Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Барикко Ал. Весь текст 269.3 Kb

Море-океан

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 13 14 15 16 17 18 19  20 21 22 23
вот дела. А вы как думали? жизнь -- это вам не фунт изюма. Неблагодарная это
штука -- жизнь, доложу я вам.
     Неблагодарная.
     Ну да ладно.
     Итак  все упиралось  в шкатулку. Но  она  была в  самом неподходящем из
возможных  мест.  То  есть где-то  в  доме  Марии  Луизы.  Бартльбум сошел в
Бальцене, в  пяти верстах  от Голленберга, переночевал на постоялом  дворе и
утром выехал в обратном направлении, взяв курс на  Бад-Голлен.  Так началась
одиссея Бартльбума. Настоящая одиссея, уж поверьте на слово.
     К  Марии  Луизе  Бартльбум  применил  все тот же испытанный  прием.  Не
объявив о себе, он вошел в ее спальню. Мария Луиза изнемогала после нервного
срыва. Без дальних слов Бартльбум выпалил:
     -- Дорогая, я прибыл за письмами.
     --  Они  на  конторке, любимый, --  пролепетала Мария  Луиза слабым, но
ласковым голосом.
     Спустя ровно двадцать шесть секунд  она испустила  приглушенный  стон и
лишилась чувств. Бартльбума, ясное дело, уже и след простыл.
     Профессор сел  в  экипаж,  направлявшийся  в  Голленберг,  и  к  вечеру
следующего  дня  явился  в  дом  Анкеров. Его  провели  в  гостиную.  Тут  у
Бартльбума  перехватило дыхание.  Она  сидела  за  фортепиано:  головка чуть
набок, волосы цвета воронова крыла  и  все прочее; сидела, играла и казалась
ангелом. Лишь  она, она -- и фортепиано. Невероятно.  Бартльбум аж затвердел
со своей  шкатулкой красного  дерева, едва переступив порог гостиной.  Прямо
как засахаренный фрукт. Он даже перестал потеть. И только молча пялился.
     Когда музыка кончилась, мадемуазель обратила на него взгляд. С ошалелым
видом Бартльбум пересек гостиную, подошел к ней, водрузил  шкатулку красного
дерева на фортепиано и сказал:
     -- Мадемуазель Анна,  я ждал вас. Я ждал  вас долгие годы.  И  снова он
услышал нежданный ответ.
     -- Я не Анна.
     -- Простите?
     -- Меня зовут Элизабета. Анна -- это моя сестра.
     Близняшки, доложу я вам.
     Как две капли воды. Ну, вы понимаете.
     -- Сестра в Бад-Голлене, на водах. Верстах в пятидесяти отсюда.
     -- Благодарю, я знаю дорогу.
     Вот уж  удар  так удар. Что тут скажешь. Наповал. К счастью,  Бартльбум
обладал немалым запасом  сил, ну а силы духа в нем  было хоть отбавляй. И он
вновь отправился  в  путь.  Пункт назначения -- Бад-Голлен. Если  Анна Анкер
была там, значит, туда ему и дорога. Просто и ясно. Но где-то на полпути это
показалось Бар-тльбуму  уже не  так просто и не так ясно. А  все  из-за  той
музыки.  И фортепиано, и пальчиков на клавиатуре, и  головки  чуть  набок, и
волос  цвета  воронова крыла, и, короче, всего остального. Прямо наваждение.
Не иначе  как происки дьявола. Или судьбы, сказал себе Бартльбум. Профессора
охватили мучительные сомнения. Одна -- художница,  другая  -- пианистка, обе
--  близняшки.  Голова  кругом.  Оно  и  понятно.  Чем  дальше,  тем  больше
запутывался в  этой головоломке Бартльбум. С каждой  верстой он соображал на
версту  меньше. Под  конец  Бартльбум  решил  прерваться  и  все  хорошенько
обмозговать.  И  прервался.  В  Поцеле,  верстах  в  шести  от  Бад-Голлена.
Бартльбум  провел там ночь. А наутро уже ехал в Голленберг. Бартльбум выбрал
пианистку. В ней больше шарма,  подумал  он.  И передумал на двадцать второй
версте. А  именно  в  Бацеле,  где  и  провел ночь.  На  заре  он  выехал  в
Бад-Голлен.  Про  себя Бартльбум  уже  обручился с Анной Анкер,  художницей.
Остановился  он в Зуцере, небольшом селении в двух верстах  от  Поцеля.  Там
Бартльбум   окончательно  уяснил,  что  по  характеру  скорее  подходит  для
Элизабет, пианистки. В  дальнейшем он поочередно курсировал между  Альценом,
Тоцером,  затем Бальценом,  потом Фацелем, оттуда,  по  порядку,  Пальценом,
Рульценом,  снова  Альценом  (в  третий  раз)  и  Кольценом. Местные  жители
постепенно  пришли  к  убеждению,   что  это   явно  ревизор   из  какого-то
министерства. Повсюду Бартльбума  принимали  с большим  радушием.  Например,
когда он в третий  раз появился  в Альцене, его  уже встречали представители
городской  управы. Но  Бартльбум  не очень-то на  это смотрел. Он  не  любил
формальностей.  Простым   он  был   человеком.  Бесхитростным,   цельным.  И
справедливым. Кроме шуток.
     Ну да ладно.
     Все это, однако, не  могло продолжаться  до  бесконечности. Несмотря на
радушие горожан. Бартльбум понимал, что когда-нибудь в этой истории придется
поставить  точку.  И после десяти дней  вдохновенного  мотания надел строгий
костюм  и  решительно  направился в сторону Бад-Голлена.  Жребий брошен:  он
будет жить с художницей. Бартльбум прибыл в город под вечер. Был праздничный
день.  Анны  Анкер  нет  дома.  Но  скоро  она вернется. Я  подожду,  сказал
Бартльбум, расположившись в одной из  комнат. И тут, словно  вспышка молнии,
перед  его мысленным  взором мелькнуло ясное  и  гибельное видение: шкатулка
красного дерева. Изящная  вещица  поблескивала на фортепиано в доме Анкеров.
Он забыл ее  там. Обычным  людям,  таким, как я, понять это нелегко. Загадка
высоких  умов,  вещь,  так  сказать,  в  себе,  шестеренки  гения, способные
совершать немыслимые кульбиты и грандиозные проколы. Бартльбум был из такого
десятка. Проколы -- дальше некуда. Но Бартльбума это не смутило. Он встал и,
сообщив, что вернется  позднее, остановился на  ночлег  за городом. Назавтра
Бартльбум  выехал в  Голленберг.  Он породнился с  этой дорогой, стал, можно
сказать, ее знатоком.  Откройся где-нибудь такая университетская кафедра, на
которой изучали бы дорогу на  Голленберг, бьюсь  об заклад, это была бы  его
кафедра. Беспременно.
     В Голленберге все прошло крайне гладко. Шкатулка была тут как тут.
     --  Я  охотно  прислала бы вам ее, но,  право, не знала куда,-- сказала
Элизабет  Анкер  голосом,  который   соблазнил   бы  и   глухого.  Бартльбум
пошатнулся, но устоял.
     -- Пустяки, не стоило беспокоиться.
     Бартльбум поцеловал ей руку и откланялся.  Всю ночь он не  смыкал глаз,
однако  ранним  утром  без опоздания вышел к первому экипажу на  Бад-Голлен.
Путешествие выдалось  славным. На каждой стоянке  ему  устраивали оживленный
прием.  Люди  в  этих  краях  общительные, лишними  вопросами  не  задаются,
встречают тебя с  открытой душой, вот и прониклись  они к Бартльбуму  самыми
нежными чувствами. Места там, правда, безобразные донельзя -- что поделаешь,
-- зато люди, люди отзывчивые, как в старые, добрые времена.
     Ну да ладно.
     С Божьей помощью Бартльбум добрался до Бад-Голлена, вместе со шкатулкой
красного дерева, письмами  и  прочим. Вернулся в  дом  Анны  Анкер  и  велел
доложить  о  себе. В это время  художница писала  натюрморт:  яблоки, груши,
фазаны  и  все  такое;  фазаны,  понятно,  мертвые;  короче,  натюрморт  как
натюрморт. Художница легонько склонила головку набок.  Волосы цвета воронова
крыла ладно обрамляли миловидное личико. Если бы рядом стояло фортепиано, ее
запросто можно  было бы  принять за  ту,  другую, что из Голленберга. Но это
была она, та, что из Бад-Голлена. Я  же  говорю:  как две  капли воды. Дивны
творения  матери-природы,  особенно когда  расстарается. Умом  не  охватишь.
Кроме шуток.
     -- Профессор Бартльбум, какой сюрприз! -- заверещала она.
     -- Добрый день,  мадемуазель Анкер, -- отозвался  он  и тут же добавил:
--Анна Анкер, не так ли?
     -- Да, а что?
     Профессор действовал наверняка. А то мало ли что.
     -- Чему я обязана счастьем видеть вас?
     -- Вот чему, -- серьезно ответил Бартльбум. Он поднес шкатулку красного
дерева вплотную к Анне Анкер и поднял крышку.
     -- Я ждал вас, Анна. Я ждал вас долгие годы.
     Художница протянула руку и захлопнула крышку.
     -- Прежде чем мы продолжим  наш разговор, я хотела бы сообщить вам одну
вещь, профессор Бартльбум.
     -- Как вам будет угодно, моя ненаглядная.
     -- Я помолвлена.
     -- Ну да?
     -- Шесть дней назад я обручилась с подпоручиком Галлегой.
     -- Прекрасный выбор.
     -- Благодарю.
     Бартльбум мысленно вернулся на шесть дней назад. В тот день, по пути из
Рульцена, он остановился в Кольцене, а затем  отправился в  Альцен.  Короче,
самый  пик  его  странствий.  Шесть  дней.  Шесть  злосчастных  дней. Кстати
сказать,  этот Галлега был  законченным  паразитом, доложу  я вам, абсолютно
никчемным,  а  где-то  даже  и  вредоносным  существом.  Убожество.   Полное
убожество.
     -- Будем продолжать?
     --  Думаю, не стоит,-- промолвил  Бартльбум,  убирая шкатулку  красного
дерева.
     По дороге  в  гостиницу  профессор  начал  беспристрастно анализировать
создавшуюся ситуацию и пришел к выводу, что возможны два варианта (замечено,
что к подобному выводу приходят довольно часто,  поскольку  обычно вариантов
именно два, ну от силы три):  либо случившееся было досадным недоразумением,
и  тогда  Бартльбуму  следовало  вызвать упомянутого  подпоручика Галлегу на
дуэль  и  таким  образом  отделаться  от  него;  либо это был  знак  судьбы,
великодушной судьбы, и тогда ему надлежало поскорей вернуться в Голленберг и
жениться на Элизабет Анкер, незабываемой пианистке.
     Отметим попутно, что Бартльбум ненавидел дуэли. Просто терпеть не мог.
     "Мертвые фазаны..." -- подумал он с отвращением.  И решил  ехать. Заняв
привычное  место  в  первом  утреннем  экипаже,  Бартльбум  снова  выехал  в
направлении Голленберга. Профессор  пребывал в  ясном  расположении  духа  и
благодушно  воспринимал радостные изъявления чувств в свой адрес  со стороны
жителей Поцеля,  Кольцена, Тоцера, Рульцена,  Пальцена, Альцена, Бальцена  и
Фацеля.  Милейшие люди,  как  я говорил.  Под  вечер Бартльбум явился  в дом
Анкеров. Одетый с иголочки и, разумеется, со шкатулкой красного дерева.
     -- Я к мадемуазель Элизабет, -- сказал он  с некоторой торжественностью
лакею, отворившему дверь.
     -- Барышни нет, сударь. Нынче утром уехали в Бад-Голлен.
     С ума сойти.
     Быть может, человек иного склада и разумения повернулся бы  да и сел  в
ближайший  экипаж  на  Бад-Голлен. Человек  неуравновешенный,  а  то и вовсе
слабонервный,  быть  может, окончательно  сломился  бы  и  впал  в  глубокое
отчаяние. Но  Бартльбум был  натурой цельной  и  стойкой,  а  потому  умел с
достоинством сносить нещадные удары судьбы.
     Бартльбум, наш с вами Бартльбум, рассмеялся.
     И  не  просто  рассмеялся, а  покатился  со  смеху,  сложился  пополам,
остановить его  не было никакой  возможности, он  хохотал во  все горло,  до
слез,  до икоты, до упаду,  до изнеможения.  Прислуга дома Анкеров  даже  не
знала, что  предпринять, уж они и так и эдак: ничего не помогает,  Бартльбум
реготал  без удержу, едва  не лопаясь от смеха;  а  ведь  такой беспричинный
смех,  известное  дело, заразителен:  прыснет  один, глядишь, за  ним  и все
остальные -- так  и  зайдутся от смеха,  точно смешинка в рот  попала, прямо
чума; вроде  бы  и хочешь  казаться серьезным, да какое  там, не удержишься,
прорвет, это уж  точно. Так что слуги попадали со смеху один за другим, хотя
для них, между нами говоря, ничего смешного не было, им-то весь этот конфуз,
ну ни с какого боку, наоборот: долго  ли до беды;  но нет --  захихикали как
миленькие, залились, затряслись, загоготали, в штаны напустить можно, доложу
я вам, чуть зазевался --  и  готово  дело.  Через некоторое время Бартльбума
взвалили   на  кровать.  Но   и  в  горизонтальном  положении  он  продолжал
содрогаться    от    хохота:   восторженного,   щедрого,   чудодейственного,
прорывавшегося сквозь  всхлипы и слезы,  неудержимого  и  неправдоподобного.
Спустя полтора часа Бартльбум все еще трясся, не умолкнув ни на  миг. Вконец
обессилевшие  слуги  выскакивали  из дому, чтобы не  слышать  заразительного
бартльбумовского фырканья; они улепетывали кто куда, надсаживая бока, давясь
и  корчась от мучительных приступов неуемного гогота; бежали опрометью, лишь
бы уцелеть;  сами  понимаете, теперь это был для  них вопрос жизни и смерти.
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 13 14 15 16 17 18 19  20 21 22 23
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама