Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#7| Lost Sinner
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#6| We are getting closer and closer to the Lost Sinner
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#5| Flexile Sentry
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#4| The Last Giant & The Pursuer

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Триллер - Мак-Каммон Р. Весь текст 688.89 Kb

Грех бессмертия

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 44 45 46 47 48 49 50  51 52 53 54 55 56 57 ... 59

        Он уже слышал его раньше на Кингз-Бридж-роуд,  когда  женщина  с
пылающими синими глазами глядела на него через окно грузовика за секунду
до того,  как сверкнул топор.  Жара окутывала пеленой и было трудно  ды-
шать.

        - Кирку,-  сказал Эван.- Нили не шевелился.- Кирку,  к черту!  -
Эван потянулся наверх, выхватил кирку у Нили, замершего от страха, и на-
чал торопливо разбивать землю.

        - Они идут,- прошептал Нили,  пристально глядя в темноту и боясь
в ней что-либо увидеть.- Господь милосердный, они идутЄ

        Края траншеи уже были Эвану выше пояса; он отключил свой слух от
приближающегося военного клича,  отключил свой разум от того, что сейчас
мчалось верхом на лошадях по направлению к ним,  сверкая топорами в лун-
ном свете.

        - К черту,  я знаю,  что они здесь! - пронзительно закричал Эван
ломающимся голосом и со всей силой ударил киркой в одну из стен траншеи.
Стена треснула,  разделилась надвое и начала кусками обваливаться вокруг
него.

        И отовсюду начали выпадать кости,  они текли,  словно поток зло-
вонной жидкости, крушащий стены земляной дамбы.

        Целые скелеты в прогнивших одеждах,  проломленные черепа и тазо-
бедренные кости, руки и ноги с остатками серой разложившейся плоти; поз-
воночники, похожие на жуткие лестницы, громоздились вокруг ног Эвана. Он
повернулся,  крик застрял у него в горле.  Собрав все последние силы, он
стал еще глубже вгрызаться в траншею.  Посыпался домашний мусор:  ящики,
жестянки, бутылки. Он ударил еще раз. Опять кости: ухмыляющиеся беззубые
черепа.  Каскадом осыпалась глина и вместе с ней разбитые бедра, сломан-
ные пальцы, челюсти, череп со скальпом черных волос, грудная клетка, за-
битая грязью,  облаченная в синюю клетчатую рубашку. Он снова ударил ло-
патой, ужас, казалось, разрывал его на части. На этот раз из глины посы-
пались крошечные черепа и кости позвоночника.  Да.  Да. Ужас охватил его
сердце, разрывая на куски. Маленькие мальчики. Вот куда отправляются ма-
ленькие  мальчики,  чтобы  уснуть и навсегда успокоиться.  Его сознание,
трещавшее от нестерпимого шока,  вдруг безумным  образом  напомнило  ему
строчку из песни "Битлз":  "Все хорошие дети отправляются на небеса. Все
хорошие дети отправляются на небеса".  Он глотал  пыль,  мухи  пировали,
упиваясь запахами Смерти,  они пожирали засохшее мясо, все еще свисавшее
с человеческих костей.  Это было нечестивое место  Смерти  в  Вифаниином
Грехе;  нет,  не кладбище, нет, потому что там было освященное место, и,
вероятно, в нем покоились только женщины. Сюда приносили убитых мужчин и
младенцев мужского пола, бросали их вместе с остальным мусором, покрывая
нечистотами и подвергая забвению.  Это была территория для резни и бойни
амазонок.  Трупы были свалены здесь подобно телам на промокшем от крови,
пропитанной дымом древнем поле битвы.

        - ЄОНИ ИДУТ!  - прокричал ему Нили, увидев первую быстро прибли-
жающуюся фигуру, но Эван не услышал его.

        Он почувствовал, что теряет сознание и не может найти в себе си-
лы,  чтобы выбраться из этой проклятой Богом забытой канавы.  Моя жена и
ребенок, мне надо забыть мою жену и ребенкаЄ

        - ВЫХОДИ,  ПРОКЛЯТЬЕ! - крикнул Нили и протянул руку, чтобы Эван
мог уцепиться за нее.- ВЫЛЕЗАЙ СКОРЕЙ!  - он посмотрел через плечо. Тени
начинали  принимать очертания.  От топота лошадиных копыт дрожала земля,
горящие синие орбиты глаз выслеживали его. Он снова посмотрел на Эвана и
увидел, что тот полностью поражен шоком. Нили нагнулся, схватил запястье
Эвана и потянул за него. Его нервы были на пределе.

