Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Барикко Ал. Весь текст 269.3 Kb

Море-океан

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 3 4 5 6 7 8 9  10 11 12 13 14 15 16 ... 23
круг. Когда было слишком поздно,  я начала желать. Изо всех сил. И причинила
себе такие муки, о которых ты и не подозреваешь.
     Знаешь,  чем  здесь хорошо? Смотри:  вот мы идем  и оставляем  следы на
песке,  отчетливые, глубокие. А завтра  ты  встанешь, посмотришь на  берег и
ничего не найдешь, никаких следов, ни малейших  отметин.  За ночь все сотрет
море и слижет прибой. Словно никто и не проходил. Словно нас и не было. Если
есть  на свете место, где тебя нет, то это место здесь. Уже не земля, но еще
и не  море. Не мнимая жизнь, но и не настоящая. Время.  Проходящее время.  И
все. Идеальное  убежище. Здесь мы  невидимы для врагов.  Чисты  и прозрачны.
Белы,  как  полотна  Плассона.  Неуловимы  даже для  самих  себя. Но в  этом
чистилище есть свой изъян. И от него  не уйти. Это море.  Море завораживает,
море  убивает, волнует, пугает,  а  еще смешит, иногда исчезает,  при случае
рядится озером или громоздит бури, пожирает корабли, дарует богатства-- и не
дает  ответов; оно и  мудрое,  и нежное, и  сильное,  и непредсказуемое.  Но
главное -- море зовет. Ты поймешь это, Элизевин. Море и  есть  не что  иное,
как постоянный зов. Он не смолкает ни на миг, он заполняет тебя, он повсюду,
ему нужна ты. Можно ничего не замечать -- бесполезно. Море по-прежнему будет
звать  тебя. Это и другие моря, которых ты никогда  не  увидишь; они вечны и
будут терпеливо поджидать тебя в шаге  от твоей жизни. Их  неустанный зов ты
будешь  слышать везде. И в  этом чистилище из песка. И  во всяком раю,  и во
всяком аду. Не важно как. Не важно где. Море день и ночь будет звать тебя.
     Анн Девериа замедляет  шаг.  Нагибается и снимает сапожки. Оставляет их
на  песке. Идет дальше босиком. Элизевин  не  двигается. Ждет, пока спутница
отдалится. Затем произносит так, чтобы ее услышали:
     --  Скоро я уеду. И  войду  в  море.  И  выздоровлю. Я  так этого хочу.
Выздороветь. Жить. И стать такой же красивой, как вы.
     Анн Девериа оборачивается.  Тает  в  улыбке. Подыскивает слова. Находит
их.
     -- Возьмешь меня с собой?
     На  подоконнике  в комнате Бартльбума сидят двое. Всегдашний мальчик. И
Бартльбум. Сидят, свесив ноги в пустоту. А взгляд -- в море.
     -- Послушай, Дуд... Мальчика звали Дуд.
     -- Вот ты все время тут сидишь...
     -- Мммммм.
     -- И наверняка знаешь.
     -- Что?
     -- Где у моря глаза?
     -- ...
     -- Ведь они есть?
     -- Есть.
     -- Ну и где же они?
     -- Корабли.
     -- Что корабли?
     -- Корабли и есть глаза моря.
     Бартльбум оторопел. Эта мысль почему-то не приходила ему в голову.
     -- Но кораблей сотни...
       --  Вот  и у  моря  сотни  глаз.  Что оно,  по-вашему,  только  двумя
управляется?
     Действительно.  При такой-то работе.  И таком  размахе.  Что  верно, то
верно.
     -- Погоди, а как же...
     -- Мммммм.
     -- А  как же кораблекрушения? А бури, тайфуны и все такое прочее... Для
чего морю топить корабли, если это его глаза?
     Дуд поворачивается к Бартльбуму и с досадой в голосе произносит:
     -- А что... вы глаз никогда не закрываете?
     Боже. У этого ребенка на все есть ответ.
     Думает  думу Бартльбум. Раскидывает умом  и так  и  эдак.  Потом  резко
соскакивает с  подоконника.  Разумеется,  в сторону  комнаты.  Для прыжка  в
обратную сторону понадобились бы крылья.
     -- Плассон... Мне нужен  Плассон... Я должен все ему рассказать... Черт
возьми, это так просто, надо только пошевелить мозгами...
     Бартльбум  лихорадочно  ищет   свою  шапочку.  И   не  находит.  Ничего
удивительного: она  у  него на  голове. Махнув  рукой, Бартльбум выбегает из
комнаты.
     -- Пока, Дуд.
     -- Пока,
     Мальчик  пристально  смотрит   на  море.  Проходит   немного   времени.
Убедившись,  что  поблизости  никого,  он  резко соскакивает с  подоконника.
Разумеется, в сторону берега.
     Однажды утром все проснулись  и  увидели,  что ничего нет.  Были только
следы на песке. Всего остального не было. Если так можно выразиться.
     Небывалый туман.
     -- Это не туман -- облака.
     Небывалые облака.
     --  Это  морские  облака.  Небесные -- наверху.  Морские  -- внизу. Они
появляются редко. Потом исчезают.
     Дира знала уйму всего.
     Вид за окном впечатлял. Еще накануне небо было  усеяно звездами, просто
сказка. А тут на тебе: все равно что нырнуть в стакан  с молоком. Не  говоря
уже о холоде. Все равно что нырнуть в стакан с холодным молоком.
     -- В Керволе то же самое.
     Очарованный падре Плюш прилип носом к стеклу.
     -- Теперь это надолго. Марево не  сдвинется ни на дюйм. Туман. Сплошной
туман. И полная неразбериха. Люди  даже днем ходят с факелами. Да что толку.
Ну, а ночью... Ночью и вовсе творится такое... Судите сами. Как-то под вечер
возвращался Арло Крут домой. Завернул не в те ворота и попал  прямехонько  в
постель Метела Крута, своего родного брата.  Метел, тот даже  не чухнулся --
знай  себе дрыхнет как  сурок. Зато женушка его очень  даже чухнулась. И  то
сказать:  к  вам бы в  постель посреди ночи мужик залез. Слыханное  ли дело?
Угадайте, что она ему сказала?
     Тут в  голове падре Плюша разжалась бессменная пружина. Две упоительные
фразы стартовали  с  исходных позиций  мозга  и что  есть  духу  понеслись к
финишной  прямой  голосовых  связок,  чтобы  по ним вырваться наружу.  Более
осмысленная  фраза,  учитывая,  что речь все-таки шла  о голосе  священника,
звучала, разумеется, так:
     -- Сунься -- и я закричу.
     Все  бы  хорошо,  только фраза  эта  была насквозь  фальшивой.  Поэтому
выиграла другая, правдивая фраза:
     -- Сунься -- или я закричу.
     -- Падре Плюш!
     -- А что я сказал?
     -- Что вы сказали?
     -- Я что-то сказал?
     В  гостиной,  выходившей  на море,  все  собрались  под сенью облачного
наводнения. Но тягостного чувства растерянности ни у кого не было. Одно дело
просто  бездействие. И совсем  другое  --  вынужденное бездействие.  Большая
разница. Постояльцы лишь чуточку опешили. Как рыбки в аквариуме.
     Особенно волновался  Плассон. В охотничьих сапогах и рыбацкой куртке он
нервно расхаживал туда-сюда, поглядывая сквозь стекла на молочный прилив, не
отступавший ни на дюйм.
     -- Прямо-таки одна  из ваших картин, --  громко заметила  из  плетеного
кресла Анн Девериа; она тоже не могла оторваться от невероятного зрелища. --
Голова идет кругом от этой белизны.
     Плассон продолжал сновать по гостиной, будто и не слышал.
     Бартльбум отвлекся от книги, которую бесцельно перелистывал.
     --  Вы излишне строги, мадам Девериа. Господин Плассон взялся за  очень
трудное дело. А его работы -- не белее страниц моей книги.
     --  Вы пишете  книгу? -- спросила  Элизевин,  сидевшая на  стуле  перед
большим камином.
     -- В своем роде.
     -- Ты слышал, падре Плюш, господин Бартльбум пишет книги.
     -- Ну, это не вполне книга...
     -- Это энциклопедия, -- пояснила Анн Девериа.
     -- Энциклопедия?
     И пошло-поехало. Достаточно сущего пустяка,  чтобы  забыть  о  молочном
море,  которое тем  временем  обводит тебя  вокруг пальца.  Скажем,  шелеста
диковинного  словца.  Энциклопедия.  Единственного словца. Заводятся все как
один. Бартльбум, Элизевин, падре Плюш, Плассон. И мадам Девериа.
     -- Бартльбум, не скромничайте,  расскажите барышне о вашей затее насчет
пределов, рек и всего прочего.
     -- Она называется Энциклопедия пределов, встречающихся в природе...
     -- Хорошее название. В семинарии у меня был наставник...
     -- Дайте ему договорить, падре Плюш...
     --  Я  работаю  над ней  двенадцать лет.  Сложная штука...  В общем,  я
пытаюсь   выяснить,  докуда   доходит   природа,  точнее,   где  она  решает
остановиться. Потому что рано  или  поздно она останавливается. Это  научный
факт. К примеру...
     -- Расскажите ей о цепколапых...
     -- Ну, это частный случай.
     -- Вы уже слышали историю о цепколапых, Плассон?
     --  Видите  ли,  любезнейшая  мадам  Девериа,  эту   историю  Бартльбум
рассказал мне, а уж я потом пересказал вам.
     -- Надо же, ну и фразищу вы отгрохали.  Поздравляю, Плассон, вы делаете
успехи.
     -- Так что же эти... цепколапые?
     -- Цепколапые  обитают в арктических льдах.  По-своему это  совершенные
животные. Они  практически не стареют. При желании цепколапые  могли бы жить
вечно.
     -- Чудовищно.
     -- Но  не тут-то  было.  У природы все  под надзором.  Ничто  от нее не
ускользает.  В   определенный  момент,  когда  цепколапые  доживают  лет  до
семидесяти--восьмидесяти, они перестают есть.
     -- Не может быть.
     -- Может.  Перестают --  и все тут.  Так они протягивают в  среднем еще
года три. А потом умирают.
     -- Три года без еды?
     -- В среднем.  Отдельные особи выдерживают и  дольше. Но в конце концов
-- что самое главное -- умирают и они. Научный факт.
     -- Но это же самоубийство.
     -- В каком-то смысле.
     -- И мы должны вот так вот вам поверить, Бартльбум?
     -- Взгляните, у меня тут есть рисунок... изображение цепколапого...
     -- Вы были  правы, Бартльбум, рисуете вы и впрямь  как курица лапой, я,
признаться, еще не видывал таких (стоп)
     -- Рисунок не мой... Его сделал моряк, рассказавший мне эту историю...
     -- Моряк?
     -- Обо всем этом вы узнали от моряка?
     -- Да, а что?
     -- Поздравляю, Бартльбум, это поистине научный подход...
     -- А я вам верю.
     -- Благодарю вас, мадемуазель Элизевин.
     -- Я вам верю, и падре Плюш тоже верит, правда?
     -- Конечно... вполне достоверная история, сдается, где-то я уже об этом
слышал, наверное в семинарии...
     -- Чего только не узнаешь в этих семинариях... А дамских историй там не
рассказывают?
     -- Я вот сейчас подумал, Плассон, почему  бы вам не сделать иллюстрации
к моей Энциклопедии, ведь было бы славно, а?
     -- Вы хотите, чтобы я изобразил цепколапых?
     --  Ну, кроме цепколапых, там еще много всего...  Я написал 872 статьи,
выберете на свой вкус...
     -- 872?
     -- Отменная мысль, не правда ли, мадам Девериа?
     -- В статье Море я бы не давал иллюстраций...
     -- А падре Плюш сам рисовал для своей книжки.
     -- Полно, Элизевин...
     -- Только не говорите мне, что у нас объявился еще один ученый...
     -- Это чудесная книга.
     -- Вы что, действительно пишете, падре Плюш?
     -- Да нет, тут нечто... особое. Это не то чтобы книга...
     -- Еще какая книга.
     -- Элизевин...
     -- Он ее никому не показывает. А книга чудесная.
     -- Наверное, стихи.
     -- Не совсем.
     -- Но близко.
     -- Песни.
     -- Нет.
     -- Ну же, падре Плюш, не заставляйте себя упрашивать...
     -- Вот именно...
     -- Что -- именно?
     -- Нет, я насчет "упрашивать"...
     -- Только не говорите мне, что...
     -- Молитвы. Это молитвы.
     -- Молитвы?
     -- О боже...
     -- Но молитвы падре Плюша не такие, как все...
     -- По-моему, неплохо придумано. Лично мне всегда не хватало подходящего
молитвенника.
     -- Бартльбум, ученому не пристало  молиться; если  он настоящий ученый,
ему и в голову не придет (стоп)
     -- Наоборот! Коль скоро мы  изучаем  природу, а природа -- это  не  что
иное, как зеркало...
     -- Он написал бесподобную молитву врача. Ведь врач тоже ученый?
     -- То есть как--врача?
     -- Она называется Молитва врача,  излечившего  больного и  чувствующего
смертельную усталость в тот самый момент, когда исцеленный больной встает на
ноги.
     -- Что-что?
     -- Таких молитв не бывает.
     -- Я же сказала: молитвы падре Плюша необычные.
     -- И что, там все такие?
     -- Есть названия и покороче, но дух тот же.
     -- А можно еще какую-нибудь, падре Плюш...
     -- Я смотрю, и вас на молитвы потянуло, Плассон?
     --  Ну, взять  хотя  бы эту:  Молитва  картавого мальчика  или  Молитва
человека, который падает в овраг и не хочет умирать...
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 3 4 5 6 7 8 9  10 11 12 13 14 15 16 ... 23
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама