Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Барикко Ал. Весь текст 269.3 Kb

Море-океан

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 5 6 7 8 9 10 11  12 13 14 15 16 17 18 ... 23
Когда захочет. Как сейчас.
     -- В разных концах света я видел таверны наподобие этой. Точнее, так: я
видел эту таверну в разных концах света. То  же одиночество, те же цвета, те
же запахи,  та  же  тишина. Люди  приезжают  сюда,  и время останавливается.
Кое-кто, наверное, находит здесь свое счастье?
     -- Наверное.
     -- Если бы я мог вернуться назад, то поселился бы у самого моря.
     Молчание.
     -- У самого моря.
     Молчание.
     -- Адамс...
     Молчание.
     -- Хватит ждать. В конце  концов, не так  уж это и  трудно  --  кого-то
убить.
     -- Ты думаешь, я там умру?
     -- В Дашенбахе?
     -- Когда меня окунут в море.
     -- Ну вот еще...
     -- Нет, ты правду скажи, падре Плюш, не увиливай.
     -- Ты не умрешь, клянусь, не умрешь.
     -- Откуда ты знаешь?
     -- Знаю.-- Да ну тебя.
     -- Я видел сон.
     -- Сон...
     --  Вот послушай.  Лег  я однажды  в постель и  уже собирался  потушить
лампу, как  вдруг  открывается  дверь и в  комнату  входит  мальчик.  Слуга,
подумал  я.  Мальчик подходит ко мне и говорит:  "Что бы вы  хотели  увидеть
сегодня во сне, падре Плюш?" Так и сказал. А я ему в ответ: "Графиню Вармеер
в купальне".
     -- Падре Плюш...
     --  Ну, это я так, нельзя, что ли? Короче, он ничего не ответил, только
усмехнулся и вышел. Я уснул, и что, по-твоему, мне приснилось?
     -- Графиня Вармеер в купальне.
     -- Она самая.
     -- Ну и как она?
     -- Да... ничего особенного...
     -- Уродина?
     --  Мнимая худышка, так себе... Не важно... С того дня мальчик приходит
каждый вечер. Его зовут Диц. И всякий раз спрашивает, что бы я хотел увидеть
во  сне.  Позавчера я  ему  сказал:  "Пусть мне приснится Элизевин.  Я  хочу
увидеть ее взрослой". Я заснул, и ты мне приснилась.
     -- И какой я была?
     -- Живой.
     -- Живой? А еще?
     -- Живой, и все. Больше не спрашивай. Ты была живой,
     -- Я... живой?
     Анн Девериа и Бартльбум сидят бок о бок в лодке, вытащенной на берег.
     -- И что вы ему ответили? -- спрашивает Бартльбум.
     -- Я не ответила.
     -- Ничего?
     -- Ничего.
     -- И что теперь будет?
     -- Не знаю. Думаю, он приедет.
     -- Вы рады?
     -- Не знаю. Я по нему скучаю.
     -- Может, он приедет и заберет вас навсегда?
     -- Не говорите глупостей, Бартльбум.
     -- Почему бы и нет? Он любит вас, вы сами сказали: все, что у него есть
в жизни, -- это вы...
     Любовник Анн Девериа наконец разузнал, куда отправил ее муж. Он написал
ей. И в эту минуту он, верно, уже на пути к этому морю и берегу.
     -- Я бы примчался и увез вас навсегда. Анн Девериа улыбается.
     -- Скажите это еще раз, Бартльбум. Умоляю. Скажите еще.
     -- Вон он... вон там!
     -- Где, где?
     -- Там... да нет, правее, вон, вон...
     -- Вижу! Черт возьми, вижу.
     Трехмачтовый!

     -- Ну да, трехмачтовый, разве не видите?
     -- Трех?
     -- Плассон, а сколько мы уже тут?
     -- Вечно.
     -- Я серьезно.
     -- И я серьезно, мадам. Вечно.

     -- По-моему, он садовник.
     -- С чего ты взяла?
     -- Он знает названия деревьев.
     -- А ты откуда их знаешь, Элизевин?

     -- Лично мне вся эта история с седьмой комнатой совсем не по душе.
     -- Что так?
     -- Я боюсь человека, который никому не показывается.
     -- А падре Плюш говорит, что это он боится.
     -- Ему-то чего бояться?

     -- Иногда я спрашиваю себя: чего мы все ждем?
     Молчание.
     -- Что будет слишком поздно, мадам.
     Так могло бы продолжаться до конца дней.