        В следующую секунду раздался душераздирающий пронзительный вопль
"И-И-ИИИХ"  прямо сзади Нили Эймса:  он повернулся кругом,  открывая рот
для крика.  И в этот момент он увидел над собой черную как ночь лошадь и
лезвие топора,  светившееся энергией, словно оголенный электрический ка-
бель. Он услышал свист ветра, пока металл разрезал воздух.

        Голову Нили,  разбрасывающую спиральные потоки крови, перекинуло
ударом через плечо Эвана; кровь брызнула на его лицо. Обезглавленное те-
ло, все еще сжимавшее запястье Эвана, рухнуло на колени и соскользнуло в
траншею.  Горячие капли крови вернули Эвана к действительности, к реаль-
ности кошмарных тварей,  которые приближались к  нему.  Эван  высвободил
свою  руку  из  мертвой хватки трупа и потянулся за киркой.  Амазонка на
черном коне отступала назад для удара,  который должен был  разбить  его
череп; Эван, пригнувшись, швырнул кирку в передние ноги коня. Конь резко
вскрикнул,  зашатался,  потерял равновесие и тяжело упал,  похоронив под
собой женщину-тварь.  Раздался резкий звук ломающихся костей и гортанный
нечеловеческий крик боли.

        Эван уже выбрался из траншеи и побежал  через  свалку  к  своему
микроавтобусу. Другие развернули к нему своих лошадей: их глаза пламене-
ли ненавистью,  топоры блестели над головой.  Они пришпоривали каблуками
своих коней и глина отлетала из-под копыт. На бегу Эван успел посмотреть
через свое плечо.  Та,  скачущая верхом на сером в яблоках коне  впереди
всех,  поймает его до того,  как он добежит до машины.  Он продолжал бе-
жать, в изнеможении отталкиваясь ногами от земли. Дрожание почвы под но-
гами говорило о том, что лошадь приближалась. Он успел увернуться в сто-
рону, и лезвие топора просвистело мимо его щеки. Он упал на живот, зако-
павшись в землю кулаками,  затем снова побежал. Конь мчался рядом с ним,
и рука амазонки поднялась для второго удара.  Эван остановился и  бросил
ей  в лицо кучу грязи.  На этот раз топор почти коснулся его левой руки,
разорвав ткань на рубашке.  Лошадь стала бешено кружиться, пока ее всад-
ница пыталась протереть глаза. Все остальные быстро приближались.

        Но Эван уже добрался до микроавтобуса. Он рухнул на сиденье, за-
пер все двери и воткнул ключ в зажигание.  Шины отбрасывали комья земли,
пока  он  давил на акселератор.  Позади раздавался пронзительный военный
клич, от которого кровь сворачивалась в жилах, и он знал, что они гонят-
ся за ним. "Вифаниин Грех",- подумал он. Его мозг, казалось, пульсировал
в такт с сердечным ритмом.  Мне необходимо  добраться  туда.  Необходимо
взять Лори и убраться прочь.  А Кэй?  Что будет с Кэй? Нет, я не вернусь
назад. Сперва обращусь в полицию штата. Потом приведу их сюда. Но снача-
ла надо забрать Лори. ЛОРИ.

        Он резко  дернул руль налево,  и микроавтобус завертелся,  почти
разрывая шины по кругу.  Этот рывок почти забросил машину  в  канаву  на
противоположной стороне дороги.  Затем он снова прибавил скорость, заск-
режетав зубами.  Горящие фары высвечивали впереди пустынное шоссе.  Оче-
редной  вопль амазонки раздался почти над самым его ухом,  а затем перед
ним на дороге возникли очертания фигуры:  большая гнедая лошадь с огром-
ными боками и всадница. Ее горящий взгляд и оскаленные зубы пронзили его
до мозга костей.  У него была секунда, чтобы осознать, что эта женщина -
та самая библиотекарша,  которая спрашивала его,  не хочет ли он посмот-
реть какие-нибудь книги по искусству.  Но сейчас у нее было совсем  дру-
гое,  похожее  на  маску лицо,  и ненависть струилась из раскрытого рта.
Эван надавил на тормоза,  но лошадь была  слишком  близко;  микроавтобус
глубоко врезался в животное,  увлекая его назад и в сторону. Он услышал,
как разбилась решетка и погасла одна из фар. Тело амазонки, сброшенное с
лошади силой удара,  перелетело через капот машины, ударилось о ветровое
стекло и разбило его. Неровные осколки задребезжали вокруг Эвана, остав-
ляя царапины на его щеках,  лбу и подбородке. Тело с изрубленным лицом и
горлом,  из которого ручьём хлестала кровь, перевалилось через приборную
панель.  Ничего  не  видящие  глаза еще одно мгновение отражали огромную
мощь сущности,  находящейся в этом телесном облике,  и затем синева  по-
меркла.  Глаза превратились в черные пустые дыры, и кожа на лице сморщи-
лась, придавая ему вид давно уже мертвого черепа.

        Эван уперся ногами в пол, прокладывая свой путь по направлению к
Вифанииному  Греху,  обратно в это отвратительное гнездо злаЄ ИХ гнездо.
На этот раз он не пытался сохранить тишину;  его шины визжали на поворо-
тах, и двигатель микроавтобуса гудел на последних пределах своих возмож-
ностей.

        Темные улицы.  Темные дома.  Ужасная сгустившаяся тьма.  Луна, с
ухмылкой заглядывающая в это окно, и в это, и в это.

        Мак-Клейн-террас. Его дом, черный и безмолвный. Он заехал на га-
зон, оставляя следы покрышек на траве, и выпрыгнул наружу, направляясь к
парадной двери.  Конечно, они продолжают погоню и через считанные минуты
найдут его.  Он возился с ключами в замке.  Спешить. Необходимо спешить.
Необходимо.  Они идут. Они идут. Его ключ наконец попал в замочную сква-
жину. Где-то залаял пес.

        И в следующее мгновение его рванули в сторону от двери.  Рука  с
крашеными  ногтями схватила его за запястье и втащила в прихожую с такой
силой,  что он повалился на пол. Из темноты к нему медленно приближалась
фигура.  Ее глаза горели и были ужасны. Он заскулил, как пойманное в ло-
вушку животное.  Его подняли, протащили через расступающуюся тьму и бро-
сили на пол в освещенном кабинете.

        Эван скорчился,  ожидая смертельного удара топором, и дико огля-
делся по сторонам.  Четыре фигуры темнели в лунном свете.  Четыре  тени.
Четыре женщины. Четыре пары безжалостных жаждущих крови глаз.

        Одна из них сидела в кресле по другую сторону кофейного столика,
наблюдая за ним, и не говорила ни слова.

        "Господь милосердный",- подумал он,  рот его был таким же сухим,
как глина на свалке. Образ оседающего обезглавленного тела вспышкой осе-
нил память. Все это время они поджидали меня. Они ждали меня.

        Тварь-Драго заговорила из своего кресла двумя голосами: один был
ее собственный, говорящий на английском языке с греческим акцентом, дру-
гой - гортанный и грубый,  говорящий на странном языке амазонок. Оба го-
лоса  странным  образом  соединялись,  звучали из одной и той же глотки,
глухо и мрачно: - Теперь,- тихо сказала она,- мы поговорим.





27. Женщины


        - Вы значительно более разумный человек, чем я считала сначала,-
сказала со своего кресла тварь-Драго.- Я восхищаюсь вашим интеллектом. Я
также восхищаюсь вашей целеустремленностью.

        Глаза Эвана чуть шевельнулись.  Миссис Джайлз - или то, что было
когда-то миссис Джайлз - стояла в углу кабинета.  Та,  что уже  не  была
миссис Демарджон, стояла у подножия лестницы, молодая блондинка, на лице
которой застыла маска бессердечной ненависти,  стояла справа  от  кресла
Драго. Он стал соразмерять расстояния: дюймы и секунды.

        - Не будьте глупцом,- сказала женщина в кресле.

        Он посмотрел  на нее.  Глаза женщины-твари горели ярким свирепым
пламенем. Лори. Страх вонзился в него, словно блестящее лезвие топора.

        - Где моя дочь?

        - Она спит.

        Эван посмотрел на лестницу.

        - Не здесь,- сказала женщина.  Звуки  ее  голоса  отражались  от
стен, словно слова произносились внутри пещеры, затерянной во времени, а
не в кабинете дома, обшитого деревянными панелями.- В другом месте.

        - Где она? - Он пытался сохранить свой взгляд спокойным и устой-
чивым,  но это было очень трудно, поскольку энергия, скрытая в этой жен-
щине, была равносильна раскаленному до бела пламени.

        - Она в безопасности.  Я обещаю вам это. Интересно. До конца ва-
шего существования возможно остались секунды. Почему вы заботитесь о ре-
бенке?

        - Потому что я человек,- сказал Эван,  осторожно выбирая слова.-
Сомневаюсь, что вы теперь много знаете о чувствах настоящих человеческих
существ.- Тварь-Драго на минуту замолчала, рассматривая его.

        - О,  да,- наконец сказала она.- Вы  ссылаетесь  на  материнский
инстинкт.  Это  необязательно.  Сильная воля всегда позаботиться о себе.
Слабые должны быть истреблены, как сорняки, угроза продолжению рода.
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 44 45 46 47 48 49 50  51 52 53 54 55 56 57 ... 59
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама