Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
Юмор - Ильф, Петров Весь текст 936.48 Kb

Двенадцать стульев (полный вариант)

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 4 5 6 7 8 9 10  11 12 13 14 15 16 17 ... 80
зонтиками и гимназисты старших классов  встретили  "победителя  воздуха"
восторженными истериками. "Победитель воздуха", несмотря на перенесенные
испытания, чувствовал себя довольно бодро и охотно пил шампанское*.
   Жизнь била ключом. "Уродонал Шателена", как вещали гигантские  объяв-
ления, мгновенно придавал почкам их первоначальную свежесть и непорочную
чистоту. Во всех газетах ежедневно печатался бодрящий призыв  анонимного
варшавского благодетеля:

   Измученные гонореей!
   Выслушайте меня!

   Измученные читатели жадно внимали словам благодетеля, спешно  выписы-
вали патентованное средство и получали хроническую форму болезни.
   На Александровском вокзале в Москве толпа  курсисток,  носильщиков  и
членов общества "Свободной эстетики" встречала вернувшегося из Полинезии
поэта К. Д. Бальмонта*. Толстощекая барышня первая кинула в трубадура  с
козлиной бородкой мокрую розу. Поэта осыпали цветами весны -  ландышами.
Началась первая приветственная речь.
   - Дорогой Константин, семь лет ты не был в Москве...
   После речей к трубадуру прорвался освирепевший почитатель и,  переда-
вая букет поэту, сказал вытверженный наизусть экспромт:

   Из-за туч
   Солнца луч
   Гений твой.
   Ты могуч,
   Ты певуч,
   Ты живой.

   Вечером в обществе "Свободной эстетики" торжество  чествования  поэта
было омрачено выступлением неофутуриста Маяковского,  допытывавшегося  у
прославленного барда, "не удивляет ли его то, что все приветствия  исхо-
дят от лиц, ему близко знакомых"*. Шиканье и свистки покрыли речь неофу-
туриста.

   Двадцатый век расцветал.
   Два молодых человека - двадцатилетний барон Гейсмар и сын видного чи-
новника министерства иностранных дел Долматов - познакомились в иллюзио-
не с женой прапорщика запаса Марианной Тиме и убили ее, чтобы ограбить*.
   В синематографах, на морщинистых экранах, шла сильная драма в 3  час-
тях из русской жизни "Княгиня Бутырская"*, хроника мировых событий  "Эк-
лер-журнал"* и комическая "Талантливый полицейский" с участием  Поксона*
(гомерический хохот).
   Из Спасских ворот Кремля выходил на Красную площадь крестный  ход,  и
протодиакон Розов, десятипудовый верзила*, читал устрашающим голосом вы-
сочайший манифест.
   В старгородской газете "Ведомости градоначальства" появился  ликующий
стишок, принадлежащий перу местного цензора Плаксина:

   Скажи, дорогая мамаша,
   Какой нынче праздник у нас,
   В блестящем мундире папаша,
   Не ходит брат Митенька в класс?

   Брат Митенька не ходил в класс по случаю  трехсотлетия  дома  Романо-
вых*. И папаши - действительно в блестящих мундирах и  просторных  треу-
голках - катили на пролетках к стрельбищному полю, на  котором  назначен
был парад частей гарнизона, кадетского корпуса и казенных гимназий.
   На джутовой фабрике и в железнодорожных мастерских рабочим  раздавали
билеты на романовские гуляния в  саду  трезвости,  а  вечером  несколько
штатских выхватили из толпы гуляющих двух рабочих и отвезли на  извозчи-
ках в жандармское управление. Это не сделало никакого шума, гулянье про-
должалось, и еще далеко за полночь в темном небе блистал, сокращался  и,
раздуваемый

   В это самое время рабочий Мнухин, держа в руке картуз и чувствуя себя
несвободно, стоял перед столом жандармского ротмистра Аугуста.  Ротмистр
был краток:
   - Прокламации тебе кто дал?
   - Никто не давал.
   - А они откуда ж взялись?
   - Не знаю.
   И два стражника увели Мнухина через весь город, мимо канатного  депо,
водопроводной башни, кладбища, через пустыри - в тюрьму. Мнухин шел  ши-
роким шагом, изредка любопытно поглядывая  на  кувыркавшийся  фейерверк,
который был виден всю дорогу. Когда стражники, сдав арестованного, возв-
ращались назад, фейерверка уже не было, и в полной темноте сквернослови-
ла загулявшая бабенка.*
   В эту же ночь Ипполит Матвеевич, от которого еще пахло духами,  пере-
варивал торжественный ужин, сидя на балконе своего  особняка.  Ему  было
только 38 лет. Тело он имел чистое, полное и доброкачественное. Зубы все
были на месте. В голове, как ребенок во чреве  матери,  мягко  шевелился
свежий армянский анекдот. Жизнь казалась ему прекрасной. Теща  была  по-
беждена, денег было много, на будущий год он замышлял новое  путешествие
за границу.
   Но не знал Ипполит Матвеевич, что через год, в мае, умрет его жена, а
в июле возникнет война с Германией. Он считал, что  к  пятидесяти  годам
будет губернским предводителем, не зная того, что в 18-м году его  выго-
нят из собственного дома и он, привыкший к удобному и  сытому  безделью,
покинет потухший Старгород, чтобы в  товаро-пассажирском  поезде  бежать
куда глаза глядят.
   Ипполит Матвеевич, сидя на балконе, видел в своем воображении  мелкую
рябь остендского взморья, графитные кровли Парижа, темный лак  и  сияние
медных кнопок международных вагонов, но не воображал себе Ипполит Матве-
евич (а если бы и воображал, то все равно не понял бы) хлебных очередей,
замерзшей постели, масляного каганца, сыпно-тифозного  бреда  и  лозунга
"Сделал свое дело - и уходи" в канцелярии загса уездного города N.
   Не знал Ипполит Матвеевич, сидя на балконе, и того, что через  четыр-
надцать лет еще крепким мужчиной он вернется назад в Старгород  и  снова
войдет в те самые ворота, над которыми он сейчас сидит, войдет чужим че-
ловеком, чтобы искать клад своей тещи, сдуру запрятанный ею в  гамбсовс-
кий стул, на котором ему так удобно сейчас сидеть и, глядя на полыхающий
фейерверк с горящим в центре императорским гербом, мечтать  о  том,  как
прекрасна жизнь.

   ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
   Глава VII. Великий комбинатор

   В половине двенадцатого с северо-запада, со стороны деревни Чмаровки,
в Старгород вошел молодой человек лет  двадцати  восьми.  За  ним  бежал
беспризорный.
   - Дядя! - весело кричал он. - Дай десять копеек!
   Молодой человек вынул из кармана налитое яблоко* и подал его  беспри-
зорному, но тот не отставал. Тогда пешеход остановился, иронически  пос-
мотрел на мальчика и воскликнул:
   - Может быть, тебе дать еще ключ от квартиры, где деньги лежат?
   Зарвавшийся беспризорный понял всю беспочвенность своих  претензий  и
немедленно отстал.
   Молодой человек солгал: у него не было ни денег, ни квартиры, где они
могли бы лежать, ни ключа, которым можно было бы эту квартиру  отпереть.
У него не было даже пальто. В город молодой человек вошел в зеленом, уз-
ком, в талию, костюме. Его могучая шея была несколько раз обернута  ста-
рым шерстяным шарфом, ноги были в лаковых штиблетах  с  замшевым  верхом
апельсинного цвета. Носков под штиблетами не было*. В руке молодой чело-
век держал астролябию*.
   "О, Баядерка, ти-ри-рим, ти-ри-ра!"* - запел он, подходя к привозному
рынку.
   Тут для него нашлось много дела. Он втиснулся  в  шеренгу  продавцов,
торговавших на развале, выставил вперед астролябию и  серьезным  голосом
стал кричать:
   - Кому астролябию?! Дешево продается астролябия!! Для делегаций и же-
нотделов* скидка!
   Неожиданное предложение долгое время не рождало спроса. Делегации до-
машних хозяек больше интересовались дефицитными товарами и  толпились  у
мануфактурных палаток. Мимо продавца  астролябии  уже  два  раза  прошел
агент Старгуброзыска*. Но так как астролябия ни в какой мере не походила
на украденную вчера из канцелярии Маслоцентра*  пишущую  машинку,  агент
перестал магнетизировать молодого человека глазами и ушел.
   К обеду астролябия была продана интеллигентному слесарю* за три  руб-
ля.
   - Сама меряет, - сказал молодой человек, передавая астролябию покупа-
телю, - было бы что мерять.
   Освободившись от хитрого инструмента, веселый молодой человек  пообе-
дал в столовой "Уголок вкуса" и пошел осматривать город. Он  прошел  Со-
ветскую улицу, вышел на Красноармейскую (бывшая Большая Пушкинская), пе-
ресек Кооперативную и снова очутился на Советской. Но это была уже не та
Советская, которую он прошел, - в городе было две Советских улицы. Нема-
ло подивившись этому обстоятельству, молодой человек очутился  на  улице
Ленских событий*  (бывшей  Денисовской).  Подле  красивого  двухэтажного
особняка щ28 с вывеской "СССР, РСФСР. 2-й  дом  социального  обеспечения
Старгубстраха" молодой человек остановился, чтобы прикурить у  дворника,
который сидел на каменной скамеечке при воротах.
   - А что, отец, - спросил молодой человек, затянувшись,  -  невесты  у
вас в городе есть?
   Старик дворник ничуть не удивился.
   - Кому и кобыла невеста, - ответил он, охотно ввязываясь в разговор.
   - Больше вопросов не имею, - быстро проговорил молодой человек.
   И сейчас же задал новый вопрос:
   - В таком доме, да без невест?
   - Наших невест, - возразил дворник, - давно на том свете  с  фонарями
ищут. У нас тут государственная богадельня, старухи живут на полном пен-
сионе.
   - Понимаю. Это которые еще до исторического материализма родились?
   - Уж это верно. Когда родились, тогда и родились.
   - А в этом доме что было до исторического материализма?
   - Когда было?
   - Да тогда, при старом режиме?
   - А при старом режиме барин мой жил.
   - Буржуй?
   - Сам ты буржуй! Он не буржуй был. Предводитель дворянства.
   - Пролетарий, значит?
   - Сам ты пролетарий! Сказано тебе - предводитель.
   Разговор с умным дворником, слабо разбиравшимся в классовой структуре
общества, продолжался бы еще бог знает сколько времени, если бы  молодой
человек не взялся за дело решительно.
   - Вот что, дедушка, - молвил он, - неплохо бы вина выпить.
   - Ну, угости.
   На час оба исчезли, а когда вернулись назад, дворник был уже  верней-
шим другом молодого человека.
   - Так я у тебя переночую, - говорил он.
   - По мне хоть всю жизнь живи, раз хороший человек.
   Добившись так быстро своей цели, гость проворно спустился в  дворниц-
кую, снял апельсиновые штиблеты и растянулся на скамейке, обдумывая план
действий на завтра.
   Звали молодого человека - Остап Бендер. Из своей биографии он  обычно
сообщал только одну подробность: "Мой папа, - говорил он, -  был  турец-
ко-подданный*". Сын турецко-подданного за свою жизнь переменил много за-
нятий. Живость характера, мешавшая ему посвятить себя какому-нибудь  од-
ному делу, постоянно кидала его в разные концы страны и теперь привела в
Старгород без носков, без ключа, без квартиры и без денег.
   Лежа в теплой до вонючести дворницкой, Остап  Бендер  отшлифовывал  в
мыслях два возможных варианта своей карьеры.
   Можно было сделаться многоженцем и спокойно переезжать  из  города  в
город, таская за собой новый чемодан с захваченными у дежурной жены цен-
ными вещами.
   А можно было еще завтра же пойти в Стардеткомиссию* и  предложить  им
взять на себя распространение еще не написанной, но гениально задуманной
картины "Большевики пишут письмо Чемберлену*", по популярной картине ху-
дожника Репина - "Запорожцы пишут письмо султану"*. В случав удачи  этот
вариант мог бы принести рублей четыреста.
   Оба варианта были задуманы Остапом во время его последнего пребывания
в Москве. Вариант с многоженством родился под влиянием вычитанного в ве-
черней газете судебного отчета, где ясно указывалось, что некий многоже-
нец получил всего два года без строгой изоляции*. Вариант щ2  родился  в
голове Бендера, когда он по контрамарке обозревал выставку АХРР*.
   Однако оба варианта имели свои недостатки. Начать карьеру  многоженца
без дивного, серого в яблоках, костюма было невозможно. К тому же  нужно
было иметь хотя бы десять рублей  для  представительства  и  обольщения.
Можно было, конечно, жениться и в походном зеленом костюме*, потому  что
мужская сила и красота Бендера были совершенно неотразимы для  провинци-
альных Маргарит на выданье, но это было бы, как говорил  Остап:  "Низкий
сорт. Не чистая работа". С картиной тоже не все обстояло  гладко.  Могли
встретиться чисто технические затруднения. Удобно ли будет  рисовать  т.
Калинина в папахе и белой бурке, а т. Чичерина* - голым по пояс. В  слу-
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 4 5 6 7 8 9 10  11 12 13 14 15 16 17 ... 80
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (9)

Реклама