         * КНИГА ВТОРАЯ. Морское чрево *

     Спустя две недели после  отплытия из Рошфора фрегат  французского флота
"Альянс" прочно сел  на песчаную банку у побережья  Сенегала. Причиной  тому
были  неопытность  капитана  и неточность  навигационных карт.  Все  попытки
высвободить судно  оказались  тщетны. Фрегат пришлось  покинуть. Корабельных
шлюпок на всех не хватило, поэтому на воду спустили плот  футов сорок длиной
и  вполовину  шириной. На  плот высадили  147  человек;  там  были  солдаты,
матросы, несколько пассажиров, четверо офицеров, врач и картограф.  По плану
эвакуации четыре корабельные шлюпки должны были отбуксировать плот к берегу.
Когда же карав?ч отчалил  от  останков "Альянса", возникла всеобщая паника и
неразбериха.  Караван  медленно  приближался  к  берегу,  и  тут  то  ли  по
недосмотру, то ли  по злому умыслу -- истину  установить так и не удалось --
шлюпки  отцепились  от  плота. Трос  оборвался. Или его  перерезали.  Шлюпки
уплывали к берегу; плот был брошен на произвол судьбы. Не прошло и получаса,
как, гонимый течением, он скрылся за горизонтом.

     Первое -- это мое имя, Савиньи.
     Первое -- это мое имя, второе  -- взгляды тех, кто нас бросил: их глаза
в  тот момент --  они  неотрывно  смотрели на  плот,  они не  могли смотреть
куда-то  еще, но в них ничего не было, ровным счетом ничего -- ни ненависти,
ни сострадания, ни сожаления, ни страха -- ничего. Их глаза.
     Первое--
     это мое имя; второе -- их глаза; третье -- назойливая мысль: я  умираю,
я не умру. Я умираю я не умру я умираю я не умру я -- вода доходит до колен,
плот ускользает под воду, придавленный непомерным весом -- умираю я  не умру
я умираю я  не умру -- запах,  запах страха,  моря, тел, бревна  скрипят под
ногами, голоса,  держаться  за  веревки, моя одежда, оружие, лицо  человека,
который --  я умираю я не умру я  умираю я не  умру я умираю  -- кругом одни
волны,  не  нужно думать: где земля?  кто нас  туда дотащит? кто  командует?
ветер, течение, молитвы, как стоны,  яростные молитвы, кричащее море,  страх
оттого, что
     Первое -- это мое имя; второе  -- их глаза; третье -- назойливая мысль;
четвертое  --  крадущаяся ночь,  облака, застилающие  лунный свет,  зловещая
темнота, и  только  звуки -- крики, вопли,  мольбы, ругань  и море, встающее
надо  всем и разметающее  во все стороны эту груду тел --  цепляешься за что
попало: канат,  бревно, чью-то руку, всю ночь в воде, под водой, ни огонька,
ни  проблеска,  повсюду кромешный  мрак  и  невыносимый  стон, пронизывающий
каждый миг-- и вдруг, я помню, пощечина от набежавшей  волны, стена  воды, я
помню -- и  тишина, леденящая тишина,  а следом -- истошный крик, мой  крик,
мой крик, мой крик
     Первое -- это мое имя; второе -- их глаза; третье  -- назойливая мысль;
четвертое --  крадущаяся ночь;  пятое  -- истерзанные тела, зажатые бревнами
плота; человек, нанизанный грудью на острый кол,  плещется  на  волнах,  как
тряпка;  рассвет предъявляет  жертвы  морских  потемок,  одного за другим их
снимают с обагренных вил  и возвращают новому  владельцу -- морю, оно везде:
на  горизонте  ни  клочка  земли, ни  жалкого  суденышка,  пусто  -- человек
пробирается через усеянную  трупами пустыню и,  не издав ни звука, уходит  в
воду, он плывет и уходит, уходит, глядя на него, за ним идут другие, даже не
пытаясь плыть,  они  плашмя упадают в море  и  скрываются  -- видя все  это,
почему-то  наполняешься  нежностью,  --  прежде  чем  отдаться  стихии,  они
обнимаются --  лица мужчин увлажняются  невольными  слезами --  и оседают  в
море, глубоко вдыхая соленую воду  в самые легкие и выжигая  все внутри, все
-- никто их не останавливает, никто
     Первое -- это мое имя; второе -- их глаза; третье --  назойливая мысль;
четвертое -- крадущаяся ночь; пятое--  истерзанные тела; шестое -- голод, он
разрастается в тебе и  кусает за горло и застилает глаза; пять  бочек вина и
мешок  галет;  картограф  Корреар  говорит:  мы  так  не  выдержим  --  люди
переглядываются, следят друг за другом,  чтобы вовремя напасть  или отразить
нападение; Лере, старший помощник,  говорит; паек на человека -- два стакана
вина  и одна  галета -- все следят друг за  другом,  наверное, это  слепящий
свет, а может, ленивые, как передышка, волны или чеканные слова Лере -- стоя
на  бочке, он выкрикивает: мы спасемся, из ненависти к тем, кто  нас бросил,
мы вернемся и заглянем им в глаза, и они уже не смогут ни спать, ни жить, ни
уйти  от  проклятия, которым  станем  для них мы, живые, изо дня в день  они
будут  подыхать  от  своей  вины -- наверное,  это бесшумный свет, а  может,
волны,  ленивые, как  передышка, но главное, что  люди замолкают и  отчаяние
переходит в кротость,  порядок  и  спокойствие  --  люди  поодиночке  бродят
кругами, их  руки,  наши руки,  паек на человека, --  подумать только, сотня
побежденных,  потерянных,  побежденных  людей  выстраиваются как по  струнке
посреди  моря-океана,  в хаосе  морского  чрева, чтобы выжить  --  молча,  с
нечеловеческим терпением и нечеловеческим упорством
     Первое -- это мое имя; второе  -- их глаза; третье -- назойливая мысль;
четвертое -- крадущаяся ночь; пятое -- истерзанные тела; шестое --  голод, а
седьмое  --  ужас, ужас,  взрывающийся в темноте --  снова и снова, -- ужас,
ярость, кровь, смерть, ненависть, зловонный  ужас.  Они  овладели  бочкой, и
вино овладело ими. В лунном свете кто-то изо всех сил рубит топором канатную
перевязку  плота,  офицер  пытается  остановить   этого  человека,  на  него
набрасываются, бьют  его  ножом,  весь в крови,  он  возвращается к нам,  мы
хватаем  сабли и ружья, луна  скрывается за  облаками, ничего не  разобрать,
этот  миг  никогда  не кончится, на нас  обрушивается невидимая  волна  тел,
криков и оружия, слепое отчаяние жаждет смерти, немедленной и бесповоротной,
ненависть  жаждет врага,  чтобы  тут  же отправить его в ад, --  в мерцающем
свете  их  тела  бросаются  на наши сабли, хлопают  ружейные выстрелы, кровь
брызжет  из ран, я помню, как спотыкаешься о головы,  торчащие между бревен,
как безоружные люди с переломанными  конечностями  подползают к тебе,  чтобы
мертвой хваткой впиться зубами в ногу и не отпускать, пока их  не пристрелят
или не изрубят саблей, я помню, как двое из наших испустили дух, разодранные
на  куски такой безжалостной тварью, вылезшей из ночной пустоты,  полегли  и
десятки нападавших:  одних закололи, другие  утонули, оставшиеся расползлись
по плоту, тупо глядя на свои увечья и взывая к святым, когда залезали руками
в  открытые раны наших людей и вырывали их внутренности, -- я помню,  как на
меня накинулся человек, сдавил мне горло и, пока душил, бормотал навзрыд как
заведенный: "Господи,  помилуй. Господи, помилуй, Господи, помилуй"; дикость
и бред: моя жизнь в его пальцах, его жизнь на острие моего клинка, который в
конце концов  вонзается  ему в  бок, затем в  живот, в горло, в голову --  и
голова катится  в воду,  -- клинок  продолжает разить  бесформенное кровавое
месиво, свернувшееся на бревнах, жалкую куклу, в которой вязнет моя сабля: и
раз, и два, и три, и четыре, и пять
     Первое -- это мое имя; второе -- их глаза; третье --  назойливая мысль;
четвертое --  крадущаяся ночь; пятое --  истерзанные тела; шестое  -- голод;
седьмое --  ужас, а восьмое -- безумные видения,  цветущие на этой бойне, на
этом  чудовищном  поле битвы, омываемом волной,  повсюду  тела,  куски  тел,
зеленовато-желтые  лица,  кровь,  запекшаяся в незрячих  глазах,  разверстые
раны,  прорвавшиеся  язвы, трупы, словно исторгнутые бешеным землетрясением,
тела, наводнившие в предсмертных корчах губительный остов плота, по которому
бродят живые -- живые, -- отбирая  у мертвых  их убогие пожитки и главное --
поочередно растворяясь в безумии,  каждый на свой лад, со  своими видениями,
отнятыми у сознания  голодом, жаждой,  страхом и отчаянием. Видения. Кому-то
грезится земля -- Земля! -- кому-то --  корабли  на  горизонте. Но  их крики
остаются без  внимания.  Кто-то составляет  официальное  письмо  протеста  в
адмиралтейство,  выражая  свое  негодование  по  поводу  этого  неслыханного
безобразия  и  требуя  надлежащим  образом...  Слова,  мольбы, грезы,  косяк
летучих рыб,  облако, указующее  путь к спасению,  матери,  братья, невесты,
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 5 6 7 8 9 10 11  12 13 14 15 16 17 18 ... 23
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама