Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Барикко Ал. Весь текст 269.3 Kb

Море-океан

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 8 9 10 11 12 13 14  15 16 17 18 19 20 21 ... 23
вещей,  вернувшиеся из морского  чрева, умудренные  морем,  --  мы  навсегда
останемся безутешными.
     Безутешными.
     Безутешными.
     На плоту  мертвая тишина. Савиньи иногда открывает глаза  и смотрит  на
меня. Смерть совсем  рядом, море поглотило нас без остатка, и лица больше не
могут лгать.  Его лицо не лжет. На нем -- страх,  усталость и отвращение. Не
знаю,  что он  читает  на моем лице. Он так  близко, я  чувствую его  запах.
Сейчас я  подползу к  нему и взрежу  его сердце. Странный поединок.  Все это
время на  жалком плоту, затерянном в море, мы пытались  сразить  друг друга.
Обессиленные,  замедленные.  Последней схватке, кажется,  не будет конца. Но
нет -- будет.  Клянусь.  Судьбе не  следует  заблуждаться.  При  всем  своем
могуществе, ей  не остановить  нашего  поединка.  Он  не умрет, пока  его не
убьют.  И пока я  не умер, я  убью его.  Все,  что у  меня осталось, --  это
невесомое  тело Терезы, неизгладимый  отпечаток этого тела на  моих руках  и
жажда правосудия. Не важно какого.  Пусть  море знает, что я  его  заполучу.
Пусть знает, что я его опережу. Савиньи заплатит за все не в морской бездне,
а в моих руках. На плоту мертвая тишина. Только гулко рокочет море.

     Первое -- это мое имя; второе -- их глаза; третье  -- назойливая мысль;
четвертое --  крадущаяся ночь; пятое -- истерзанные тела; шестое  --  голод;
седьмое -- ужас; восьмое -- безумные  видения; девятое -- мясо, а десятое --
человек, который пожирает меня глазами и не убивает.
     Последнее -- это парус. Белый. На горизонте.


         * КНИГА ТРЕТЬЯ. Возвратные песни *

        ЭЛИЗЕВИН

     Замерев  на краю земли,  в  шаге от  бушующего моря,  недвижно покоится
таверна "Альмайер", окутанная  ночным мраком,  словно портрет -- залог любви
-- в непроглядных недрах ящика.
     Давно отужинав,  все  почему-то  оставались в  большой  каминной  зале.
Мятущееся море тревожило души, будоражило мысли.
     -- Не хотел говорить, но, может, стоит...
     -- Не стоит, Бартльбум. Таверны обыкновенно не тонут.
     -- Обыкновенно? Что значит обыкновенной
     Детей было просто не узнать. Они прижались носами к стеклу и непривычно
молчали,  вперившись в  заоконную  темноту. Дуд,  живший  на  подоконнике  у
Бартльбума. Диц,  даривший сны падре Плюшу. Дол, высматривавший  корабли для
Плассона. И Дира. И даже прекрасная девочка, спавшая  в постели Анн Девериа.
Прежде  никто  из  постояльцев  ее  не видел.  Зачарованные, все  напряженно
молчали.
     -- Дети как зверьки. Они чуют опасность. Инстинкт.
     -- Плассон, что бы вам не успокоить вашего друга...
     -- Право, это удивительная девочка...
     -- Попробуйте сами, мадам.
     --  Меня  решительно  не  нужно  успокаивать,  поскольку  я  совершенно
спокоен.
     -- Спокойны?
     -- Совершенно.
     -- Элизевин, ну разве она не прелесть? Она напоминает...
     -- Падре Плюш, может, хватит все время пялиться на женщин?
     -- Это не женщина...
     -- Еще какая женщина.
     -- Только уж очень маленькая...
     -- Здравый смысл  подсказывает мне, что следует проявлять благоразумие,
когда мы...
     -- Никакой это не здравый Смысл. Просто вы боитесь, вот и весь сказ.
     -- Неправда.
     -- Правда.
     -- Неправда.
     -- Правда.
     -- Довольно. Я вижу, это надолго. Мне пора.
     -- Доброй ночи, мадам, -- хором сказали все.
     --  Доброй ночи, -- рассеянно отозвалась Анн Девериа, не думая вставать
с кресла. Она  даже не изменила  позы. Просто сидела не двигаясь.  Как будто
ничеп не произошло.
     Странная ночь.
     В конце концов они,  наверное, уступили бы привычному  течению  ночи, и
один  за другим разошлись  по  своим  комнатам,  и,  пожалуй, заснули бы под
нескончаемый  гул бушующего моря,  запеленавшись в свои  мечты, укутавшись в
безмолв ныи сон. В конце концов эта ночь могла бы стать обычной ночью. Но не
стала.
     Первой отвела взгляд  от окна, резко повернулась и выбежала из гостиной
Дира  Другие  дети молча последовали  за ней. Плассон в  ужасе  посмотрел на
Бартльбума  который в ужасе  посмотрел  на  падре  Плюша,  который  в  ужасе
посмотрел на Эли  зевин, которая в ужасе посмотрела на Анн Девериа,  которая
продолжала   смотрет]  перед  собой.  С  некоторым  удивлением.  Когда  дети
вернулись в  гостиную,  в руках  у  них  было  по фонарю.  Дира  лихорадочно
принялась зажигать фонари.
     -- Что-то случилось? -- вежливо осведомился Бартльбум.
     -- Держите, -- ответила Дира, протянув  ему фонарь.  --  А вы, Плассон,
держите этот. Скорее.
     Теперь  и вовсе  нельзя  было понять,  что  творится. В руке  у каждого
оказался зажженный фонарь.  Никто ничего не объяснял.  Крайне встревоженные,
дети  носились  по  гостиной. Падре Плюш  неотрывно смотрел  на пламя своего
фонаря.  Бартльбум недовольно  ворчал. Анн Девериа встала с кресла. Элизевин
почувствовала, что  дрожит. И тут большая  стеклянная  дверь, выходившая  на
берег, распахнулась. Яростный ветер  катапультировался в гостиную и завихрил
все и вся. Лица детей просияли. И Дира бросила клич:
     -- Живо... туда!
     Она выскочила в открытую дверь, взмахнув фонарем.
     -- Бежим... бежим отсюда!
     Дети кричали. Но не от страха. Они пытались  перекричать грохот  моря и
свист ветра. В их голосах звенел восторг, таинственный восторг.
     Бартльбум стоял посреди  комнаты,  окончательно сбитый  с  толку. Падре
Плюш обернулся к Элизевин: ее лицо покрылось  необычайной бледностью.  Мадам
Девериа  безмолвно взяла  фонарь  и пошла,  ведомая  Дирой. Плассон  кинулся
следом.
     -- Элизевин, тебе лучше остаться...
     -- Нет.
     -- Послушай, Элизевин...
     Бартльбум  машинально  схватил  плащ  и,  что-то  бормоча,  вылетел  из
гостиной.
     -- Элизевин...
     -- Пойдем.
     -- Нет, послушай меня... я не уверен, что ты...
     В комнату вернулась девочка -- та самая, прелесть -- и  с улыбкой взяла
Элизевин за руку.
     -- Зато я уверена, падре Плюш.
     Голос ее дрожал. От силы и желания. Не от страха.
     Таверна "Альмайер" откатилась назад. Хлопала  на ветру дверь, ежились в
темноте огни. Как  раскаленные  угольки,  брызнувшие  из жаровни, летели  по
берегу десять  фонариков, рисуя  в ночи  забавные и таинственные  иероглифы.
Скрытое  от  взора  море  перемалывало  немыслимый  грохот. Порывистый вихрь
баламутил мир, слова, лица, мысли. Чудесный вихрь. И море-океан.
     -- Я должен знать, куда это, черт возьми, мы сорвались?
     -- А?
     -- КУДА, ЧЕРТ ВОЗЬМИ, МЫ СОРВАЛИСЬ?
     -- Поднимите фонарь, Бартльбум!
     -- Фонарь!
     -- Я уже сто лет как не бегал...
     -- Сто лет что?
     -- Дуд, нельзя ли в конце концов узнать...
     -- СТО ЛЕТ, КАК НЕ БЕГАЛ.
     -- Все в порядке, господин Бартльбум?
     -- Дуд, нельзя ли в конце концов...
     -- Элизевин!
     -- Я здесь, здесь.
     -- Держись рядом, Элизевин.
     -- Я зде-есь.
     Чудесный вихрь. Море-океан.
     -- Знаете, о чем я думаю?
     -- Что-о?
     -- По-моему, это для кораблей. КОРАБЛЕЙ.
     -- Кораблей?
     --  Так поступают во время шторма... Зажигают огни,  чтобы  корабли  не
выбросило на берег...
     -- Бартльбум, вы слышали?
     -- А?
     -- Вы скоро станете героем, Бартльбум!
     -- Что он сказал?
     -- Плассон сказал, что скоро вы станете героем! Я?
     -- Мадемуазель Дира!
     -- Куда же она?
     -- Нельзя ли малость передохнуть?
     -- Вам известно, что делают островитяне, когда море штормит?
     -- Нет, мадам.
     -- Они носятся что есть духу по острову, подняв над головой фонари... и
тогда... и тогда корабли сбиваются с курса и натыкаются на прибрежные скалы.
     -- Вы шутите.
     -- Отнюдь... Целые острова кормятся добычей с затонувших кораблей.
     -- Не хотите ли вы сказать, что...
     -- Подержите, пожалуйста, мой фонарь.
     -- Да постойте же, черт подери!
     -- Мадам... ваша накидка!
     -- Бросьте ее.
     -- Но...
     -- Бросьте, вам говорят! Чудесный вихрь. Море-океан.
     -- Что они делают?
     -- Мадемуазель Дира!
     -- Куда это они?
     -- Не пойму...
     -- ДУД!
     -- Бегите, Бартльбум!
     -- Да, но в какую сторону?
     -- Не пойму, они что, язык проглотили, эти дети?
     -- Смотрите.
     -- Это Дира.
     -- Она поднимается на дюну.
     -- Я за ней.
     -- Дуд! Дуд! Поворачивай к дюне! -- Куда он?
     -- Боже, я уже ничего не соображаю.
     -- Поднимите фонарь и бегите, падре Плюш.
     -- Я и шагу больше не сделаю, если...
     -- Почему они молчат?
     -- Мне совсем не нравятся их взгляды.
     -- Что вам не нравится?
     -- Глаза. ГЛАЗА.
     -- Плассон, куда девался Плассон?
     -- Я иду с Долом.
     -- Но...
     -- ФОНАРЬ. У МЕНЯ ПОГАС ФОНАРЬ!
     -- Мадам Девериа, куда вы?
     -- Я все же хотел бы знать, спасаем мы корабли или губим?
     -- ЭЛИЗЕВИН! Мой фонарь! Он погас!
     -- Плассон, что сказала Дира?
     -- Туда, туда...
     -- Мой фонарь...
     -- МАДАМ!
     -- Она вас не слышит, Бартльбум.
     -- Это невыносимо...
     -- ЭЛИЗЕВИН! Где Элизевин? Мой фонарь...
     -- Падре Плюш, уйдите оттуда.
     -- У меня погас фонарь.
     -- К черту, я иду за ними.
     -- Давайте я зажгу ваш фонарь.
     -- Боже правый, кто-нибудь видел Элизевин?
     -- Она, наверное, с мадам Девериа.
     -- Но она только что была здесь...
     -- Держите фонарь прямо.
     -- Элизевин...
     -- Диц, ты видел Элизевин?
     -- ДИЦ! ДИЦ! Да что это с детьми?
     -- Вот... ваш фонарь...
     -- Ничего не понимаю.
     -- Ну же, поторопитесь.
     -- Я должен найти Элизевин...
     -- Живее, падре Плюш, все уже ушли.
     -- Элизевин... ЭЛИЗЕВИН! Боже правый, где ты... ЭЛИЗЕВИН!
     -- Ну что вы, падре Плюш, мы ее найдем...
     -- ЭЛИЗЕВИН! ЭЛИЗЕВИН! Элизевин, умоляю тебя...
     Неподвижная, с погасшим фонарем в руке, Элизевин слышала далекий отзвук
своего имени,  перемешанного с завыванием  ветра и рокотом моря.  В  темноте
мелькали  крохотные  светлячки фонарей,  метавшихся  по  самому  краю  бури.
Элизевин не чувствовала ни тревоги, ни страха. Внезапно  в ее душе разлилось
безбурное озеро. Оно звучало как хорошо знакомый голос.
     Элизевин повернулась и неторопливо зашагала назад. Для нее уже  не было
ни ветра, ни ночи, ни моря. Она шла и знала, куда идет. Вот и все. Волшебное
чувство.  Когда  судьба  наконец  раскрывается  и  стелется  впереди  ровной
дорожкой  и  путь   и   назначение  ясны.  Неиссякаемое  время  приближения.
Соединения. Хочется, чтобы оно никогда  не  кончалось.  Хочется вечно  длить
этот  миг  самовручения  судьбе,  по  душевное  волнение. Исчезли терзания и
притворство. Предназначение известно. Путь открыт. Какой бы ни была судьба
     Она шла -- и не было в ее жизни ничего прекраснее.
     Таверна  "Альмайер"  все ближе. Все ярче  ее  огни. Пройдя  по  берегу,
Элизевин ступила  на порог, вошла  в  гостиную и затворила за собой дверь, в
которую кто знает сколько часов назад она выбежала вместе с остальными,  еще
ни о чем не подозревая.
     Тишина.
     Шаг  за шагом  по деревянному полу. Под ногами скрипят песчинки. В углу
распластался оброненный в спешке плащ Плассона. Подушки в кресле старательно
оберегают оттиск тела мадам Девериа, как будто он  только-только оставлен. А
посредине комнаты стоит окаменелый Адамс. И смотрит на нее.
     Шаг за шагом Элизевин подходит к нему. И говорит:
     -- Ведь ты не сделаешь мне больно, правда?
     Ведь он не сделает ей больно, правда?
     -- Не сделаю.
     Не сделает.
     Тогда
     Элизевин
     берет
     ладонями
     лицо
     этого
     человека
     и
     целует его.
     В поместье Кервола без конца рассказывали бы эту историю. Если бы знали
ее. Без конца. Всякий на свой  лад -- и все  вместе.  Рассказывали бы о  тех
двоих, что ночь напролет  возвращали друг  другу жизнь,  ее  и его, губами и
руками, девочка,  не видевшая ничего, и  мужчина, повидавший  слишком много,
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 8 9 10 11 12 13 14  15 16 17 18 19 20 21 ... 23
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама