Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#3| Groundhog Day
Aliens Vs Predator |#2| And again the factory
Aliens Vs Predator |#1| To freedom!
Aliens Vs Predator |#10| Human company final

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Роджер Желязны Весь текст 528.37 Kb

Бог света (в.2)

Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 46
однажды, что подобное невозможно.
     Так встал.
     - Скади, богиня, кто, будь он бог или  человек,  или  нечто  среднее,
знает об этом больше Ямы?
     - Я не могу ответить на этот вопрос, Так, потому что ответа  нет.  Но
почему ты можешь с уверенностью говорить, что Яма поймал именно ту рыбу?
     - Потому, что он Яма.
     - Тогда возьми мою руку, Так, и проводи меня, как  бывало.  Посмотрим
на спящего Бодхисатву.
     Так повел ее за дверь, вниз по лестнице, в Нижние комнаты.
     Свет исходил не от факелов, а от  заполнивших  помещение  генераторов
Ямы. Установленное на платформе ложе с трех сторон  ограждалось  экранами.
Большая часть машин была замаскирована  экранами  и  прикрыта  портьерами.
Обслуживающие  монахи  в  желтых  одеяниях   бесшумно   передвигались   по
просторной комнате. Яма, мастер-механик, стоял возле ложа. Когда  Ратри  и
Так подошли, несколько вышколенных монахов тихо охнули. Так  повернулся  к
женщине, стоявшей рядом с ним... и отступил на шаг, у него захватило  дух.
Не  было  больше  унылой  маленькой  матроны,  с  которой  он  только  что
разговаривал: "Богиня занимает большое пространство, от глубин  до  высот.
Ее излучение вытесняет Тьму".
     Он  взглянул  на  нее  и  тут  же  зажмурился.  А  от  Ратри  повеяло
отчужденностью.
     - Богиня... - начал он.
     - К спящему, - приказала она. - Он зашевелился.
     Они подошли к ложу.
     Впоследствии на фресках в бесчисленных коридорах, на стенах храмов  и
на потолках многих дворцов было нарисовано или вырезано пробуждение  того,
кого  знали  под  различными  именами:  Махасаматман,  Калкин,  Манджушри,
Сиддхартха, Татхагата, Связавший, Майтрейя, Озаренный Светом Знания  Будда
и Сам. Слева от него стояла богиня Ночи, справа - Смерть;  Так,  обезьяна,
скорчился у  подножия  постели,  как  извечный  намек  на  сосуществование
животного и божества.
     Он находился в  теле,  ничем  не  примечательном:  смуглом,  среднего
сложения, веса и возраста. Черты лица были правильные,  и  тоже  ничем  не
выдающиеся. Когда он открыл глаза, они оказались темными.
     - Приветствую тебя, Повелитель Света, - сказала Ратри.
     Глаза заморгали. Они еще не видели. В комнате никто не шевелился.
     - Приветствую тебя, Махасаматман-Будда, - сказал Яма.
     Глаза смотрели вдаль, все еще не видя.
     - Привет, Сам, - сказал Так.
     Лоб слегка сморщился, глаза задержались на Таке.  Затем  Сам  перевел
появившийся взгляд на других.
     - Где я? - спросил он шепотом.
     - В моем монастыре, - ответила Ратри.
     Он, не отрываясь, смотрел на нее. Затем зажмурил  глаза  так  сильно,
что от их уголков разошлись лучи морщин. Болезненная улыбка искривила рот,
обнажив стиснутые зубы.
     - Ты и вправду тот, кого мы вызывали? - спросил Яма.
     Он не ответил.
     - Ты сражался с армией Небес на отмелях Ведры?
     Губы не разжались.
     - Ты любил богиню Смерти?
     Глаза блеснули. Слабая улыбка пробежала по губам.
     - Это он, - сказал Яма. - Кто ты, человек?
     - Я? Я никто, - ответил тот. - Наверное, лист, попавший в  водоворот.
Перо на ветру.
     - Хуже не придумаешь, - сказал  Яма.  -  В  мире  хватает  листьев  и
перьев, а я работал так долго не для того, чтобы  увеличить  их  число.  Я
надеялся получить человека, способного продолжить  войну,  прерванную  его
отсутствием,  человека  сильного,  способного  противостоять  мощной  воле
богов. И думаю, что ты и есть тот самый человек.
     - Я... - человек снова скосил глаза, - Сам. Я - Сам.  Когда-то  очень
давно... я сражался, да? Много раз...
     - Ты, Великодушный, Сам, Будда. Ты вспоминаешь?
     - Может, я и был...
     Его глаза постепенно начали зажигаться огнем.
     - Да, да, я им был.  Самый  униженный  в  гордости,  самый  гордый  в
унижении. Я сражался. Я изучил  Путь.  Я  снова  сражался,  снова  изучал,
пытался использовать политику, магию, яд... Я бился  в  Великом  сражении,
таком страшном, что само солнце отвернуло свой лик  от  резни,  боролся  с
людьми и богами, с животными и демонами, с духами Земли и Воздуха, Огня  и
Воды, с лошадьми, мечами и колесницами...
     - И ты проиграл, - сказал Яма.
     - Да, я проиграл. Но зато мы показали им, нет? Ты,  бог  Смерти,  вел
мою колесницу. Теперь я все вспомнил. Нас взяли в плен, и боги Кармы  были
нашими судьями. Ты бежал с помощью энергии Смерти и Пути Черного Колеса. А
я не смог.
     - Правильно. Твое прошлое было выставлено перед ними. Ты был осужден,
- Яма взглянул на монахов, которые теперь сидели на полу, склонив  головы,
и понизил голос. - Умертвить тебя реальной смертью означало бы сделать  из
тебя мученика. Отпустить тебя в мир в каком бы то ни было теле -  оставить
дверь открытой для твоего  возвращения.  И  так  же,  как  ты  украл  свои
доктрины у Гаутамы в другом месте и времени и утаил  это,  они  утаили  от
людей рассказ о  конце  этого  дня.  Судьи  решили,  что  ты  заслуживаешь
нирваны. Твой атман был  спроецирован  не  в  другое  тело,  а  в  Великое
магнитное облако, окружающее планету.  Сейчас  ты  -  аватара  Вишну,  чье
учение   было   неверно    истолковано    некоторыми    ревностными    его
последователями.   Ты    продолжал    существовать    только    в    форме
самосохраняющихся длинных волн, которые мне и удалось захватить.
     Сам закрыл глаза.
     - И ты отважился вернуть меня?
     - Да.
     - Я осознавал свое положение.
     - Так я и думал.
     Человек открыл горящие глаза.
     - И ты посмел вызвать меня оттуда?
     - Да.
     Сам наклонил голову.
     - Правильно называли тебя Повелителем Смерти, Яма-Дхарма. Ты вырвал у
меня запредельный опыт. Ты разбил о темный камень своей воли то, что лежит
за пределами восприятия и смертной славы. Почему ты не оставил  меня  там,
где я был, в океане небытия?
     - Потому что мир нуждается в твоем смирении, в  твоей  набожности,  в
твоем великом учении и в твоем макиавеллиевом интриганстве.
     - Яма, - сказал Сам, - я стар. Я стар, как человек в этом мире. Я был
одним из Первых, ты же знаешь.  Одним  из  самых  Первых,  пришедших  сюда
строить и заселяться. Все остальные  теперь  или  уже  мертвы,  или  стали
богами - dei ex machini... Удача приходила и ко  мне,  но  я  упускал  ее.
Много раз. Я никогда не хотел  быть  богом,  Яма.  В  самом  деле.  Только
позднее, когда увидел, что они делают,  я  начал  собирать  силу,  которая
могла бы быть моей. Но было поздно. Они стали слишком сильны. А  теперь  я
действительно хочу уснуть на века, снова  позвать  Великий  Покой,  вечное
блаженство, слышать песни звезд на берегах Великого Океана.
     Ратри наклонилась и посмотрела ему в глаза.
     - Ты нужен нам, Сам.
     - Знаю, знаю. Это вечно  повторяющийся  анекдот.  У  тебя  норовистая
лошадь - бей ее кнутом еще милю. Он улыбнулся, и Ратри  поцеловала  его  в
лоб. Так прыгнул на ложе.
     - Человечество веселится, - заметил Будда.
     Яма протянул ему мантию, а Ратри подала домашние туфли.
     Отвыкая  от   вселенского   существования,   в   котором   время   не
осознавалось, Сам спал. Он видел сны, звал кого-то или  просто  кричал.  У
него не было аппетита. Но Яма подобрал ему крепкое и очень здоровое  тело,
способное вынести психосоматический переход из божественного  состояния  в
другое.
     Сам мог часами просиживать неподвижно, уставившись на  камешек,  семя
или листок. И в подобных случаях его нельзя было ничем отвлечь. Яма  видел
в этом опасность и советовался с Ратри и Таком.
     - Нехорошо, что он таким образом уходит сейчас от мира, - сказал  он.
- Я говорил с ним, но как будто обращался к ветру. Он не может  расстаться
с тем, что оставил позади. Сама попытка стоит ему больших усилий.
     - Возможно, ты неправильно истолковываешь  его  состояние,  -  сказал
Так.
     - Что ты имеешь в виду?
     - Видишь, как он  смотрит  на  семя,  которое  положил  перед  собой?
Приглядись к морщинкам в уголках его глаз.
     - Ну и что?
     - Он косит. У него ослаблено зрение?
     - Нет.
     - Почему же он отводит в сторону глаза?
     - Чтобы лучше изучить семя.
     - Изучить? Это не тот путь, которому он  учил  когда-то.  Однако,  он
изучает: смотрит на предмет  без  размышления,  ведущего  к  высвобождению
сути.
     - Что же он тогда делает?
     - Нечто противоположное.
     - То есть?
     - Он изучает предмет, обдумывает его возможности, стараясь  применить
их к себе. Он ищет в этом оправдание жизни. Он пытается снова  завернуться
в покрывало Майи, иллюзии мира.
     - Думаю, ты прав, Так, - сказала Ратри. - Как мы можем помочь  ему  в
его стараниях?
     - Трудно сказать, госпожа.
     Яма кивнул. Его темные волосы заблестели в  лучах  солнца,  проникших
через узкий проем галереи.
     - Вы объяснили мне то, чего я не видел, - согласился он. - Сам еще не
полностью вернулся, хотя он - в  человеческом  теле,  ходит  человеческими
ногами, говорит, как  мы.  Но  его  мысли  все  еще  за  пределами  нашего
круговорота.
     - Что будем делать? - спросила Ратри.
     - Возьми его в долгую прогулку по окрестностям, - сказал Яма. - Корми
его лакомствами, расшевели его душу поэзией и пением.  Найди  ему  крепкую
выпивку - тут, в монастыре, ее нет. Одень его в  яркие  шелка.  Предоставь
ему двух-трех куртизанок. Вытащи его снова в жизнь. Это единственное,  что
может освободить его от цепей Бога.  Дурак  я,  что  не  подумал  об  этом
раньше.
     - Так оно и есть, бог Смерти, - заметил Так.
     Темное пламя промелькнуло в глазах, но он улыбнулся.
     - Со мной рассчитались за замечание, которое я, вероятно, не подумав,
уронил в твои волосатые  уши.  Извини,  обезьяна,  ты  настоящий  человек,
человек умный и проницательный. Так поклонился, Ратри усмехнулась.
     - Скажи нам, мудрый Так, - потому что  мы,  возможно,  слишком  долго
были  богами,  и  нам  не  хватает  правильного  угла  зрения  -  как  нам
действовать в этой аватаре Сама, чтобы он послужил для нужных нам целей?
     Так поклонился Яме, потом Ратри.
     - Как предложил Яма, сегодня ты, госпожа, поведешь его на прогулку  к
холмам. Завтра господин Яма пойдет с ним на  опушку  леса.  Послезавтра  я
буду  сопровождать  его  в  прогулке  среди  деревьев,  трав,   цветов   и
виноградников. А там посмотрим.
     - Пусть будет так, - сказал Яма.
     Так и было. Поначалу Сам  относился  к  этим  прогулкам  с  некоторым
ожиданием, затем  с  умеренным  энтузиазмом  и,  наконец,  со  вспыхнувшей
жадностью. Он стал уходить без сопровождения на несколько  часов,  сначала
по утрам, потом и вечерами. Через некоторое время мог не показываться весь
день, а иной раз и сутки.
     - Не нравится мне это, - сказал Яма. Мы, конечно, не можем оскорблять
его, силой навязывая свое общество, раз  он  его  не  желает.  Но  в  этом
кроется опасность, особенно для вновь рожденного. Хорошо бы знать, как  он
проводит время.
     - Но, чтобы он  ни  делал,  это  помогает  ему  восстанавливаться,  -
сказала Ратри, проглотив конфетку и слегка помахивая пухлой ручкой.  -  Он
стал менее отчужденным, больше говорит, даже шутит. Он пьет вино,  которое
мы ему приносим. К нему вернулся аппетит.
     - Но если он встретится  с  кем-либо  из  Тримурти,  может  произойти
непоправимое.
     Ратри неторопливо прожевала.
     - Вряд ли, хотя в прежние времена в этой местности  такое  случалось.
Животные будут смотреть на него, как на ребенка, и не причинят вреда, люди
же увидят в нем святого отшельника. Демоны боялись его в старину, и теперь
будут с ним почтительны.
     Яма покачал головой.
     - Все не так просто. Хотя я демонтировал большую часть своих машин  и
спрятал их в сотне лиг отсюда, такое мощное движение  энергии,  которую  я
использовал, не может остаться незамеченным. Рано  или  поздно  это  место
посетят. Я пользовался экраном и отражателями, но общий размах  все  равно
проявится в некоторых местах; Небесный огонь пляшет на  карте.  Скоро  нам
Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 46
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама