Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Юмор - Ильф, Петров Весь текст 936.48 Kb

Двенадцать стульев (полный вариант)

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 5 6 7 8 9 10 11  12 13 14 15 16 17 18 ... 80
чае чего можно, конечно, нарисовать всех персонажей  картины  в  обычных
костюмах, но это уже не то.
   - Не будет того эффекта! - произнес Остап вслух.
   Тут он заметил, что дворник уже давно о чем-то горячо говорит. Оказы-
вается, дворник предался воспоминаниям о бывшем владельце дома.
   - Полицмейстер ему честь отдавал... Приходишь к  нему,  положим  буду
говорить, на Новый год с поздравлением - трешку дает... На Пасху,  поло-
жим буду говорить, - еще трешку. Да, положим, в день ангела ихнего позд-
равляешь... Ну, вот одних поздравительных за год рублей пятнадцать и на-
бежит... Медаль даже обещался мне представить. "Я, -  говорит,  -  хочу,
чтоб дворник у меня с медалью был". Так и говорил:  "Ты,  Тихон,  считай
себя уже с медалью"...
   - Ну и что, дали?
   - Ты погоди... "Мне, - говорит, - дворника без медали  не  нужно".  В
Санкт-Петербург поехал за медалью. Ну, в первый раз, буду  говорить,  не
вышло. Господа чиновники не захотели. "Царь, - говорят, - за границу уе-
хал, сейчас невозможно". Приказал мне барин ждать. "Ты, - говорит, - Ти-
хон, жди, без медали не будешь"...
   - А твоего барина что, шлепнули? - неожиданно спросил Остап.
   - Никто не шлепал. Сам уехал. Что ему тут было с солдатней  сидеть...
А теперь медали за дворницкую службу дают?
   - Дают. Могу тебе выхлопотать.
   Дворник с уважением посмотрел на Бендера.
   - Мне без медали нельзя. У меня служба такая.
   - Куда ж твой барин уехал?
   - А кто его знает! Люди говорили, в Париж уехал.
   - А!.. Белой акации, цветы эмиграции*... Он, значит, эмигрант?
   - Сам ты эмигрант... В Париж, люди говорят, уехал. А дом  под  старух
забрали... Их хоть каждый день поздравляй -  гривенника  не  получишь!..
Эх! Барин был!..
   В этот момент над дверью задергался ржавый звонок.  Дворник,  кряхтя,
поплелся к двери, открыл ее и в сильнейшем замешательстве отступил.
   На верхней ступеньке стоял Ипполит Матвеевич Воробьянинов,  черноусый
и черноволосый. Глаза его сияли под пенсне довоенным блеском.
   - Барин! - страстно замычал Тихон. - Из Парижа!
   Ипполит Матвеевич, смущенный присутствием в дворницкой  постороннего,
голые фиолетовые ступни которого только сейчас увидел из-за края  стола,
смутился и хотел было бежать, но Остап Бендер живо вскочил и низко скло-
нился перед Ипполитом Матвеевичем.
   - У нас хотя и не Париж, но милости просим к нашему шалашу.
   - Здравствуй, Тихон, - вынужден был сказать Ипполит  Матвеевич,  -  я
вовсе не из Парижа. Чего тебе это взбрело в голову?
   Но Остап Бендер, длинный благородный нос которого явственно чуял  за-
пах жареного, не дал дворнику и пикнуть.
   - Понимаю, - сказал он, кося глазом, - вы не из Парижа.  Конечно.  Вы
приехали из Конотопа навестить свою покойную бабушку...
   Говоря так, он нежно обнял очумевшего  дворника  и  выставил  его  за
дверь прежде, чем тот понял, что случилось, а когда  опомнился,  то  мог
сообразить лишь то, что из Парижа приехал барин, что его, Тихона, выста-
вили из дворницкой и что в левой руке его зажат бумажный рубль. Глядя на
бумажку, дворник так растрогался, что направился в пивную и заказал себе
пару горшановского пива*.
   Тщательно заперев на крючок за дворником дверь,  Бендер  обернулся  к
все еще стоявшему среди комнаты Воробьянинову и сказал:
   - Спокойно, все в порядке. Моя фамилия - Бендер! Может, слыхали?
   - Не слышал, - нервно ответил Ипполит Матвеевич.
   - Ну да, откуда же в Париже может быть известно имя  Остапа  Бендера?
Тепло теперь в Париже? Хороший город. У меня там двоюродная сестра заму-
жем. Недавно прислала мне шелковый платок в заказном письме...
   - Что за чепуха! - воскликнул Ипполит Матвеевич. -  Какие  платки?  Я
приехал не из Парижа, а из...
   - Понимаю. Из Моршанска.
   Ипполит Матвеевич никогда еще не имел дела с таким темпераментным мо-
лодым человеком, как Бендер, и почувствовал себя просто плохо.
   - Ну, знаете, я пойду, - сказал он.
   - Куда же вы пойдете? Вам некуда торопиться. ГПУ к вам само придет.
   Ипполит Матвеевич не нашелся, что ответить, расстегнул пальто с  осы-
павшимся бархатным воротником и сел на лавку, недружелюбно глядя на Бен-
дера.
   - Я вас не понимаю, - сказал он упавшим голосом.
   - Это не страшно. Сейчас поймете. Одну минуточку.
   Остап надел на голые ноги апельсиновые штиблеты, прошелся по  комнате
и начал:
   - Вы через какую границу? Польскую?  Финляндскую?  Румынскую?  Должно
быть, дорогое удовольствие. Один мой знакомый переходил недавно границу,
он живет в Славуте, с нашей стороны, а родители его жены в Леденятах,  с
той стороны. По семейному делу поссорился он с женой, а она из обидчивой
фамилии. Плюнула ему в рожу и удрала через  границу  к  родителям.  Этот
знакомый посидел дня три один и видит - дело плохо: обеда нет, в комнате
грязно, и решил помириться. Вышел ночью и пошел через границу  к  тестю.
Тут его пограничники и взяли, пришили дело, посадили на шесть месяцев, а
потом исключили из профсоюза. Теперь, говорят, жена прибежала назад, ду-
ра, а муж в допре* сидит. Она ему передачу  носит...  А  вы  тоже  через
польскую границу переходили?
   - Честное слово, - вымолвил Ипполит Матвеевич,  чувствуя  неожиданную
зависимость от разговорчивого молодого человека, ставшего на его  дороге
к бриллиантам, - честное слово, я подданный РСФСР. В конце концов я могу
вам показать паспорт...
   - При современном развитии печатного дела на  Западе  напечатать  со-
ветский паспорт - это такой пустяк, что об этом смешно говорить...  Один
мой знакомый доходил до того, что печатал даже доллары. А вы знаете, как
трудно подделать американские доллары? Там бумага с такими, знаете, раз-
ноцветными волосками. Нужно большое знание техники. Он  удачно  сплавлял
их на московской черной бирже; потом оказалось, что его дедушка, извест-
ный валютчик, покупал их в Киеве и совершенно разорился, потому что дол-
лары были все-таки фальшивые. Так что вы со своим паспортом тоже  можете
прогадать.
   Ипполит Матвеевич, рассерженный тем, что  вместо  энергичных  поисков
бриллиантов он сидит в вонючей дворницкой и слушает  трескотню  молодого
нахала о темных делах его знакомых, все же никак  не  решался  уйти.  Он
чувствовал сильную робость при мысли о том, что неизвестный молодой  че-
ловек разболтает по всему городу, что приехал бывший предводитель. Тогда
- всему конец, а может быть, еще в ГПУ посадят.
   - Вы все-таки никому не говорите, что меня видели, - просительно ска-
зал Ипполит Матвеевич, - могут и впрямь подумать, что я эмигрант.
   - Вот! Вот это конгениально. Прежде всего  актив:  имеется  эмигрант,
вернувшийся в родной город. Пассив: он боится, что его заберут в ГПУ.
   - Да ведь я же вам тысячу раз говорил, что я не эмигрант!
   - А кто вы такой? Зачем вы сюда приехали?
   - Ну, приехал из города N по делу.
   - По какому делу?
   - Ну, по личному делу.
   - И после этого вы говорите, что вы не эмигрант?.. Один мой  знакомый
тоже приехал...
   Тут Ипполит Матвеевич, доведенный до отчаяния  историями  о  знакомых
Бендера и видя, что его не собьешь с позиции, покорился.
   - Хорошо, - сказал он, - я вам все объясню.
   "В конце концов без помощника трудно, - подумал Ипполит Матвеевич,  -
а жулик он, кажется, большой. Такой может быть полезен".

   Глава VIII. Бриллиантовый дым

   Ипполит Матвеевич снял с головы пятнистую касторовую шляпу,  расчесал
усы, из которых, при прикосновении гребешка, вылетела дружная стайка не-
больших электрических искр, и, решительно откашлявшись, рассказал Остапу
Бендеру, первому встреченному им проходимцу, все, что ему было  известно
о бриллиантах со слов умирающей тещи.
   В продолжение рассказа Остап несколько раз вскакивал и,  обращаясь  к
железной печке, восторженно вскрикивал:
   - Лед тронулся, господа присяжные заседатели! Лед - тронулся!
   А уже через час оба сидели за шатким столиком и, упираясь друг в дру-
га головами, читали длинный список  драгоценностей,  некогда  украшавших
тещины пальцы, шею, уши, грудь и волосы.
   Ипполит Матвеевич, поминутно поправляя колебавшееся на носу пенсне, с
ударением произносил:
   - Три нитки жемчуга... Хорошо помню... Две по  сорок  бусин,  а  одна
большая - в сто десять... Бриллиантовый кулон... Клавдия Ивановна  гово-
рила, что 4000 стоит, старинной работы...
   Дальше шли кольца, не обручальные кольца, толстые, глупые и  дешевые,
а тонкие, легкие, с впаянными в них чистыми, умытыми бриллиантами; тяже-
лые ослепительные подвески, кидающие на маленькое женское ухо разноцвет-
ный огонь; браслеты в виде змей с изумрудной чешуей; фермуар*, на  кото-
рый ушел урожай с 500 десятин пшеницы; жемчужное колье, которое было  бы
по плечу разве только знаменитой опереточной  примадонне;  венцом  всего
была сорокатысячная диадема*.
   Ипполит Матвеевич оглянулся. По темным углам  зачумленной  дворницкой
вспыхивал и дрожал изумрудный весенний свет. Бриллиантовый дым  держался
под потолком. Жемчужные бусы катились по столу и прыгали по полу. Драго-
ценный мираж потрясал комнату.
   Взволнованный Ипполит Матвеевич очнулся только от звуков голоса Оста-
па.

   - Выбор неплохой. Камни, я вижу, подобраны со вкусом. Сколько вся эта
музыка стоила?
   - Тысяч семьдесят - семьдесят пять.
   - Мгу... Теперь, значит, стоит полтораста тысяч.
   - Неужели так много? - обрадованно спросил Воробьянинов.
   - Не меньше. Только вы, дорогой товарищ из  Парижа,  плюньте  на  все
это.
   - Как плюнуть?!
   - Слюной, - ответил Остап, - как плевали до эпохи исторического мате-
риализма. Ничего не выйдет.
   - Как же так?
   - А вот как. Сколько было стульев?
   - Дюжина. Гостиный гарнитур.
   - Давно, наверно, сгорел ваш гостиный гарнитур в печках.
   Воробьянинов так испугался, что даже встал с места.
   - Спокойно, спокойно. За дело берусь я. Заседание продолжается. Кста-
ти, нам с вами нужно заключить небольшой договорчик.
   Тяжело дышавший Ипполит Матвеевич кивком головы выразил  свое  согла-
сие. Тогда Остап Бендер начал вырабатывать условия.
   - В случае реализации клада я, как непосредственный участник  концес-
сии* и технический руководитель дела, получаю  шестьдесят  процентов,  а
соцстрах можете за меня не платить. Это мне все равно.
   Ипполит Матвеевич посерел.
   - Это грабеж среди бела дня.
   - А сколько же вы думали мне предложить?
   - Н-н-ну, пять процентов, ну, десять, наконец. Вы поймите,  ведь  это
же 15 000 рублей!
   - Больше вы ничего не хотите?
   - Н-нет.
   - А может быть, вы хотите, чтобы я работал даром,  да  еще  дать  вам
ключ от квартиры, где деньги лежат, и сказать вам, где нет милиционера?
   - В таком случае - простите! - сказал Воробьянинов в нос.  -  У  меня
есть все основания думать, что я и один справлюсь со своим делом.
   - Ага! В таком случае - простите, - возразил великолепный Остап, -  у
меня есть не меньшие основания, как говорил Энди Таккер*,  предполагать,
что и я один смогу справиться с вашим делом.
   - Мошенник! - закричал Ипполит Матвеевич, задрожав.
   Остап был холоден.
   - Слушайте, господин из Парижа, а знаете ли вы, что  наши  бриллианты
почти что у меня в кармане! И вы меня интересуете постольку, поскольку я
хочу обеспечить вашу старость!
   Тут только Ипполит Матвеевич понял, какие железные лапы схватили  его
за горло.
   - Двадцать процентов, - сказал он угрюмо.
   - И мои харчи? - насмешливо спросил Остап.
   - Двадцать пять.
   - И ключ от квартиры?
   - Да ведь это тридцать семь с половиной тысяч!
   - К чему такая точность? Ну так и быть - пятьдесят процентов. Полови-
на - ваша, половина - моя.
   Торг продолжался. Остап еще уступил. Он, из уважения к  личности  Во-
робьянинова, соглашался работать из сорока процентов.
   - Шестьдесят тысяч! - кричал Воробьянинов.
   - Вы довольно пошлый человек, - возражал Бендер, - вы  любите  деньги
больше, чем надо.
   -А вы не любите денег? - взвыл Ипполит Матвеевич голосом флейты.
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 5 6 7 8 9 10 11  12 13 14 15 16 17 18 ... 80
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (10)

Реклама