Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#5| I'm returning the supercomputer
Aliens Vs Predator |#4| New artifact
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Классика - Мопассан, Ги де Весь текст 602.9 Kb

Милый друг

Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 52
исключением того времени, когда они находятся на излечении в  Сен-Лазаре
или в Лурсине.
   Дюруа не слушал. Одна из таких женщин, прислонившись к их ложе, уста-
вилась на него. Это была полная набеленная брюнетка с черными  подведен-
ными глазами, смотревшими из-под огромных нарисованных бровей. Пышная ее
грудь натягивала черный шелк платья; накрашенные губы, похожие на крово-
точащую рану, придавали ей что-то  звериное,  жгучее,  неестественное  и
вместе с тем возбуждавшее желание.
   Кивком головы она подозвала проходившую мимо подругу, рыжеватую блон-
динку, такую же дебелую, как она, и умышленно громко, чтобы ее  услышали
в ложе, сказала:
   - Гляди-ка, правда, красивый малый? Если он захочет  меня  за  десять
луидоров, я не откажусь.
   Форестье повернулся лицом к Дюруа и, улыбаясь, хлопнул его по колену:
   - Это она о тебе. Ты пользуешься успехом, мой милый. Поздравляю.
   Бывший унтер-офицер покраснел; пальцы его невольно потянулись  к  жи-
летному карману, в котором лежали две золотые монеты.
   Занавес опустился. Оркестр заиграл вальс.
   - Не пройтись ли нам? - предложил Дюруа.
   - Как хочешь.
   Не успели они выйти, как их подхватила волна гуляющих. Их жали,  тол-
кали, давили, швыряли из стороны  в  сторону,  а  перед  глазами  у  них
мелькал целый рой шляп. Женщины ходили парами; скользя меж локтей, спин,
грудей, они свободно двигались в толпе мужчин, - видно было,  что  здесь
для них раздолье, что они в своей стихии, что в этом потоке  самцов  они
чувствуют себя, как рыбы в воде.
   Дюруа в полном восторге плыл по течению, жадно втягивая в  себя  воз-
дух, отравленный никотином,  насыщенный  испарениями  человеческих  тел,
пропитанный духами продажных женщин. Но Форестье потел, задыхался,  каш-
лял.
   - Пойдем в сад, - сказал он.
   Повернув налево, они увидели нечто вроде  зимнего  сада,  освежаемого
двумя большими аляповатыми фонтанами. За цинковыми столиками, под тисами
И туями в кадках, мужчины и женщины пили прохладительное.
   - Еще по кружке? - предложил Форестье.
   - С удовольствием.
   Они сели и принялись рассматривать публику.
   Время от времени к ним подходила какая-нибудь девица и, улыбаясь зау-
ченной улыбкой, спрашивала: "Чем "гостите,  сударь?"  Форестье  отвечал:
"Стаканом воды из фонтана", - и, проворчав: "Свинья!" - она удалялась.
   Но вот появилась полная брюнетка, та самая, которая  стояла,  присло-
нившись к их ложе; вызывающе глядя по сторонам, она шла под руку с  пол-
ной блондинкой. Это были бесспорно красивые женщины, как бы нарочно  по-
добранные одна к другой.
   При виде Дюруа она улыбнулась так, словно  они  уже  успели  взглядом
сказать друг другу нечто интимное, понятное им  одним.  Взяв  стул,  она
преспокойно уселась против него, усадила  блондинку  и  звонким  голосом
крикнула:
   - Гарсон, два гренадина!
   - Однако ты не из робких, - с удивлением заметил Форестье.
   - Твой приятель вскружил мне голову, - сказала она. - Честное  слово,
он душка. Боюсь, как бы мне из-за него не наделать глупостей!
   Дюруа от смущения не нашелся, что сказать. Он крутил свой пушистый ус
и глупо ухмылялся. Гарсон принес воду с сиропом. Женщины выпили ее  зал-
пом и поднялись. Брюнетка, приветливо кивнув Дюруа, слегка  ударила  его
веером по плечу.
   - Спасибо, котик, - сказала она. - Жаль только, что из тебя слова  не
вытянешь.
   И, покачивая бедрами, они пошли к выходу.
   Форестье засмеялся.
   - Знаешь, что я тебе скажу, друг мой? Ведь ты и правда имеешь успех у
женщин. Надо этим пользоваться. С этим можно далеко пойти.
   После некоторого молчания он, как бы размышляя вслух, задумчиво  про-
говорил:
   - Женщины-то чаще всего и выводят нас в люди.
   Дюруа молча улыбался.
   - Ты остаешься? - спросил Форестье. - А я ухожу, с меня довольно.
   - Да, я немного побуду. Еще рано, - пробормотал Дюруа.
   Форестье встал.
   - В таком случае прощай. До завтра. Не забыл? Улица  Фонтен,  семнад-
цать, в половине восьмого.
   - Хорошо. До завтра. Благодарю.
   Они пожали друг другу руку, и журналист ушел.
   Как только он скрылся из виду, Дюруа почувствовал себя свободнее. Еще
раз с удовлетворением нащупав в кармане золотые монеты,  он  поднялся  и
стал пробираться в толпе, шаря по ней глазами.
   Вскоре он увидел обеих женщин, блондинку и брюнетку,  с  видом  нищих
гордячек бродивших в толчее, среди мужчин.
   Он направился к ним, но, подойдя вплотную, вдруг оробел.
   - Ну что, развязался у тебя язык? - спросила брюнетка.
   - Канальство! - пробормотал Дюруа; больше он ничего  не  мог  выгово-
рить.
   Они стояли все трое на самой дороге, и вокруг них уже образовался во-
доворот.
   - Пойдем ко мне? - неожиданно предложила брюнетка.
   Трепеща от желания, он грубо ответил ей:
   - Да, но у меня только один луидор.
   На лице женщины мелькнула равнодушная улыбка.
   - Ничего, - сказала она и, завладев  им,  как  своей  собственностью,
взяла его под руку.
   Идя с нею, Дюруа думал о том, что на остальные двадцать  франков  он,
конечно, достанет себе фрак для завтрашнего обеда.
 
 
   II
 
   - Где живет господин Форестье?
   - Четвертый этаж, налево.
   В любезном тоне швейцара слышалось уважение к жильцу. Жорж Дюруа стал
подниматься по лестнице.
   Он был слегка смущен,  взволнован,  чувствовал  какую-то  неловкость.
Фрак он надел первый раз в жизни, да и весь костюм в  целом  внушал  ему
опасения. Он находил изъяны во всем, начиная с ботинок, не лакированных,
хотя довольно изящных, - Дюруа любил хорошую обувь, - и кончая сорочкой,
купленной утром в Лувре за четыре с половиной франка вместе с  манишкой,
слишком тонкой и оттого успевшей смяться. Старые же его сорочки были  до
того изношены, что он не рискнул надеть даже самую крепкую.
   Брюки, чересчур широкие, плохо  обрисовывавшие  ногу  и  собиравшиеся
складками на икрах, имели тот потрепанный вид, какой  сразу  приобретает
случайная, сшитая не по фигуре вещь. Только фрак сидел недурно - он  был
ему почти впору.
   С замиранием сердца, в расстройстве чувств, больше всего на свете бо-
ясь показаться смешным, медленно поднимался он вверх по ступенькам,  как
вдруг прямо перед ним вырос элегантно одетый господин, смотревший на не-
го в упор. Они оказались так близко друг к другу, что Дюруа отпрянул - и
замер на месте: это был он сам, его собственное отражение в трюмо,  сто-
явшем на площадке второго этажа и создававшем иллюзию длинного коридора.
Он задрожал от восторга, - в таком выгодном свете неожиданно представил-
ся он самому себе.
   Дома он пользовался зеркальцем для бритья, в котором нельзя было уви-
деть себя во весь рост, кое-как удалось ему рассмотреть  лишь  отдельные
детали своего импровизированного туалета, и он преувеличивал его  недос-
татки и приходил в отчаяние при мысли, что он смешон.
   Но вот сейчас, нечаянно взглянув в трюмо, он даже не узнал себя, - он
принял себя за кого-то другого, за светского человека, одетого, как  ему
показалось с первого взгляда, шикарно, безукоризненно.
   Подвергнув себя подробному осмотру, он нашел, что у него в самом деле
вполне приличный вид.
   Тогда он принялся, точно актер, разучивающий роль, репетировать перед
зеркалом. Он улыбался, протягивал руку, жестикулировал, старался изобра-
зить на своем лице то удивление, то удовольствие, то одобрение  и  найти
такие оттенки улыбки и взгляда, по которым дамы сразу признали бы в  нем
галантного кавалера и которые убедили бы их, что он очарован  и  увлечен
ими.
   Внизу хлопнула дверь Испугавшись, что его могут  застать  врасплох  и
что кто-нибудь из гостей его друга видел, как он кривлялся перед  зерка-
лом, Дюруа стал быстро подниматься по лестнице.
   На площадке третьего этажа тоже стояло зеркало, и Дюруа замедлил шаг,
чтобы осмотреть себя на ходу. В самом деле, фигура у него стройная.  По-
ходка тоже не оставляет желать лучшего. И безграничная вера в себя мгно-
венно овладела его душой. Разумеется, с такой внешностью, с присущим ему
упорством в достижении цели, смелостью и независимым складом ума он сво-
его добьется. Ему хотелось взбежать, перепрыгивая  через  ступеньки,  на
верхнюю площадку лестницы. Остановившись перед третьим зеркалом, он при-
вычным движением подкрутил усы, снял шляпу, пригладил волосы и,  пробор-
мотав то, что он всегда говорил в таких  случаях:  "Здорово  придумано",
нажал кнопку звонка.
   Дверь отворилась почти тотчас же, и при виде лакея в черном  фраке  и
лакированных ботинках, бритого, важного,  в  высшей  степени  представи-
тельного, Дюруа вновь  ощутил  смутное,  непонятное  ему  самому  беспо-
койство: быть может, он невольно сравнил свой костюм с  костюмом  лакея.
Взяв у Дюруа пальто, которое тот, чтобы скрыть пятна,  держал  перекинув
на руку, лакей спросил:
   - Как прикажете доложить?
   Затем приподнял портьеру, отделявшую переднюю от гостиной, и отчетли-
во произнес его имя.
   Дюруа мгновенно утратил весь свой апломб, он оцепенел, он едва  дышал
от волнения. Ему предстояло перешагнуть порог нового мира, того мира,  о
котором он мечтал, который манил его к себе издавна. Наконец  он  вошел.
Посреди большой, ярко освещенной комнаты, изобилием всевозможных  расте-
ний напоминавшей оранжерею, стояла молодая белокурая женщина.
   Он остановился как вкопанный. Кто эта улыбающаяся  дама?  Но  тут  он
вспомнил, что Форестье женат. И мысль о том, что эта хорошенькая,  изящ-
ная блондинка, - жена его друга, привела его в полное замешательство.
   - Сударыня, я... - пробормотал он.
   Она протянула ему руку.
   - Я знаю, сударь. Шарль рассказал мне о вашей вчерашней встрече, и  я
очень рада, что ему пришла счастливая мысль пригласить вас пообедать се-
годня с нами.
   Он не нашелся, что ей ответить, и покраснел до ушей,  он  чувствовал,
что его осматривают с ног до головы, прощупывают, оценивают, изучают.
   Ему хотелось извиниться за свой туалет, как-нибудь объяснить его пог-
решности, но он ничего не мог придумать и так  и  не  решился  затронуть
этот щекотливый предмет.
   Он опустился в кресло, на которое ему указала хозяйка, и  как  только
под ним прогнулось мягкое и упругое сиденье, как только он сел поглубже,
откинулся и ощутил ласковое прикосновение спинки и ручек, бережно заклю-
чавших его в свои бархатные объятия, ему показалось, что  он  вступил  в
новую, чудесную жизнь, что он уже завладел чем-то  необыкновенно  прият-
ным, что он уже представляет собою нечто,  что  он  спасен  И  тогда  он
взглянул на г-жу Форестье, не спускавшую с него глаз.
   На ней было бледно-голубое кашемировое платье,  четко  обрисовывавшее
ее тонкую талию и высокую грудь. Голые руки и шея выступали из пены  бе-
лых кружев, которыми был отделан корсаж и короткие рукава. Волосы,  соб-
ранные в высокую прическу, чуть вились на затылке, образуя легкое, свет-
лое, пушистое облачко.
   Взгляд ее, чем-то напоминавший Дюруа взгляд женщины,  встреченной  им
накануне в. Фоли-Бержер, действовал на него ободряюще. У нее были  серые
глаза, серые с голубоватым оттенком, который придавал им особенное выра-
жение, тонкий нос, полные губы и несколько пухлый подбородок,  -  непра-
вильное и вместе с тем очаровательное лицо, лукавое  и  прелестное.  Это
было одно из тех женских лиц, каждая черта которого полна  своеобразного
обаяния и представляется значительной, малейшее изменение которого слов-
но и говорит и скрывает что-то.
   Выдержав короткую паузу, она спросила:
   - Вы давно в Париже?
   - Всего несколько месяцев, сударыня, -  постепенно  овладевая  собой,
заговорил он. Я служу на железной дороге, но  Форестье  меня  обнадежил:
говорит, что с его помощью мне удастся стать журналистом.
   Она улыбнулась, на этот раз более радушной и широкой улыбкой, и,  по-
низив голос, сказала:
   - Я знаю.
   Снова раздался звонок. Лакей доложил:
   - Госпожа де Марель.
   Вошла маленькая смуглая женщина, из числа  тех,  о  которых  говорят:
жгучая брюнетка.
   Походка у нее была легкая. Темное, очень простое  платье  облегало  и
Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 52
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (14)

Реклама