на пушечный выстрел, захлопнув за  собой  тяжелую  дверь,
скрылась в темном подъезде.
   Он дал кучеру пять франков и, торжествующий, не помня себя от  радос-
ти, понесся домой.
   Наконец-то он овладел замужней женщиной! Светской женщиной! Настоящей
светской женщиной! Парижанкой! Как все это просто и неожиданно вышло!
   Раньше он представлял себе, что  победа  над  этими  обворожительными
созданиями требует бесконечных усилий, неистощимого терпения, достигает-
ся искусной осадой, под которой  следует  разуметь  ухаживания,  вздохи,
слова любви и, наконец, подарки. Но вот первая, кого он встретил,  отда-
лась ему при первом же натиске, так скоро, что он  до  сих  пор  не  мог
опомниться.
   "Она была пьяна, - думал он, - завтра будет другая  песня.  Без  слез
дело не обойдется". Эта мысль встревожила его, но он тут же сказал себе;
"Ничего, ничего! Теперь она моя, а уж я сумею держать ее в руках".
   И в том неясном мираже, где  носились  его  мечты  о  славе,  почете,
счастье, довольстве, любви, он вдруг различил вереницы изящных, богатых,
всемогущих женщин, которые, точно статистки в  каком-нибудь  театральном
апофеозе, с улыбкой исчезали одна за другой в золотых облаках, сотканных
из его надежд.
   Сон его был полон видений.
   На другой день, поднимаясь по лестнице к г-же де Марель, он испытывал
легкое волнение. Как она примет его? А что, если совсем не примет?  Что,
если она не велела впускать его? Что, если она  рассказала...  Нет,  она
ничего не могла рассказать, не открыв всей истины. Значит, хозяин  поло-
жения - он.
   Молоденькая горничная отворила дверь. Выражение лица у нее было обыч-
ное. Это его успокоило, точно она и в самом деле могла выйти  к  нему  с
расстроенным видом.
   - Как себя чувствует госпожа де Марель? - спросил он.
   - Хорошо, сударь, как всегда, - ответила она и провела его  в  гости-
ную.
   Он подошел к камину, чтобы осмотреть свой костюм и прическу, и,  поп-
равляя перед зеркалом галстук, внезапно увидел отражение г-жи де Марель,
смотревшей на него с порога спальни.
   Он сделал вид, что не заметил ее, и, прежде чем встретиться  лицом  к
лицу, они несколько секунд настороженно следили друг за другом в  зерка-
ле.
   Наконец он обернулся. Она не двигалась с места, - казалось, она выжи-
дала. Тогда он бросился к ней, шепча:
   - Как я люблю вас! Как я люблю вас!
   Она раскрыла объятия, склонилась к нему на грудь, затем подняла голо-
ву. Последовал продолжительный поцелуй.
   "Вышло гораздо проще, чем я ожидал, - подумал он." - Все  идет  прек-
расно".
   Наконец они оторвались друг от друга. Он молча улыбался, стараясь вы-
разить взглядом свою беспредельную любовь.
   Она тоже улыбалась, - так улыбаются  женщины,  когда  хотят  выразить
свое согласие, желание, готовность отдаться.
   - Мы одни, - прошептала она, - Лорину я отослала завтракать к  подру-
ге.
   - Благодарю, - целуя ей руки, сказал он с глубоким вздохом. - Я  обо-
жаю вас.
   Она взяла его под руку, - так, как будто он был ее мужем, - подвела к
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 5 6 7 8 9 10 11  12 13 14 15 16 17 18 ... 52
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (14)

Реклама