Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Приключения - Джек Лондон Весь текст 581.16 Kb

Морской волк

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5  6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 50
юте двигаться было чрезвычайно трудно, особенно когда шхуну качало и ки-
дало из стороны в сторону. Но тяжелее всего было для меня полное  равно-
душие людей, которым я прислуживал. Время от времени я  ощупывал  сквозь
одежду колено, чувствовал, что оно пухнет все сильнее и  сильнее,  и  от
боли у меня кружилась голова. В зеркале на стене кают-компании временами
мелькало мое бледное, страшное, искаженное болью лицо. Сидевшие за  сто-
лом не могли не заметить моего состояния, но никто из них не выказал мне
сочувствия. Поэтому я почти проникся благодарностью к Ларсену, когда  он
бросил мне после обеда (я в это время уже мыл тарелки):
   - Не обращай внимания на эти пустяки! Привыкнешь со временем.  Немно-
го, может, и покалечишься, но зато научишься ходить. Это, кажется, назы-
вается парадоксом, не так ли? - добавил он.
   По-видимому, он остался доволен, когда я, утвердительно кивнув, отве-
тил как полагалось: "Есть, сэр".
   - Ты должно быть, смыслишь кое-что в литературе? Ладно. Я  как-нибудь
побеседую с тобой.
   Он повернулся и, не обращая на меня больше внимания, вышел на палубу.
   Вечером, когда я справился наконец с бесчисленным множеством дел, ме-
ня послали спать в кубрик к охотникам, где нашлась  свободная  койка.  Я
рад был лечь, дать отдых ногам и хоть на время избавиться от  несносного
кока! Одежда успела высохнуть на мне, и я, к моему удивлению, не  ощущал
ни малейших признаков простуды ни от последнего морского купания, ни  от
более продолжительного пребывания в воде, когда затонул "Мартинес".  При
обычных обстоятельствах я после подобных испытаний лежал бы, конечно,  в
постели и около меня хлопотала бы сиделка.
   Но боль в колене была мучительная. Насколько я мог  понять,  так  как
колено страшно распухло, - у меня была смещена коленная чашечка. Я сидел
на своей койке и рассматривал колено (все шесть охотников находились тут
же - они курили и громко разговаривали), когда мимо прошел  Гендерсон  и
мельком глянул на меня.
   - Скверная штука, - заметил он. - Обвяжи потуже тряпкой, пройдет.
   Вот и все; а случись это со мной на суше, меня лечил бы хирург и, не-
сомненно, прописал бы полный покой.  Но  следует  отдать  справедливость
этим людям. Так же равнодушно относились они и к своим собственным стра-
даниям. Я объясняю это привычкой и тем, что чувствительность у них  при-
тупилась. Я убежден, что человек с более тонкой нервной организацией,  с
более острой восприимчивостью страдал бы на их месте куда сильнее.
   Я страшно устал, вернее, совершенно изнемог, и все же боль  в  колене
не давала мне уснуть. С трудом удерживался я от стонов. Дома я, конечно,
дал бы себе волю но эта новая, грубая, примитивная  обстановка  невольно
внушала мне суровую сдержанность. Окружавшие меня люди, подобно дикарям,
стоически относились к важным вещам, а в мелочах напоминали детей. Впос-
ледствии мне пришлось наблюдать, как Керфуту, одному из охотников,  раз-
мозжило палец. Керфут только не издал ни звука, но даже не  изменился  в
лице. И вместе с тем я много раз видел, как тот же Керфут приходил в бе-
шенство из-за сущих пустяков.
   Вот и теперь он орал, размахивая руками, и отчаянно бранился - и  все
только потому, что другой охотник не соглашался с ним, что тюлений белек
от рождения умеет плавать. Керфут утверждал, что этим  умением  новорож-
денный тюлень обладает с первой минуты своего появления на свет, а  дру-
гой охотник, Лэтимер, тощий янки с хитрыми, похожими на щелочки глазами,
утверждал, что тюлень именно потому и рождается на суше,  что  не  умеет
плавать, и мать обучает его этой премудрости совершенно так же, как пти-
цы учат своих птенцов летать.
   Остальные четыре охотника с большим интересом прислушивались к спору,
- кто лежа на койке, кто приподнявшись и облокотясь на стол, - и  време-
нами подавали реплики. Иногда они начинали говорить все сразу, и тогда в
тесном кубрике голоса их звучали подобно  раскатам  бутафорского  грома.
Они спорили о пустяках, как  дети,  и  доводы  их  были  крайне  наивны.
Собственно говоря, они даже не приводили никаких доводов, а  ограничива-
лись голословными утверждениями или отрицаниями. Умение или неумение но-
ворожденного тюленя плавать они пытались доказать просто тем, что выска-
зывали свое мнение с воинственным видом и сопровождали его выпадами про-
тив национальности, здравого смысла или прошлого  своего  противника.  Я
рассказываю об этом, чтобы показать умственный уровень людей, с которыми
принужден был общаться. Интеллектуально они были детьми, хотя  и  в  об-
личье взрослых мужчин.
   Они беспрерывно курили - курили дешевый зловонный  табак.  В  кубрике
нельзя было продохнуть от дыма. Этот дым и сильная качка  боровшегося  с
бурей судна, несомненно, довели бы меня до морской болезни,  будь  я  ей
подвержен. Я и так уже испытывал дурноту, хотя, быть может, причиной  ее
были боль в ноге и переутомление.
   Лежа на койке и предаваясь своим мыслям, я, естественно, прежде всего
задумывался над положением, в которое попал.  Это  же  было  невероятно,
неслыханно! Я, Хэмфри Ван-Вейден, ученый и, с вашего  позволения,  люби-
тель искусства и литературы, принужден валяться здесь, на какой-то  шху-
не, направляющейся в Берингово море бить котиков! Юнга! Никогда в  жизни
я не делал грубой физической, а тем более кухонной работы. Я всегда  вел
тихий, монотонный, сидячий образ жизни. Это была жизнь ученого,  затвор-
ника, существующего на  приличный  и  обеспеченный  доход.  Бурная  дея-
тельность и спорт никогда не привлекали меня. Я был книжным червем,  так
сестры и отец с детства и называли меня. Только раз  в  жизни  я  принял
участие в туристском походе, да и то сбежал в самом начале и вернулся  к
комфорту и удобствам оседлой жизни. И вот теперь передо мной открывалась
безрадостная перспектива бесконечной чистки картофеля,  мытья  посуды  и
прислуживания за столом. А ведь физически я совсем не был силен.  Врачи,
положим, утверждали, что у меня великолепное телосложение, но я  никогда
не развивал своих мускулов упражнениями, и они были слабы и вялы, как  у
женщины. По крайней мере те же врачи  постоянно  отмечали  это,  пытаясь
убедить меня заняться гимнастикой. Но я предпочитал упражнять свою голо-
ву, а не тело, и теперь был, конечно, совершенно не подготовлен к предс-
тоящей мне тяжелой жизни.
   Я рассказываю лишь немногое из того, что  передумал  тогда,  и  делаю
это, чтобы заранее оправдаться, ибо жалкой и беспомощной была  та  роль,
которую мне предстояло сыграть.
   Думал я также о моей матери и сестрах и ясно представлял себе их  го-
ре. Ведь я значился в числе погибших на "Мартинесе", одним из  пропавших
без вести. Передо мной мелькали заголовки газет, я видел, как мои  прия-
тели в университетском клубе покачивают головой и вздыхают: "Вот  бедня-
га!" Видел я и Чарли Фэрасета в минуту прощания, в то роковое утро, ког-
да он в халате на мягком диванчике под  окном  изрекал,  словно  оракул,
свои скептические афоризмы.
   А тем временем шхуна "Призрак", покачиваясь, ныряя, взбираясь на дви-
жущиеся водяные валы и скатываясь в бурлящие пропасти, прокладывала себе
путь все дальше и дальше - к самому сердцу Тихого  океана...  и  уносила
меня с собой. Я слышал, как над морем бушует ветер. Его приглушенный вой
долетал и сюда. Иногда над головой раздавался топот ног по палубе.  Кру-
гом все стонало и скрипело, деревянные крепления трещали, кряхтели, виз-
жали и жаловались на тысячу ладов. Охотники все  еще  спорили  и  рычали
друг на друга, словно какие-то человекоподобные земноводные. Ругань  ви-
села в воздухе. Я видел их разгоряченные лица в искажающем,  тускло-жел-
том свете ламп, раскачивавшихся вместе с кораблем. В облаках дыма  койки
казались логовищами диких зверей. На стенах висели  клеенчатые  штаны  и
куртки и морские сапоги; на полках кое-где лежали дробовики и  винтовки.
Все это напоминало картину из жизни пиратов и морских разбойников  былых
времен. Мое воображение разыгралось и не давало  мне  уснуть.  Это  была
долгая, долгая, томительная и тоскливая, очень долгая ночь.
 
 
   ГЛАВА ПЯТАЯ
 
   Первая ночь, проведенная мною в кубрике охотников, оказалась также  и
последней. На другой день новый помощник Иогансен был  изгнан  капитаном
из его каюты и переселен в кубрик к охотникам. А мне велено было  переб-
раться в крохотную каютку, в которой до меня в первый же  день  плавания
сменилось уже два хозяина. Охотники скоро узнали причину этих  перемеще-
ний и остались ею очень недовольны. Выяснилось, что Иогансен каждую ночь
вслух переживает во сне все свои дневные впечатления. Волк Ларсен не по-
желал слушать, как он непрестанно что-то бормочет  и  выкрикивает  слова
команды, и предпочел переложить эту неприятность на охотников.
   После бессонной ночи я встал слабый и измученный. Так начался  второй
день моего пребывания на шхуне "Призрак". Томас Магридж растолкал меня в
половине шестого не менее грубо, чем Билл Сайкс [4] будил  свою  собаку.
Но за эту грубость ему тут же отплатили с лихвой. Поднятый им без всякой
надобности шум - я за всю ночь так и не сомкнул глаз  -  потревожил  ко-
го-то из охотников. Тяжелый башмак просвистел в полутьме, и мистер  Маг-
ридж, взвыв от боли, начал униженно рассыпаться в  извинениях.  Потом  в
камбузе я увидел его окровавленное и  распухшее  ухо.  Оно  никогда  уже
больше не приобрело своего нормального вида, и  матросы  стали  называть
его после этого "капустным листом".
   Этот день был полон для меня самых разнообразных неприятностей. Уже с
вечера я взял из камбуза свое высохшее платье и теперь первым делом пос-
пешил сбросить с себя вещи кока, а затем стал искать свой кошелек. Кроме
мелочи (у меня на этот счет хорошая память), там лежало сто  восемьдесят
пять долларов золотом и бумажками. Кошелек я нашел, но все его  содержи-
мое, за исключением мелких серебряных монет, исчезло. Я заявил  об  этом
коку, как только поднялся на палубу, чтобы приступить к своей  работе  в
камбузе, и хотя и ожидал от него грубого ответа, однако  свирепая  отпо-
ведь, с которой он на меня обрушился, совершенно меня ошеломила.
   - Вот что, Хэмп, - захрипел он, злобно сверкая глазами. - Ты что, хо-
чешь, чтобы тебе пустили из носу кровь? Если  ты  считаешь  меня  вором,
держи это про себя, а не то крепко пожалеешь о своей ошибке,  черт  тебя
подери! Вот она, твоя благодарность, чтоб я пропал! Я тебя пригрел, ког-
да ты совсем подыхал, взял к себе в камбуз, возился с тобой,  а  ты  так
мне отплатил? Проваливай ко всем чертям, вот что! У  меня  руки  чешутся
показать тебе дорогу.
   Сжав кулаки и продолжая кричать, он двинулся на меня. К стыду  своему
должен признаться, что я, увернувшись от удара, выскочил из камбуза. Что
мне было делать? Сила, грубая сила, царила на этом подлом судне.  Читать
мораль было здесь не в ходу. Вообразите себе  человека  среднего  роста,
худощавого, со слабыми, неразвитыми мускулами, привыкшего к тихой,  мир-
ной жизни, незнакомого с насилием... Что такой человек мог тут поделать?
Вступать в драку с озверевшим коком было так же бессмысленно,  как  сра-
жаться с разъяренным быком.
   Так думал я в то время, испытывая потребность в самооправдании и  же-
лая успокоить свое самолюбие. Но такое оправдание не удовлетворило меня,
да и сейчас, вспоминая этот случай, я не могу  полностью  себя  обелить.
Положение, в которое я попал, не укладывалось в обычные рамки и  не  до-
пускало рациональных поступков - тут надо было действовать не рассуждая.
И хотя логически мне, казалось, абсолютно нечего было стыдиться,  я  тем
не менее всякий раз испытываю стыд при воспоминании об этом эпизоде, ибо
чувствую, что моя мужская гордость была попрана и оскорблена.
   Однако все это не относится к делу. Я удирал из камбуза с такой  пос-
пешностью, что почувствовал острую боль в колене и в  изнеможении  опус-
тился на палубу у переборки юта. Но кок не стал преследовать меня.
   - Гляньте на него! Ишь как улепетывает! - услышал я  его  насмешливые
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5  6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 50
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (4)

Реклама