Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Юмор - Ильф, Петров Весь текст 936.48 Kb

Двенадцать стульев (полный вариант)

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 7 8 9 10 11 12 13  14 15 16 17 18 19 20 ... 80
Кстати, первый стул над нашей головой.
   - Брейте!
   Разыскав ножницы, Бендер мигом отхватил усы, и они, взращиваемые  Ип-
политом Матвеевичем десятилетиями, бесшумно свалились на пол.  С  головы
падали волосы радикально-черного цвета, зеленые и ультрафиолетовые.  По-
кончив со стрижкой, технический директор достал из кармана старую бритву
"Жилет", а из бумажника запасное лезвие, - стал  брить  почти  плачущего
Ипполита Матвеевича.
   - Последний ножик на вас трачу. Не забудьте записать на мой дебет два
рубля за бритье и стрижку.
   Содрогаясь от горя, Ипполит Матвеевич все-таки спросил:
   - Почему же так дорого. Везде стоит сорок копеек.
   - За конспирацию, товарищ фельдмаршал, - быстро ответил Бендер.
   Страдания человека, которому безопасной бритвой бреют голову, - неве-
роятны. Это Ипполит Матвеевич понял с самого начала операции. Посередине
Остап прервал свое ужасное дело и сладко спросил:
   - Бритвочка не беспокоит?
   - Конечно, беспокоит, - застрадал Воробьянинов.
   - Почему же она вас беспокоит, господин предводитель? Она ведь не со-
ветская, а заграничная.
   Но конец, который бывает всему, пришел.
   - Готово. Заседание продолжается! Нервных просят не смотреть!  Теперь
вы похожи на Боборыкина, известного автора-куплетиста*.
   Ипполит Матвеевич отряхнул с себя мерзкие клочья, бывшие так  недавно
красивыми сединами, умылся и, ощущая на всей голове  сильное  жжение,  в
сотый раз сегодня уставился в зеркало. То, что он увидел, ему неожиданно
понравилось. На него смотрело искаженное страданиями, но  довольно  юное
лицо актера без ангажемента.
   - Ну, марш вперед, труба зовет! - закричал Остап. - Я по следам в жи-
лотдел, или, вернее, в тот дом, в котором когда-то был жилотдел, а вы  к
старухам!
   - Я не могу, - сказал Ипполит Матвеевич, -  мне  очень  тяжело  будет
войти в собственный дом.
   - Ах, да!.. Волнующая история! Барон-изгнанник! Ладно! Идите в жилот-
дел, а здесь поработаю я. Сборный пункт - в дворницкой. Парад-алле!

   ГЛАВА ПЯТАЯ
   Глава X. Голубой воришка

   Завхоз 2-го дома Старсобеса был застенчивый ворюга. Все существо  его
протестовало против краж, но не красть он не мог. Он крал,  и  ему  было
стыдно. Крал он постоянно, постоянно стыдился, и поэтому его хорошо бри-
тые щечки всегда горели румянцем смущения, стыдливости, застенчивости  и
конфуза. Завхоза звали Александром Яковлевичем, а жену  его  Александрой
Яковлевной. Он называл ее Сашхен, она звала его Альхен. Свет не  видывал
еще такого голубого воришки, как Александр Яковлевич.
   Он был не только завхозом, но и вообще заведующим. Прежнего  зава  за
грубое обращение с воспитанницами семь месяцев назад сняли  с  работы  и
назначили капельмейстером симфонического оркестра. Альхен ничем не напо-
минал своего невоспитанного начальника. В порядке уплотненного  рабочего
дня он принял на себя управление домом и с пенсионерками  обращался  от-
менно вежливо, проводя в доме важные реформы и нововведения.
   Остап Бендер потянул тяжелую дубовую дверь воробьяниновского особняка
и очутился в вестибюле. Здесь пахло подгоревшей кашей. Из верхних  поме-
щений неслась разноголосица, похожая на отдаленное "ура" в цепи.  Никого
не было, и никто не появился. Вверх вела двумя маршами дубовая  лестница
с лаковыми некогда ступенями. Теперь в ней торчали только кольца, а  са-
мих медных прутьев, прижимавших когда-то ковер к ступенькам, не было.
   "Предводитель команчей жил, однако, в пошлой роскоши", - думал Остап,
подымаясь наверх.
   В первой же комнате, светлой и просторной, сидели  в  кружок  десятка
полтора седеньких старушек в платьях из наидешевейшего туальденора мыши-
ного цвета*. Напряженно вытянув сухие шеи и глядя на стоявшего в  центре
человека в цветущем возрасте, старухи пели:

   Слышен звон бубенцов издалека.
   Это тройки знакомый разбег.
   А вдали простирался широко
   Белым саваном искристый снег.*

   Предводитель хора, в серой толстовке из того  же  туальденора  и  ту-
альденоровых брюках, отбивал такт обеими руками и, вертясь, покрикивал:
   - Дисканты, тише! Кокушкина - слабее!
   Он увидел Остапа, но, не в силах удержать движение своих рук,  только
недоброжелательно на него посмотрел и продолжал дирижировать. Хор с уси-
лием загремел, как сквозь подушку:

   Та-та-та, та-та-та, та-та-та-та,
   То-ро-ром, ту-ру-рум, ту-ру-рам.

   - Скажите, где здесь можно видеть товарища завхоза? - вымолвил Остап,
прорвавшись в первую же паузу.
   - А в чем дело, товарищ?
   Остап подал дирижеру руку и дружелюбно спросил:
   - Песни народностей? Очень интересно. Я инспектор пожарной охраны.
   Завхоз застыдился.
   - Да, да, - сказал он, конфузясь, - это как раз кстати. Я даже доклад
собирался писать.
   - Вам нечего беспокоиться, - великодушно заявил Остап, - я сам напишу
доклад. Ну, давайте смотреть помещение.
   Альхен мановением руки распустил хор, и старухи удалились мелкими ра-
достными шажками.
   - Пожалуйте за мной, - пригласил завхоз.
   Прежде чем пройти дальше, Остап уставился на мебель первой комнаты. В
комнате стояли стол, две садовые скамейки на железных  ногах  (в  спинку
одной из них было глубоко врезано имя - Коля) и рыжая фисгармония.
   - В этой комнате примусов не зажигают? Временные печи и  тому  подоб-
ное?
   - Нет, нет. Здесь у нас занимаются  кружки:  хоровой,  драматический,
изобразительные искусства, музыкальный кружок...
   Дойдя до слова "музыкальный", Александр Яковлевич покраснел.  Сначала
запылал подбородок, потом лоб и щеки. Альхену было очень стыдно. Он дав-
но уже продал все инструменты духовой капеллы. Слабые легкие старух  все
равно выдували из них только щенячий визг. Было смешно видеть эту грома-
ду металла в таком беспомощном положении. Альхен не мог не  украсть  ка-
пеллу. И теперь ему было очень стыдно.
   На стене, простершись от окна до окна, висел лозунг, написанный белы-
ми буквами на куске туальденора мышиного цвета:

   "Духовой оркестр - путь к коллективному творчеству".

   - Очень хорошо, - сказал Остап, - комната для кружковых занятий ника-
кой опасности в пожарном отношении не представляет. Перейдем дальше.
   Пройдя фасадные комнаты воробьяниновского особняка  быстрым  аллюром,
Остап нигде не заметил орехового стула с гнутыми ножками, обитого  свет-
лым английским ситцем в цветочках. По  стенам  утюженного  мрамора  были
наклеены приказы по дому щ2 Старсобеса. Остап читал их, время от времени
энергично спрашивая: "Дымоходы прочищаются регулярно? Печи  в  порядке?"
И, получая исчерпывающие ответы, двигался дальше.
   Инспектор пожарной охраны усердно искал в доме хотя бы  один  уголок,
представляющий опасность в пожарном отношении, но в  пожарном  отношении
все было благополучно. Зато розыски клада были безуспешны. Остап  входил
в спальни старух, которые при его появлении вставали и низко  кланялись.
Здесь стояли койки, устланные ворсистыми, как собачья шерсть,  одеялами,
с одной стороны которых фабричным способом было  выткано  слово  "Ноги".
Под кроватями стояли сундучки, выдвинутые по инициативе Александра Яков-
левича, любившего военную постановку дела, ровно на одну треть.
   Все в доме щ2 поражало глаз своей чрезмерной скромностью: и меблиров-
ка, состоявшая исключительно из садовых скамеек, привезенных с Александ-
ровского, ныне имени Пролетарских Субботников, бульвара, и базарные  ке-
росиновые лампочки, и самые одеяла с пугающим  словом  "Ноги".  Но  одно
лишь в доме было сделано крепко и пышно - это были дверные пружины.
   Дверные приборы были страстью Александра Яковлевича. Положив  великие
труды, он снабдил все без исключения двери пружинами самых разнообразных
систем и фасонов. Здесь были простейшие пружины, в виде железной штанги.
Были духовые пружины с медными цилиндрическими насосами. Были приборы на
блоках со спускающимися увесистыми дробовыми мешочками. Были еще пружины
конструкций таких сложных, что собесовский слесарь только удивленно  ка-
чал головой. Все эти цилиндры, пружины и  противовесы  обладали  могучей
силой. Двери захлопывались с такою же стремительностью, как дверцы мыше-
ловок. От работы дверных механизмов дрожал весь дом. Старухи с печальным
писком спасались от набрасывавшихся на них дверей, но убежать  удавалось
не всегда. Двери настигали беглянок и толкали их в  спину,  а  сверху  с
глухим карканьем уже спускался противовес, пролетая мимо виска, как  яд-
ро.
   Когда Бендер с завхозом проходили по дому, двери салютовали страшными
ударами. Казалось, что возвращаются дни гражданской войны.
   За всем этим крепостным великолепием ничего не скрывалось - стула  не
было. В поисках пожарной опасности инспектор  попал  на  кухню.  Там,  в
большом бельевом котле, варилась каша, запах которой великий  комбинатор
учуял еще в вестибюле. Остап покрутил носом и сказал:
   - Это что, на машинном масле?
   - Ей-богу, на чистом сливочном! - сказал Альхен, краснея до  слез.  -
Мы на ферме покупаем.
   Ему было очень стыдно.
   - А! Впрочем, это пожарной опасности не представляет, -  заметил  Ос-
тап.
   В кухне стула тоже не было. Была только жирная табуретка, на  которой
сидел повар в переднике и колпаке из туальденора.
   - Почему это у вас все наряды серого цвета, да и кисейка  такая,  что
ею только окна вытирать?
   Застенчивый Альхен потупился еще больше.
   - Кредитов отпускают в недостаточном количестве.
   Он был противен самому себе.
   Остап сомнительно посмотрел на него и сказал:
   - К пожарной охране, которую я в настоящий момент представляю, это не
относится.
   Альхен испугался.
   - Против пожара, - заявил он, - у нас все меры приняты. Есть даже ог-
нетушитель "Эклер".
   Инспектор, заглядывая по дороге в чуланчики, неохотно  проследовал  к
огнетушителю. Красный жестяной конус, хотя и являлся единственным в доме
предметом, имеющим отношение к пожарной охране, вызвал в инспекторе осо-
бое раздражение.
   - На толкучке покупали?
   И, не дождавшись ответа как громом пораженного Александра Яковлевича,
снял "Эклер" со ржавого гвоздя, повернул его острым концом к  полу,  без
предупреждения разбил капсуль и быстро повернул конус кверху. Но, вместо
ожидаемой пенной струи, конус выбросил из себя тонкое противное шипение,
напоминавшее старинную мелодию "Коль славен наш господь в Сионе"*.
   - Конечно, на толкучке, - подтвердил Остап свое первоначальное мнение
и повесил продолжавший петь огнетушитель на прежнее место.
   Провожаемые шипением, они пошли дальше.
   "Где же он может быть? - думал Остап. -  Это  мне  начинает  не  нра-
виться". И он решил не покидать туальденорового чертога до тех пор, пока
не узнает все.
   За то время, покуда инспектор и завхоз лазали по чердакам,  входя  во
все детали противопожарной охраны  и  расположения  дымоходов,  2-й  дом
Старсобеса жил обыденной своей жизнью.
   Обед был готов. Запах подгоревшей каши заметно усилился и перебил все
остальные кислые запахи, обитавшие в доме. В коридорах зашелестело. Ста-
рухи, неся впереди себя в обеих руках жестяные мисочки с кашей, осторож-
но выходили из кухни и садились обедать за общий стол, стараясь не  гля-
деть на развешенные в столовой  лозунги,  сочиненные  лично  Александром
Яковлевичем и художественно выполненные Александрой Яковлевной.  Лозунги
были такие: "Пища - источник здоровья", "Одно яйцо содержит  столько  же
жиров, сколько 1/2 фунта мяса",  "Тщательно  следи  за  своими  зубами",
"Тщательно пережевывая пищу, ты помогаешь обществу" и "Мясо - вредно".
   Все эти святые слова будили в старухах  воспоминания  об  исчезнувших
еще до революции зубах, о яйцах, пропавших приблизительно в ту же  пору,
о мясе, уступающем в смысле жиров яйцам, а может быть,  и  об  обществе,
которому они были лишены возможности помогать, тщательно пережевывая пи-
щу.
   Хуже всех  приходилось  старухе  Кокушкиной,  которая  сидела  против
большого, хорошо иллюстрированного акварелью чертежа коровы. Чертеж этот
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 7 8 9 10 11 12 13  14 15 16 17 18 19 20 ... 80
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (9)

Реклама