Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Expedition SCP-432-2
Expedition SCP-432-1
SCP-432: Cabinet Maze
SCP-524: Omnivorous rabbit Walter

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Классика - Мопассан, Ги де Весь текст 602.9 Kb

Милый друг

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5  6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 52
то следы пальцев, жирных от помады, не то брызги мыльной  пены  из  умы-
вального таза. Все отзывалось унизительной  нищетой,  нищетой  парижских
меблированных комнат. И в душе у Дюруа поднялась злоба на свою бедность.
Он почувствовал необходимость как можно скорее выбраться отсюда,  завтра
же покончить с этим жалким существованием.
   Внезапно к нему вернулось рабочее настроение,  и  он,  сев  за  стол,
опять начал подыскивать такие слова, которые помогли бы  ему  воссоздать
пленительное своеобразие Алжира, этого преддверия Африки с ее таинствен-
ными дебрями, Африки кочевых арабов и  безвестных  негритянских  племен,
Африки неисследованной и манящей, откуда в наши городские  сады  изредка
попадают неправдоподобные, будто явившиеся из мира сказок животные:  не-
виданные куры, именуемые страусами; наделенные божественной грацией  ко-
зы, именуемые газелями; поражающие своей уродливостью жирафы,  величавые
верблюды,  чудовищные  гиппопотамы,  безобразные  носороги  и,  наконец,
страшные братья человека - гориллы.
   Мысли, рождавшиеся у Дюруа, не отличались ясностью,  -  он  сумел  бы
высказать их, пожалуй, но ему не удавалось выразить их на бумаге. В вис-
ках у него стучало, руки были влажны от пота, и, истерзанный этой  лихо-
радкой бессилья, он снова встал из-за стола.
   Тут ему попался на глаза счет от прачки, сегодня вечером  принесенный
швейцаром, и безысходная тоска охватила  его.  Радость  исчезла  вмиг  -
вместе с верой в себя и надеждой на будущее. Кончено,  все  кончено,  он
ничего не умеет делать, из него ничего не выйдет. Он казался себе  чело-
веком ничтожным, бездарным, обреченным, ненужным.
   Он опять подошел к окну - как раз в тот момент, когда  из  туннеля  с
диким грохотом неожиданно вырвался поезд. Путь его лежал - через поля  и
равнины - к морю. И, провожая его глазами, Дюруа вспомнил своих  родите-
лей.
   Да, поезд пройдет мимо них, всего в нескольких лье от их дома.  Дюруа
живо представил себе этот маленький домик на вершине холма,  возвышающе-
гося над Руаном и над широкой долиной Сены, при въезде в деревню Кантле.
   Родители Дюруа держали маленький кабачок, харчевню под вывеской "Кра-
сивый вид", куда жители  руанского  предместья  ходили  по  воскресеньям
завтракать. В расчете на то, что их сын со временем станет важным госпо-
дином, они отдали его в коллеж. Окончив курс, но не сдав экзамена на ба-
калавра, Жорж Дюруа поступил на военную службу: он заранее метил в  офи-
церы, полковники, генералы. Но военная служба опостылела ему задолго  до
окончания пятилетнего срока, и он стал подумывать о карьере в Париже.
   И вот, отбыв положенный срок, он приехал сюда,  невзирая  на  просьбы
родителей, которым хотелось теперь, чтобы он жил у  них  под  крылышком,
раз уж не суждено было осуществиться их заветной мечте. Он продолжал ве-
рить в свою звезду; перед ним смутно вырисовывалось  его  грядущее  тор-
жество как плод некоего стечения обстоятельств, которое сам же  он,  ко-
нечно, и подготовит и которым не преминет воспользоваться.
   Гарнизонная служба благоприятствовала  его  сердечным  делам;  помимо
легких побед, у него были связи с женщинами более высокого полета, - ему
удалось соблазнить дочь податного инспектора, которая готова  была  бро-
сить все и идти за ним, и жену поверенного, которая пыталась утопиться с
горя, когда он ее покинул.
   Товарищи говорили про него: "Хитрец, пройдоха, ловкач, - этот  всегда
выйдет сухим из воды". И он дал себе слово  непременно  стать  хитрецом,
пройдохой и ловкачом.
   Его нормандская совесть, искушаемая повседневной гарнизонною жизнью с
ее обычным в Африке мародерством, плутнями и незаконными доходами,  впи-
тавшая в себя вместе с патриотическими  чувствами  армейские  понятия  о
чести, мелкое тщеславие и молодечество, наслушавшаяся рассказов  об  ун-
тер-офицерских подвигах, превратилась в шкатулку  с  тройным  дном,  где
можно было найти все, что угодно.
   Но желание достичь своей цели преобладало.
   Незаметно для себя Дюруа замечтался, как это бывало с ним ежевечерне.
Ему представлялось необыкновенно удачное любовное похождение,  благодаря
которому разом сбудутся все его чаяния. Он встретится на улице с дочерью
банкира или вельможи, покорит ее с первого взгляда и женится на ней.
   Пронзительный гудок паровоза, выскочившего из туннеля,  точно  жирный
кролик из своей норы, и на всех парах помчавшегося отдыхать в депо, вер-
нул его к действительности.
   И в тот же миг вечно теплившаяся в нем смутная  и  радостная  надежда
вновь окрылила его, и он - наугад, прямо в ночную темь - послал  поцелуй
любви желанной незнакомке, жаркий поцелуй вожделенной удаче. Потом  зак-
рыл окно и стал раздеваться. "Ничего, - подумал он, - утром я со свежими
силами примусь за работу. Сейчас у меня голова не тем занята. И потом я,
кажется, выпил лишнее. Так работать нельзя".
   Он лег, погасил лампу и почти сейчас же заснул.
   Проснулся он рано, как всегда просыпаются люди, страстно  ждущие  че-
го-то или чем-нибудь озабоченные, и, спрыгнув с кровати,  отворил  окно,
чтобы проглотить, как он выражался, чашку свежего воздуха.
   Дома на Римской улице, блестевшие в лучах восходящего  солнца  по  ту
сторону широкой выемки, где проходила железная дорога, были точно  выпи-
саны матовым светом. Направо чуть виднелись холмы Аржантейля, высоты Са-
нуа и мельницы Оржемона, окутанные легкой  голубоватой  дымкой,  которая
напоминала прозрачную трепещущую вуаль, наброшенную на горизонт.
   Дюруа залюбовался открывшейся перед ним далью. "В такой день, как се-
годня, там должно быть чертовски хорошо", - прошептал он. Затем,  вспом-
нив, что надо приниматься за работу, и  приниматься  немедленно,  позвал
сына швейцара, дал ему десять су и послал в канцелярию сказать,  что  он
болен.
   Он сел за стол, обмакнул перо, подперся рукой и задумался. Но все его
усилия были напрасны. Ему ничего не приходило в голову.
   Однако он не унывал. "Не беда, - подумал он, - у меня просто нет  на-
выка. Этому надо научиться, как всякому ремеслу. Кто-нибудь должен  нап-
равить мои первые шаги. Схожу-ка я к Форестье, - он мне это в десять ми-
нут поставит на рельсы".
   И он начал одеваться.
   Выйдя на улицу, он сообразил, что сейчас нельзя идти  к  приятелю,  -
Форестье, наверное, встают поздно. Тогда он решил пройтись не  спеша  по
внешним бульварам.
   Еще не было девяти, когда он вошел  в  освеженный  утреннею  поливкой
парк Монсо.
   Он сел на скамейку и снова отдался своим мечтам Поодаль ходил взад  и
вперед весьма элегантный молодой человек, по всей вероятности, поджидав-
ший женщину.
   И она наконец появилась, в шляпе с опущенною вуалью, торопливым шагом
подошла к нему, обменялась с ним быстрым рукопожатием, потом  взяла  его
под руку, и они удалились.
   Нестерпимая жажда любви охватила Дюруа, - жажда  благоуханных,  изыс-
канных, утонченных любовных переживаний. Он встал и двинулся дальше, ду-
мая о Форестье. Вот кому повезло!
   Он подошел к подъезду в тот самый момент, когда его приятель  выходил
из дому.
   - А, это ты? Так рано? Что у тебя такое?
   Дюруа, смущенный тем, что встретил его уже на улице, стал мямлить:
   - Да вот... да вот... Ничего у меня не выходит со статьей, со статьей
об Алжире, - помнишь, которую мне заказал господин Вальтер? Это не  уди-
вительно, ведь я Никогда не писал. Здесь тоже нужна сноровка, как  и  во
всяком деле. Я скоро набью себе руку, в этом я не сомневаюсь,  но  я  не
знаю, с чего начать, как приступить. Мыслей у меня много, сколько  угод-
но, а выразить их мне не удается.
   Он смешался и умолк. Форестье, лукаво улыбаясь, Смотрел на него.
   - Это мне знакомо.
   - Да, через это, я думаю, все должны пройти, - Подхватил Дюруа. - Так
вот, я к тебе с просьбой... С просьбой помочь моему горю... Ты мне это в
десять минут поставишь на рельсы,  покажешь,  с  какой  стороны  за  это
браться. Это был бы для меня великолепный урок стилистики, а одному  мне
не справиться.
   Форестье по-прежнему весело улыбался. Он хлопнул своего старого това-
рища по плечу и сказал:
   - Ступай к моей жене, она это сделает не хуже меня. Я ее поднатаскал.
У меня утро занято, а то бы я с удовольствием тебе помог.
   Дюруа внезапно оробел; он колебался, он не знал, как быть.
   - Но не могу же я явиться к ней в такой ранний час.
   - Отлично можешь. Она уже встала. Сидит у меня в кабинете и  приводит
в порядок мои заметки.
   Дюруа все еще не решался войти в дом.
   - Нет... это невозможно...
   Форестье взял его за плечи и, повернув, толкнул к двери.
   - Да иди же, чудак, говорят тебе, иди! Я не намерен лезть на  четвер-
тый этаж, вести тебя к ней и излагать твою просьбу.
   Наконец Дюруа набрался смелости.
   - Ну, спасибо, я пойду. Скажу, что ты силой, буквально силой заставил
меня обратиться к ней.
   - Да, да. Она тебя не съест, будь спокоен. Главное, не забудь:  ровно
в три часа.
   - Нет, нет, не забуду.
   Форестье с деловым видом зашагал по  улице,  а  Дюруа,  обеспокоенный
тем, как его примут, стал медленно, ступенька за ступенькой, подниматься
на четвертый этаж, думая о том, с чего начать разговор.
   Дверь отворил слуга. На нем был синий фартук, в руке он держал  поло-
вую щетку.
   - Господина Форестье нет дома, - не дожидаясь вопроса, объявил он.
   - Спросите госпожу Форестье, может ли она меня принять,  -  настаивал
Дюруа, - скажите, что меня направил к ней ее муж,  которого  я  встретил
сейчас на улице.
   Он стал ждать ответа. Слуга вернулся и, отворив дверь  направо,  ска-
зал:
   - Госпожа Форестье ждет вас.
   Она сидела в кресле за письменным столом, в небольшой комнате,  стены
которой были сплошь закрыты книгами, аккуратно расставленными на  полках
черного дерева. Корешки всех цветов - красные, желтые, зеленые, лиловые,
голубые - скрашивали и оживляли однообразные шеренги томов.
   Улыбаясь своей обычной улыбкой, г-жа Форестье обернулась и  протянула
ему руку, которую он мог рассмотреть чуть не до плеча, - так  широк  был
рукав ее белого, отделанного кружевами пеньюара.
   - А что так рано? - спросила она и добавила: - Это не упрек, это все-
го только вопрос.
   - Сударыня, - пробормотал он, - я не хотел идти, но ваш муж, которого
я встретил внизу, заставил меня подняться наверх. Мне до  того  неловко,
что я даже не решаюсь сказать, зачем я пришел.
   Госпожа Форестье показала рукой на стул:
   - Садитесь и рассказывайте.
   В руке у нее было гусиное  перо,  которое  она  ловко  вертела  двумя
пальцами. Перед ней лежал большой, наполовину  исписанный  лист  бумаги,
свидетельствовавший о том, что Дюруа помешал ей работать.
   Видно было, что ей очень хорошо  за  этим  рабочим  столом,  что  она
чувствует себя здесь так же свободно, как в  гостиной,  что  она  занята
привычным делом. От ее пеньюара исходил легкий и  свежий  аромат  только
что законченного туалета, Дюруа пытался представить себе и как будто уже
видел перед собой ее молодое, чистое, сытое и теплое тело, бережно прик-
рываемое мягкою тканью.
   - Ну так скажите же, в чем дело? - видя, что Дюруа не решается  заго-
ворить, спросила она.
   - Видите ли... - начал он в замешательстве. - Право, мне  неудобно...
Дело в том, что вчера я сидел до поздней ночи... и сегодня...  с  самого
утра... все писал статью об  Алжире,  которую  у  меня  просил  господин
Вальтер... Но у меня ничего не выходит... Я  разорвал  все  черновики...
Мне это дело незнакомо, и я попросил Форестье... на этот раз прийти  мне
на помощь...
   Довольная, веселая и польщенная, смеясь от души, она прервала его:
   - А он послал вас ко мне?.. Как это мило с его стороны...
   - Да, сударыня. Он сказал, что вы еще лучше сумеете выручить меня  из
беды... А я не хотел, не решался. Вы меня понимаете?
   Она встала.
   - Такое сотрудничество обещает быть очень приятным Я  в  восторге  от
вашей идеи Вот что: садитесь-ка на мое место, а то в редакции знают  мой
почерк Сейчас мы с вами сочиним статью, да еще какую! Успех обеспечен.
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5  6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 52
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (14)

Реклама