Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Приключения - Джек Лондон Весь текст 581.16 Kb

Морской волк

Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 50
бых башмаков и синий выцветший комбинезон, у которого одна штанина  ока-
залась дюймов на десять короче другой. Можно было подумать,  что  дьявол
пытался цапнуть "через нее душу  лондонца,  но,  не  обнаружив  таковой,
оторвал со злости кусок оболочки.
   - Но я не знаю, кого же мне благодарить? - спросил я,  облачившись  в
это тряпье. На голове у меня красовалась фуражка, которая была мне мала,
а поверх рубашки я натянул еще грязную полосатую бумазейную куртку;  она
едва доходила мне до талии, а рукава чуть прикрывали локти.
   Кок самодовольно выпрямился, и заискивающая улыбка расплылась по  его
лицу. У меня был некоторый опыт: я знал, как ведет себя прислуга на  ат-
лантических пароходах, когда рейс подходит к концу,  и  мог  поклясться,
что кок ожидает подачки. Однако мое дальнейшее знакомство с этим субъек-
том показало, что поза была бессознательной. Это была врожденная угодли-
вость.
   - Магридж, сэр, - пробормотал он с елейной улыбкой на своем женствен-
ном лице. - Томас Магридж, сэр. К вашим услугам!
   - Ладно, Томас, - сказал я. - Я не забуду  вас,  когда  высохнет  мое
платье.
   Его лицо просияло, глаза заблестели; казалось, голоса предков  зазву-
чали в его душе, рождая смутные воспоминания о чаевых, полученных ими во
время их пребывания на земле.
   - Благодарю вас, сэр! - произнес он с чувством и почти искренним сми-
рением.
   Я отодвинул дверь, и кок, тоже как на роликах, скользнул в сторону; я
вышел на палубу. Меня все еще пошатывало от слабости после долгого  пре-
бывания в воде. Порыв ветра налетел на меня, и я, сделав несколько  нет-
вердых шагов по качающейся палубе до угла рубки, поспешил ухватиться  за
него, чтобы не упасть. Сильно накренившись, шхуна скользила вверх и вниз
по длинной тихоокеанской волне. Если, как оказал Джонсон, судно  шло  на
юго-запад, то ветер, по моим расчетам, дул примерно с юга. Туман  рассе-
ялся, и поверхность воды искрилась на солнце. Я  повернулся  к  востоку,
где должна была находиться Калифорния, но не увидел ничего, кроме  низко
стлавшихся пластов тумана, того самого тумана, который вызвал катастрофу
"Мартинеса" и был причиной моего бедственного положения. К северу, непо-
далеку от нас, из моря торчала группа голых скал, и на одной  из  них  я
различил маяк. К юго-западу, там, куда мы держали курс, я увидел пирами-
дальные очертания парусов какого-то корабля.
   Оглядев море, я перевел взгляд на более близкие предметы. Моей первой
мыслью было, что человек, потерпевший кораблекрушение и бывший на  воло-
сок от смерти, заслуживает, пожалуй, большего внимания, чем то,  которое
было мне оказано. Никто, как видно, не интересовался моей особой,  кроме
матроса у штурвала, с любопытством поглядывавшего на меня поверх рубки.
   Все, казалось, были заняты тем, что происходило посреди палубы.  Там,
на крышке люка, лежал какой-то грузный мужчина. Он лежал на  спине;  ру-
башка на его груди, поросшей густыми черными, похожими на шерсть волоса-
ми, была разодрана. Черная с проседью борода покрывала всю нижнюю  часть
его лица и шею. Борода, вероятно, была жесткая и пышная,  но  обвисла  и
слиплась, и с нее струйками стекала вода. Глаза его были закрыты  -  он,
очевидно, находился без сознания, - но грудь тяжело вздымалась; он с шу-
мом вбирал в себя воздух, широко раскрыв рот, борясь с удушьем. Один  из
матросов спокойно и методично, словно  выполняя  привычную  обязанность,
спускал за борт на веревке брезентовое ведро, вытягивал его,  перехваты-
вая веревку руками, и окатывал водой лежавшего без движения человека.
   Возле люка расхаживал взад и вперед, сердито жуя  сигару,  тот  самый
человек, случайному взгляду которого я был обязан своим спасением.  Рос-
том он был, вероятно, пяти футов и десяти дюймов, быть может,  десяти  с
половиной, но не это бросалось мне прежде всего в глаза, - я  сразу  по-
чувствовал его силу. Это был человек атлетического сложения, с  широкими
плечами и грудью, но я не назвал бы его тяжеловесным.  В  нем  была  ка-
кая-то жилистая, упругая сила, обычно свойственная нервным  и  худощавым
людям, и она придавала этому огромному  человеку  некоторое  сходство  с
большой гориллой. Я вовсе не хочу сказать, что он походил на гориллу.  Я
говорю только, что заключенная в нем сила, независимо от его  внешности,
вызывала у вас такие ассоциации. Подобного рода сила обычно  связывается
в нашем представлении с первобытными существами, с дикими зверями, с на-
шими предполагаемыми предками, жившими на деревьях. Это сила дикая, сви-
репая, заключающая в самой себе жизненное начало - самую сущность жизни,
как потенции движения и первозданной материи, претворяющихся в различных
видах живых существ; короче говоря, это та живучесть, которая заставляет
змею извиваться, когда у нее отрубят голову, и которая теплится  в  бес-
форменном комке мяса убитой черепахи, содрогающемся при прикосновении  к
нему пальцем.
   Таково было впечатление, которое производил этот человек, шагавший по
палубе. Он крепко стоял на ногах, ступал твердо и уверенно; каждое  дви-
жение его мускулов - то, как он пожимал плечами или  стискивал  в  зубах
сигару, - все было полно решимости и  казалось  проявлением  избыточной,
бьющей через край силы. Но эта внешняя сила, пронизывающая его движения,
казалась лишь отголоском другой, еще более грозной силы, которая притаи-
лась и дремала в нем, но могла в любой миг  пробудиться  подобно  ярости
льва или бешеному порыву урагана.
   Кок высунул голову из двери камбуза и ободряюще улыбнулся мне, указы-
вая большим пальцем на человека, прохаживавшегося около люка.  Я  понял,
что это и есть капитан шхуны, или - на языке кока -  "старик",  то  есть
тот, к кому я должен обратиться, дабы потревожить его просьбой доставить
меня каким-нибудь способом на  берег.  Я  двинулся  было  вперед,  пред-
чувствуя, что мне предстоит бурное объяснение, но  в  эту  минуту  новый
страшный приступ удушья овладел несчастным, лежавшим на палубе. Его ста-
ли корчить судороги. Спина его выгнулась дугой, голова совсем запрокину-
лась назад, а грудь расширилась в  бессознательном  усилии  набрать  по-
больше воздуха. Я не видел его лица, только мокрую черную бороду, но по-
чувствовал, как багровеет его кожа.
   Капитан - Волк Ларсен, как его называли, - остановился и посмотрел на
умирающего. Жестокой и отчаянной была эта последняя схватка со  смертью;
охваченный любопытством матрос перестал  лить  воду,  брезентовое  ведро
накренилось, и из него тонкой струйкой стекала вода. Умирающий судорожно
бил каблуками по крышке люка; потом его ноги вытянулись и застыли в пос-
леднем страшном напряжении, в то время как  голова  еще  продолжала  ме-
таться из стороны в сторону. Но вот мышцы ослабли, голова перестала дви-
гаться, и вздох как бы глубокого облегчения слетел с его губ. Челюсть  у
него отвисла, верхняя губа приподнялась, и обнажились два ряда пожелтев-
ших от табака зубов. Казалось, его черты застыли в дьявольской  усмешке,
словно он издевался над миром, который ему удалось перехитрить,  покинув
его.
   И тут произошло нечто неожиданное. Капитан  внезапно,  подобно  удару
грома, обрушился на мертвеца. Поток ругани хлынул из его уст. И  это  не
были обычные ругательства или непристойности. В каждом слове было  бого-
хульство, а слова так и сыпались. Они гремели и трещали, словно электри-
ческие разряды. Я в жизни не слыхал, да и не мог бы вообразить себе  ни-
чего подобного. Обладая сам литературной жилкой и  питая  пристрастие  к
сочным словцам и оборотам, я, пожалуй,  лучше  всех  присутствующих  мог
оценить своеобразную живость, красочность и в то  же  время  неслыханную
кощунственность его метафор.  Насколько  я  мог  понять,  причиной  этой
вспышки было то, что умерший - помощник капитана - загулял перед  уходом
из СанФранциско, а потом имел неделикатность умереть в самом начале пла-
вания и оставить Волка Ларсена без его, так сказать, правой руки.
   Излишне упоминать, - во всяком случае, мои друзья поймут это и так, -
что я был шокирован. Брань и сквернословие всегда были мне  противны.  У
меня засосало под ложечкой, заныло сердце, мне стало  невыразимо  тошно.
Смерть в моем представлении всегда была сопряжена с чем-то торжественным
и возвышенным. Она приходила мирно и священнодействовала  у  ложа  своей
жертвы. Смерть в таком мрачном отталкивающем обличье  явилась  для  меня
чем-то невиданным и неслыханным. Отдавая, как я уже сказал, должное  вы-
разительности изрыгаемых Волком Ларсеном проклятий, я был ими чрезвычай-
но возмущен. Мне казалось, что их огненный поток должен испепелить  лицо
трупа, и я не удивился бы, если бы мокрая черная борода вдруг начала за-
виваться колечками и вспыхнула дымным пламенем. Но мертвецу уже не  было
до этого никакого дела. Он продолжал сардонически усмехаться -  с  вызо-
вом, с цинической издевкой. Он был хозяином положения.
 
 
   ГЛАВА ТРЕТЬЯ
 
   Волк Ларсен оборвал свою брань так же внезапно, как начал. Он  раску-
рил потухшую сигару и огляделся вокруг. Взор его упал на Магриджа.
   - А, любезный кок? - начал он ласково, но в голосе его  чувствовались
холод и твердость стали.
   - Есть, сэр! - угодливо  и  виновато,  с  преувеличенной  готовностью
отозвался тот.
   - Ты не боишься растянуть себе шею? Это, знаешь ли, не  особенно  по-
лезно. Помощник умер, и мне не хотелось бы потерять еще и тебя. Ты  дол-
жен очень беречь свое здоровье, кок. Понятно?
   Последнее слово, в полном контрасте с мягкостью всей речи, прозвучало
резко, как удар бича. Кок съежился.
   - Есть, сэр! - послышался испуганный ответ, и  голова  провинившегося
кока исчезла в камбузе.
   При этом разносе, выпавшем на долю одного кока, остальной экипаж  пе-
рестал глазеть на мертвеца и вернулся к своим делам. Но несколько  чело-
век остались в проходе между камбузом и люком и  продолжали  переговари-
ваться вполголоса. Я понял, что это не матросы, и потом узнал,  что  это
охотники на котиков, занимавшие несколько привилегированное положение по
сравнению с простыми матросами.
   - Иогансен! - позвал Волк Ларсен. Матрос тотчас приблизился. - Возьми
иглу и гардаман и зашей этого бродягу. Старую парусину найдешь в  кладо-
вой. Ступай!
   - А что привязать к ногам,  сэр?  -  спросил  матрос  после  обычного
"есть, сэр".
   - Сейчас устроим, - ответил Волк Ларсен и кликнул кока.
   Томас Магридж выскочил из своего камбуза, как  игрушечный  чертик  из
коробки.
   - Спустись в трюм и принеси мешок угля.
   - Нет ли у кого-нибудь из вас, ребята,  библии  или  молитвенника?  -
послышалось новое требование, обращенное на этот раз к охотникам.
   Они покачали головой, и один отпустил какую-то шутку,  которой  я  не
расслышал; она была встречена общим смехом.
   Капитан обратился с тем же вопросом к матросам. Библия и  молитвенник
были здесь, по-видимому, редкими предметами, но один из матросов вызвал-
ся спросить у подвахтенных. Однако минуты через две  он  вернулся  ни  с
чем.
   Капитан пожал плечами.
   - Тогда придется бросить его за борт без  лишней  болтовни.  Впрочем,
может быть, выловленный нами молодчик знает  морскую  похоронную  службу
наизусть? Он что-то смахивает на попа.
   При этих словах Волк Ларсен внезапно повернулся ко мне.
   - Вы, верно, пастор? - спросил он.
   Охотники - их было шестеро - все, как один, тоже  повернулись  в  мою
сторону, и я болезненно ощутил свое сходство с вороньим пугалом. Мой вид
вызвал хохот. Присутствие покойника, распростертого на  палубе  и  тоже,
казалось, скалившего зубы, никого не остановило. Это был  хохот  грубый,
резкий и беспощадный, как само море, хохот,  отражавший  грубые  чувства
людей, которым незнакомы чуткость и деликатность.
   Волк Ларсен не смеялся, хотя в его серых глазах Мелькали искорки удо-
вольствия, и только тут, подойдя к нему ближе, я  получил  более  полное
впечатление от этого человека, - до сих пор я воспринимал его скорее Жак
шагающую по палубе фигуру, изрыгающую поток  ругательств.  У  него  было
Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 50
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (4)

Реклама