Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Юмор - Ильф, Петров Весь текст 936.48 Kb

Двенадцать стульев (полный вариант)

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7  8 9 10 11 12 13 14 ... 80
   А Джек лизнул руку и отвечает:
   - Это я!"
   Пассажиры умирают от смеха, темная ночь закрывает поля, из паровозной
трубы вылетают вертлявые искры, и тонкие семафоры в  светящихся  зеленых
очках щепетильно проносятся мимо, глядя поверх поезда.
   Интересная штука полоса отчуждения! Во все концы страны бегут длинные
тяжелые поезда дальнего следования. Всюду открыта  дорога.  Везде  горит
зеленый огонь - путь свободен. Полярный экспресс подымается к Мурманску.
Согнувшись и сгорбясь на стрелке, с Курского вокзала  выскакивает  "Пер-
вый-К", прокладывая путь на Тифлис. Дальневосточный курьер огибает  Бай-
кал, полным ходом приближаясь к Тихому океану.
   Муза дальних странствий манит человека. Уже вырвала она  отца  Федора
из тихой уездной обители и бросила невесть в какую губернию. Уже  и  де-
лопроизводитель загса, Ипполит Матвеевич Воробьянинов, потревожен в  са-
мом нутре своем и задумал черт знает что такое.
   Носит людей по стране. Один за десять тысяч километров от места служ-
бы находит себе сияющую невесту. Другой, в погоне за сокровищами, броса-
ет почтово-телеграфное отделение и, как школьник,  бежит  на  Алдан*.  А
третий так и сидит себе дома, любовно поглаживая созревшую грыжу и читая
сочинения графа Салиаса*, купленные вместо рубля за пять копеек.

   На второй день после похорон, управление которыми любезно взял на се-
бя гробовой мастер Безенчук, Ипполит Матвеевич отправился на  службу  и,
исполняя возложенные на него обязанности, зарегистрировал собственноруч-
но кончину Клавдии Ивановны Петуховой, 59 лет, домашней хозяйки, беспар-
тийной, жительство имевшей в уездном городе N и родом  происходившей  из
дворян Старгородской губернии. Затем  Ипполит  Матвеевич  испросил  себе
двухнедельный узаконенный декретный отпуск*, получил 41 рубль  отпускных
денег и, распрощавшись с сослуживцами, отправился домой.  По  дороге  он
завернул в аптеку.
   Провизор Леопольд Григорьевич, которого домашние и друзья называли  -
Липа, стоял за красным лакированным прилавком, окруженный молочного цве-
та банками с ядом, и, со свойственной ему нервностью, продавал своячени-
це брандмейстера "крем Анго против загара и веснушек,  придает  исключи-
тельную белизну коже". Свояченица брандмейстера, однако, требовала "пуд-
ру Рашель золотистого цвета, придает телу ровный, недостижимый в природе
загар". Но в аптеке был только "крем Анго против загара", и борьба столь
противоположных продуктов парфюмерии длилась полчаса.  Победил  все-таки
Липа, продавший свояченице брандмейстера губную помаду  и  "Клоповар"  -
прибор, построенный по принципу самовара, но имеющий внешний вид лейки*.
   - Как вам нравится Шанхай*? - спросил Липа Ипполита Матвеевича, -  не
хотел бы я теперь быть в этом сетльменте.
   - Англичане ж сволочи, - ответил Ипполит Матвеевич. - Так им и  надо.
Они всегда Россию продавали.
   Леопольд Григорьевич сочувственно пожал плечами, как бы говоря - "Кто
Россию не продавал", и приступил к делу.
   - Что вы хотели?
   - Средство для волос.
   - Для ращения, уничтожения, окраски?
   - Какое там ращение, - сказал Ипполит Матвеевич, - для окраски.
   - Для окраски есть замечательное средство "Титаник"*. Получено с  та-
можни. Контрабандный товар. Не смывается ни холодной, ни горячей  водой,
ни мыльной пеной, ни керосином. Радикальный черный цвет. Флакон на  пол-
года стоит 3 р. 12 копеек. Рекомендую как хорошему знакомому.
   Ипполит Матвеевич повертел в руках квадратный флакон  "Титаника",  со
вздохом посмотрел на этикетку и выложил деньги на прилавок.
   - Они скоро всю Хэнань заберут, эти кантонцы. Сватоу, я знаю. А?
   Ипполит Матвеевич возвратился домой и с омерзением стал поливать  го-
лову и усы "Титаником". По квартире распространилось зловоние.
   После обеда вонь убавилась, усы обсохли,  слиплись,  и  расчесать  их
можно было только с большим трудом. Радикальный черный цвет  оказался  с
несколько зеленоватым отливом, но вторично красить уже было некогда. Ип-
полит Матвеевич вынул из тещиной шкатулки найденный им  накануне  список
драгоценностей Клавдии Ивановны, пересчитал все наличные  деньги,  запер
квартиру, спрятал ключи в задний карман брюк, сел в ускоренный щ7 и  уе-
хал в Старгород.

   ГЛАВА ТРЕТЬЯ
   Глава V. Бойкий мальчик*

   На масленицу 1913 года в Старгороде  произошло  событие,  возмутившее
передовые слои местного общества.
   В четверг вечером, в кафешантане "Сальве", в роскошно отделанных  за-
лах шла грандиозная программа. "Всемирно известная труппа жонглеров  "10
арабов"! Величайший феномен XX века Стэнс - Загадочно! Непостижимо!  Чу-
довищно! Стэнс - человек-загадка. Поразительные испанские акробаты Инас!
Брезина - дива из парижского театра Фоли-Бержер*! Сестры Драфир и другие
номера".
   Сестры Драфир, их было трое, метались по крохотной сцене, задник  ко-
торой изображал Версальский вид, и с волжским акцентом пели:

   Пред вами мы, как птички,
   Ловко порхаем здесь,
   Толпа нам рукоплещет,
   Бомонд в восторге весь.

   Исполнив этот куплет, сестры вздрогнули, взялись за руки и  под  уси-
лившийся аккомпанемент рояля грянули что есть силы рефрен:

   Мы пор-хаем,
   Мы слез не знаем,
   Нас знает каждый всяк -
   И умный, и дурак.

   Отчаянный пляс и обворожительные улыбки трио Драфир не произвели  ни-
какого действия на передовые круги старгородского общества.  Круги  эти,
представленные в кафешантане гласным городской думы* Чарушниковым с дво-
юродной сестрой, первогильдийным купцом* Ангеловым, сидевшим навеселе  с
двумя двоюродными сестрами в палевых одеждах, архитектором управы, горо-
довым врачом, тремя помещиками и многими, менее именитыми, людьми с дво-
юродными сестрами и без них, проводили трио Драфир похоронными  хлопками
и снова предались радостям "семейного парадного ужина с шампанским  Мумм
(зеленая лента) по 2 рубля с персоны".
   На столиках в особенных стопочках из "белого металла бр. Фраже"* тор-
чали привлекательные голубые меню,  содержание  которых,  наводившее  на
купца Ангелова тяжелую пьяную скуку, было обольстительно и необыкновенно
для молодого человека, лет семнадцати, сидевшего у самой сцены с недоро-
гой, очень зрелых лет двоюродной сестрой. Молодой человек еще раз  пере-
чел меню: "Судачки Попьет. Жаркое  цыпленок.  Малосольный  огурец.  Суф-
ле-глясе Жанна Д'Арк. Шампанское Мумм (зеленая  лента).  Дамам  -  живые
цветы", - сбалансировал в уме одному ему известные суммы и робко заказал
ужин на две персоны. А уже через полчаса плакавшего молодого человека, в
котором купец Ангелов громогласно опознал переодетого  гимназиста,  сына
бакалейщика Дмитрия Маркеловича, выводил старый лакей Петр*, с негодова-
нием бормотавший: "А ежели денег нет, то зачем фрукты требовать.  Они  в
карточке не обозначены. Им цена особая".  Двоюродная  сестра,  кокетливо
закутавшись в кошачий палантин с черными лапками, шла позади, выбрасывая
зад то направо, то налево и иронически подергивая плечами. Купец Ангелов
радостно кричал вслед опозоренному гимназисту:  "Двоечник!  Второгодник!
Папе скажу! Будет тебе бенефис!"
   Скука, навеянная выступлением сестер Драфир,  исчезла  бесследно.  На
сцену медленно вышла знаменитая мадемуазель Брезина с бритыми подмышками
и небесным личиком. Дива была облачена в страусовый туалет. Она не пела,
не рассказывала, ни даже не танцевала. Она расхаживала по сцене, умильно
глядя на публику, пронзительно вскрикивая и одновременно с  этим  сбивая
носком божественной ножки проволочные пенсне без стекол с носа  партнера
- бесцветного усатого господина. Ангелов и городской архитектор,  бритый
старичок, были вне себя.
   - Отдай все - и мало! - кричал Ангелов страшным голосом.
   - Бис! Бис! Бис! - надсаживался архитектор.
   Гласный городской думы Чарушников, пронзенный в самое сердце феей  из
Фоли-Бержер, поднялся из-за столика и, примерившись, тяжело дыша, бросил
на сцену кружок серпантину. Развившись только до половины, кружок  попал
в подбородок прелестной дивы. Фея еще больше  заулыбалась.  Неподдельное
веселье захватило зал. Требовали шампанского. Городской архитектор  пла-
кал. Помещики усиленно приглашали городового врача к себе на охоту.  Ор-
кестр заиграл туш...
   В момент наивысшей радости раздались громкие голоса. Оркестр смолк, и
архитектор - первый, обернувшийся ко входу, сначала закашлялся, а  потом
зааплодировал. В залу вошел известный мот и бонвиван, уездный  предводи-
тель дворянства* Ипполит Матвеевич Воробьянинов, ведя под руки двух  со-
вершенно голых дам. Позади шел околоточный надзиратель* в шинели и белых
перчатках, держа под мышкой разноцветные бебехи, составлявшие,  по-види-
мому, наряды разоблачившихся спутниц Ипполита Матвеевича.
   - Не губите, ваше высокоблагородие! - дрожащим голосом говорил около-
точный. - По долгу службы...
   Голые дамы с любопытством смотрели на окружающих невинными глазами. В
зале началось смятенье. Не пал духом один лишь Ангелов.
   - Голубчик! Ипполит Матвеевич! - дико умилился он. - Орел! Дай я тебя
поцелую. Оркестр - туш!!!
   - По долгу службы, - неожиданно твердо  вымолвил  околоточный,  -  не
дозволяют правила!
   - Што-с? - спросил Ипполит Матвеевич тенором. - Кто вы такой?
   - Околоточный надзиратель шестого околотка, Садовой части, Юкин.
   - Господин Юкин, - язвительно сказал Ипполит Матвеевич, -  сходите  к
полицмейстеру* и доложите ему, что вы мне надоедали. А теперь  по  долгу
службы составьте протокол.
   И Ипполит Матвеевич горделиво проследовал со своими спутницами в  от-
дельный кабинет, куда немедленно ринулись встревоженный метрдотель,  сам
хозяин "Сальве" и совершенно одичавший купец Ангелов.
   Событие это, взволновавшее передовые круги  старгородского  общества,
окончилось так же, как оканчивались  все  подобные  события:  25  рублей
штрафу и статейка в местной либеральной газете "Общественная мысль"  под
осторожным заглавием "Приключения предводителя". Статейка была  написана
возвышенным слогом и начиналась так:
   "В нашем богоспасаемом городе что ни событие, то:
   - Сенсация!
   И, как нарочно, в каждой сенсации замешаны именно:
   - Влиятельные лица..."
   Статья, в которой упоминались инициалы Ипполита Матвеевича,  заканчи-
валась неизбежным: "Бывали хуже времена, но не было подлей"*  -  и  была
подписана популярным в городе фельетонистом Принцем Датским*. В  тот  же
день чиновник для особых поручений при градоначальнике позвонил в редак-
цию и, с устрашающей любезностью,  просил  господина  "Принца  Датского"
прибыть в канцелярию градоначальника к 4 часам дня для объяснений. Принц
Датский сразу затосковал и уже не смог дописать очередного  фельетона  о
подозрительной затяжке переговоров по сдаче городского театра под  спек-
такли московского опереточного театра. В назначенное  время  венценосный
журналист сидел в приемной градоначальника и, смущаясь, думал о том, как
он, заикающийся настолько, что его не смогли излечить даже курсы профес-
сора  Файнштейна*,  будет  объясняться  с  градоначальником,   человеком
вспыльчивым и ничего не понимающим в  газетной  технике.  Градоначальник
говорил, презрительно  растягивая  слова  и  с  особенным  удовольствием
всматриваясь в синеватое лицо Принца Датского,  который  тщетно  силился
выговорить необыкновенно трудные для него слова: "Ваше высокопревосходи-
тельство". Беседа кончилась тем, что градоначальник поднялся из-за стола
и сказал:
   - Для вашего спокойствия рекомендую о  таких  вещах  больше  не  заи-
каться.
   Принц Датский, успевший одолеть к этому времени слова: "Ваше высокоп-
ревосходительство" - зашипел особенно сильно, позволил  себе  улыбнуться
и, почти выворачиваясь наизнанку от усилия, вытряхнул из себя ответ:
   - Т-т-то-те-т-так я же в-в-в-ообще з'-аикаюсь!
   Остроумие Принца было оценено довольно дорого. Газета  заплатила  100
р. штрафу и о следующих похождениях Ипполита Матвеевича  уже  ничего  не
писала.
   Неожиданные поступки были свойственны Ипполиту Матвеевичу с детства.
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7  8 9 10 11 12 13 14 ... 80
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (10)

Реклама