Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Expedition SCP-432-3 DATA EXPUNGED
Expedition SCP-432-2
Expedition SCP-432-1
SCP-432: Cabinet Maze

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Николай Прокудин Весь текст 740.03 Kb

Конвейер смерти

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 5 6 7 8 9 10 11  12 13 14 15 16 17 18 ... 64
вступлении в должность комбата заставили обрезать!
— А вы их что измеряли линейкой? — улыбнулся я ехидно.
— Тьфу  ты! —  сплюнул  комбат  презрительно. — Я ему о серьезном деле, о
своей  беде  и  печали!  А он шуточки шутит! Да, измерял! Представь себе!
Хотел  до  двадцати  вырастить.  Сорвали  мой эксперимент. Афганцы-то как
уважительно всегда разговаривали, восхищались! И что? Начпо твой любимый,
Севостьянов, на заседании аттестационной комиссии заявляет: «Подорожник —
хороший  начальник  штаба  и  неплохо  исполняет  обязанности комбата. Но
доверить  батальон  офицеру  с  такими  шутовскими  усами  мы  не можем!»
Шутовскими!  Это  же надо было так сказать! Я ваше политплемя после этого
окончательно  перестал  уважать.  Подводя  итоги  собеседования, командир
дивизии  нахмурился и промолвил, что собственных возражений у него против
моих  усов  нет,  но  мнения  Севостьянова  не  учесть не может. Дали мне
времени  два  дня  на  обдумывание.  Выпил  я  два стакана водки и сказал
«стюардессе»:  «Режь!»  Половины  усов  как  и не бывало. Остались жалкие
обрезки  былой  гордости!  Пожертвовал  ради должности! Подорожник тяжело
вздохнул и, расстроившись, закурил.
Мы  с  Артюхиным  переглянулись,  но промолчали. Василий Иванович, нервно
притоптывая  носком  туфли  по  асфальту,  выкурил  сигарету  и произнес,
примиряясь с неизбежным:
— Так  тому  и  быть!  Ладно, Ростовцев, тебя я знаю как облупленного, со
всех сторон. А кого еще пришлют — неизвестно. Одно условие: сбрей вот эту
гадкую  растительность  под  носом.  Не  даны  природой  усы и не пытайся
вырастить.  Борода у тебя бывает неплохая, подходящая. Но эти волосенки —
просто  гадость, пародия! Удали и приступай к обязанностям. Принимай дела
и должность!

Что  ж,  действительно,  раз  мои  попытки что-то приличное взрастить над
верхней  губой  не удались, значит, я без малейшего сожаления могу сбрить
свои  усы.  Вопрос  далеко  не  принципиальный. Принципиально другое: как
вести себя с друзьями-приятелями?

Разглядывая  себя  в  зеркале,  я  намылил  помазок,  провел им по щекам,
подбородку и начал мужественно снимать растительность с лица.
В  душевую,  напевая  украинскую  песню,  вошел  погрузневший в последние
месяцы   Мелещенко.   Жирок  несколькими  складками  свисал  по  бокам  и
перекатывался  на стороны, а животик слегка оттопыривался, будто на пятом
месяце беременности.
— О! Никифор! Избавляешься от мужской гордости? — ухмыльнулся он, намекая
на предстоящую потерю усов.
— Чего  не  сделаешь  ради должности замкомбата! Выполняю главное условие
для продвижения по служебной лестнице.
— Хм!  Я  бы  не только усы сбрил, но и что-нибудь кому-нибудь лизнуть, —
вздохнул Микола.
— Лизни мне, и я уступлю должность замполита нашего батальона, — хохотнул
я.
— Как!  Что  я  слышу?  Ты  уже  замполит  батальона? —  вытаращил  глаза
Мелещенко и шумно выдохнул воздух.
— Расслабься, я тебя еще не имею. Пока… Но впредь веди себя хорошо, — и я
похлопал  успокаивающе  его  по  широкой  спине,  довольный произведенным
эффектом. — Приседать и гнуть спину при моем появлении не обязательно.
Новость сразила Николая наповал.
— Ну  почему  такая  несправедливость? Ты самый отъявленный оппортунист и
антисоветчик, который мне встречался в Советской Армии! Тебе чужды идеалы
социализма,   постоянно   насмехаешься  над  руководителями  партии,  над
государственным устройством!
— Почему  не  доложил,  не  донес, раз так возмущен? — удивился я. — Если
тебя  это  так  задевает  и  раздражает то, что удерживало от этого? И, в
конце  концов,  если  ты хотел ускорить свой должностной рост, то не надо
жрать водку и самогон каждый день!
— Не  знаю,  почему  не  сообщил,  куда  следует?  Определенно  надо было
настучать  особистам.  Тогда никому не взбрело бы в голову лепить из тебя
Героя  Советского Союза! Но я думаю, ты себе шею еще свернешь, — произнес
Николай  и  ушел, громко хлопнув входной дверью. Ну вот, мнение одного из
сослуживцев стало известно. Жаль, что произошел такой нехороший разговор.
Вместе  с  Коляном  с  первого дня войну хлебаю. Парень он малограмотный,
туповатый, но не подлый и компанейский.

Реакция  Сбитнева была вовсе удивительна. Володя ругался минут пять. Крыл
матом начальников, вплоть до Министра Обороны.
— Забрали  Мандресова,  Грымов  сбежал  в  горы  на  пост,  замполита  на
повышение  выдвигают, Бодунова в Союзе могут в тюрягу упечь! С кем в рейд
идти?
— Володя,  не  гони  волну.  Приказа о назначении еще нет, и на мое место
кто-то  придет.  Мандресову  вот-вот  будет замена. Да и я пока никуда не
ушел. Вдруг начальство в последний момент передумает.
— А  раз  приказа  нет,  то  заступаешь сегодня со мной в наряд по полку,
помощником дежурного.
— Спасибо за доброту, — с напускным смирением я.
— Пожалуйста. Не подавись, — буркнул Володя и вышел из канцелярии.

— Никифор,  ты,  наверное,  в  последний  раз «помдежем» заступаешь перед
повышением. Поэтому напоследок я над тобой поиздеваюсь, — произнес Володя
попивая  «Нарзан».  Он  сидел  за  пультом  дежурного  и  нахально скалил
позолоченные зубы.
— Вова,  вряд ли у тебя это получится, могу и послать подальше, — ответил
я, глотая прохладный «Боржом».
В дежурку ворвался начальник штаба полка и с порога дико заорал:
— Сбитнев! Тебя из Генерального штаба разыскивают! Сними трубку и ответь!

Ошуев  стоял  в  дверном  проеме  и  пытался вникнуть в смысл разговора с
Москвой.
— Здравствуйте, дядя Вася! — поздоровался в трубку смущенный Сбитнев. — У
меня  все  в порядке. Не болит. Нет. Нет. Нет! Не беспокойтесь. Да как-то
неудобно  просить.  Хорошо.  Тете  Кате  привет.  Маме  скажите,  чтоб не
переживала. Да. Да. Ну, конечно, берегу себя. Никуда я не лезу, на боевые
не хожу, берегу зубы и голову. До свидания!
Начальник  штаба,  осознав,  что  это обычный частный разговор, по личным
вопросам, молча вышел и закрыл за собой дверь.
— Ну,  ты,  Вован,  даешь!  Переполошил  штаб  полка! Генштаб на проводе!
Складывается  такое  впечатление,  что  из  столицы советуются со старшим
лейтенантом  Сбитневым  по  тактике и стратегии ведения войны в Афгане, —
произнес я иронично.
— Хм…  Могли  бы,  и  посоветоваться, я плохого не подскажу. Объясню, как
войну  окончить  и  домой убраться целехонькими! — ответил очень серьезно
Володя.
— Тебя  за  этакие  речи  маршалы  сразу  разжалуют в рядовые и со службы
попрут.  Ты только подумай, сколько народа вокруг воюющей армии кормится!
Сколько  на  нашей  крови,  на  солдатском поту карьер выстроено, высоких
должностей получено, званий, орденов. Не покидая кабинеты и не выезжая за
пределы  Кабула,  штабные  куют  свое  светлое  будущее. Министр Обороны,
начальник  Генштаба, Главком стали Героями Советского Союза, а помимо них
еще  десяток генералов. А сколько украдено материальных ценностей? Многие
себе  и  детям  будущее  обеспечили.  Армия  в  мирное  время  (по мнению
гражданских   «шпаков») —  это  балласт  общества.  Но  вот  организовали
маленькую  войну,  напомнили  о  себе,  доказали  свою необходимость — и,
пожалуйста,  расходы  на  вооруженные силы возрастают на порядок. Штатная
численность  увеличивается, генеральские и маршальские звания штампуются,
заводы гудят от напряжения, загруженные заказами на вооружение, технику и
боеприпасы.   А   гибель  одного  солдата  или  даже  нескольких  тысяч —
малозначительный эпизод. В нашей стране руководители всегда говорят: бабы
новых  солдат  еще  нарожают.  Главное —  политическая или идеологическая
целесообразность! И она заключается в расширении лагеря социализма любыми
путями и по всему миру.
— Никифор!  А ты действительно, как любит балакать Мелещенко, диссидент и
оппортунист, — улыбнулся ротный.
— Нет,  я  просто здраво мыслю. Боюсь, что страна надорвется и лопнет. Не
выдержим    гонки    вооружений,    не    осилим    поддержку    мирового
национально-освободительного движения в Азии, Африке и Латинской Америке.
Мы  считаем  своим  долгом  каждого, кто вчера слез с пальмы, а на завтра
объявил  о построении социализма, поддерживать изо всех сил. Однажды наша
военная мощь может рухнуть.
— Если силы и мощь страны иссякнут, главное — успеть отсюда выбраться. Не
то  «духи»  захватят  Саланг  или  взорвут  мост  у Хайратона — и абздец!
Придется  остаток  жизни  или  овец  пасти  в горах, или каналы рыть, или
восстанавливать  виноградники.  Тебе особенно! Я приму ислам и непременно
расскажу  афганцам,  сколько  Ростовцев  сжег  сараев и хибарок сломал! —
рассмеялся Сбитнев.
— Не  успеешь!  Они  тебе обрезание начнут делать с «конца», а закончат в
районе  горла. Как-никак командир рейдовой роты! Каратель! — улыбнулся я,
а затем через пару минут молчания осторожно спросил: — Ты с кем болтал-то
по телефону?
— С мужем родной сестры моей мамы. Дядя Вася, адмирал. Служит в Генштабе,
в  одном из Главных Управлений. Он еще зимой, после моего ранения, вместе
с  матерью прилетел в госпиталь и предлагал помочь остаться в Ташкенте. Я
отказался.  Неудобно  было  перед вами, балбесами. Вы тут будете потеть в
горах,  жизнью  рисковать, а я вроде бы друзей предаю. Бросаю на произвол
судьбы  свою роту. Отказался. Дядька ругался, материл очень сильно. «Мало
одной  дырки, —  говорит, —  в башке, еще хочешь? Мать не переживет твоей
смерти,  одна  останется  на  белом  свете!» Я же улыбался и отшучивался.
Шашлыка не наелся из баранины, не все горы покорил, орденов мало получил.
Снова  сейчас  спрашивал:  не  передумал  ли? Нужна помощь или нет? Хотел
сказать:  нужна!  Оставьте  замполита  в  роте,  не  дайте ему стать моим
начальником! Но пожалел тебя, олуха.
— Ах,  ты,  гад!  Спишь  и  видишь,  как  бы  меня  извести,  замучить! —
возмутился я.
— Конечно!  Кому  охота,  чтобы бывший подчиненный командовал. Но мы тебя
всегда  на место поставим. Найдем способ напомнить, под чьим руководством
вырос, кто был первый наставник.
— Не первый, а второй. Первый — капитан Кавун!
— Неважно!  А  пока  служим,  как  и  прежде  идем в рейд вместе. Я тобой
покомандую напоследок!

Утром  как гром среди ясного неба — объявили начало вывода войск! Неужели
долгожданный  конец  войне?  Командир  полка  распорядился  о  проведении
совещания  через  час  и  умчался  в  штаб  армии.  Убежал  к «уазику» на
предельной  скорости,  которую  позволяет  развить  тело массой сто сорок
килограммов. По возвращению сообщил офицерам:
— Товарищи!  Через два месяца начинается частичный вывод подразделений из
Демократической Республики Афганистан!
Далее  подполковник  Филатов  продолжил свою речь, перейдя с возвышенного
слога к «человеческой речи»: 
— Нас, долбое…в, он не касается.
«Ох-ох!» — прошли по рядам вздохи горечи и сожаления.
— Полку  выпадает  почетная  миссия  принять  Правительственную комиссию,
которая  прибудет  для  контроля  над  этим  торжественным,  историческим
событием.  И если какой-нибудь чудак на букву «эм», на порученном участке
работы  по  встрече  комиссии  что-либо загубит, то пожалеет, что на свет
родился. Откуда вылез — туда и засуну обратно!
Из  зала  послышался  тихий голос, и в воздухе повисла вопрошающая фраза:
«Интересно куда и как?» Филатов напряженно всматривался в зал.
— Кто  посмел  п…еть?!  А?!  Помощник  начальника штаба, это ты? — сурово
спросил Иван Грозный у худощавого капитана Ковалева.
— Никак нет, — ответил Ковалев, бледнея и сьеживаясь.
— Значит,  не  ты?  Но  мне  показалось, твой умный голосочек раздался из
зала.  В  документах — неразбериха! Штатно-должностная книга полка словно
филькина грамота: ничего не поймешь! А он тут вякает!
— Товарищ  подполковник, ШДК заполнена согласно правилам и требованиям. В
ней полное соответствие.
— Ах,  соответствие?!! —  рассвирепел  Филатов. —  Да  у  вас  до сих пор
покойный Буреев начальником ГСМ числится! А он месяц назад застрелился, и
нового прислали давно! И зам по тылу в полку все еще Ломако! Подполковник
Махмутов,  штаб  не считает вас руководителем тыла! Командир полка ехидно
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 5 6 7 8 9 10 11  12 13 14 15 16 17 18 ... 64
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама