Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
TES: Oblivion |#8| Mythic Dawn and Arena
Unexpected happiness
Final for humanity - |AOT|
TES: Oblivion |#7| Memories of the past

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Николай Прокудин Весь текст 740.03 Kb

Конвейер смерти

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4  5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 64
повела.
— Сударыни, продайте, пожайлуста, упаковку лимонада! — попросил я.
— Нет,  нельзя.  Правила  для всех одни — две баночки в одни руки! Чем ты
лучше? — презрительно ответила продавщица.
— У  меня  сегодня  знаменательная  дата —  двадцать  пять  лет  и звание
старшего   лейтенанта   получил, —   попытался   я  убедить  непреступных
«девушек».
— У  всех  каждый  день даты и поводы, а потом с этими упаковками бегут в
дукан афганцам сдавать. Спекулянты! — надменно ответила Рита.
— Ах  ты,  каналья! Как вольняги — гражданские отовариваются каждый день,
так это по правилам? — возмутился я. — Продукты ящиками выносят.
— Я  же  сказала,  лишнего  ничего!  Два «Боржома», две банки «Si-Si», по
банке салата и огурчиков, шпроты. И гуляй. А еще командованию доложу, что
грубишь.
— Тебя по-человечески просят, — нахмурился я.
— Клава, ну совсем одолели эти просители, — обратилась она к напарнице. —
Никакой совести. Надо командиру сообщить.
— Не   тебе   о   совести  говорить, —  оборвал  я  ее. —  Если  спишь  с
замкомандира, так это не значит, что ты стала «полковой королевой».
— Ах  так,  вообще  ничего не получишь! У нас переучет. Покинь магазин! —
рявкнула Клава, и обе продавщицы демонстративно ушли в подсобку.
У  заразы, подстилки! Пользуются своим постельным положением. Одна спит с
Губиным, другая — с особистом, ничем их не прошибешь!
Я уныло брел по дорожке, злой и обиженный. Как унизили, дряни! Что с ними
сделаешь,  не  витрины  же  бить?  Шел  я,  шел  и  наткнулся на комбата.
Столкнулся,  можно  сказать,  нос  к  носу.  Он что-то гневно выговаривал
Лонгинову,  по  кличке  Бронежилет!  Лонгинов  нервно  мял в руках кепку,
правое  колено  у него дергалось, а лицо постепенно покрывалось багровыми
пятнами.
Я  резко затормозил и хотел было дать задний ход, чтобы обойти начальство
стороной, но оказался в поле бокового зрения Подорожника.
— О-о-о!  Комиссар! —  воскликнул  он  громко  и начал изображать из себя
Тараса Бульбу, залихватски подкручивая при этом длинный ус: — Иди сюда! А
поворотись-ка,  сынку, дай-ка я на тебя погляжу! Сергей Николаевич, идите
и  подумайте  над  тем,  что  я вам говорил, — сказал комбат, обращаясь к
Лонгинову,  и  вновь накинулся на меня: — Экий ты смешной! В тельняшке, в
кроссовках! Совсем лейтенанты распустились!
— Старший лейтенант, — поправил я его осторожно.
— Ага-а-а!  Уже  и  старший  лейтенант! О-о! Какие чудеса произошли в мое
отсутствие!  Я  знал  Ростовцева  как  разгильдяя  и  демагога,  а кто-то
разглядел  в  нем  Героя  Советского  Союза!  Могли бы и более достойного
найти, хотя бы Арамова или Жилина.
— Хотели вас, товарищ майор, а я, так получилось, перебил, перехватил.
— Хамишь? —  нахмурился  Василий  Иванович. —  От  рук  отбились!  Только
приехал  из  Союза  и сразу на отсутствие уважения нарвался! Забываешься!
Зазнаешься, никак?
— Нет.  Вы  шутите,  и  я  шучу, —  вкратчиво  ответил  я,  ожидая взрыва
негодования.
— Во-первых, с начальством шутят только после разрешения на это!
— Виноват! — и я приложил руку к козырьку.
— А  во-вторых,  как  говорил мой земляк, Тарас Бульба, я тебя породил, я
тебя  и  убью! Хто бы мог подумать полгода назад, шо из тебя Героя станут
создавать!  А?  В  самом  страшном  сне  во  время  отпуска  мне такое не
привиделось! То-то я думаю, что это мне плохо спится у тещи в Ташкенте. А
это,  оказывается,  сюрприз  меня  ждет  на службе. Когда Артюхин мне эту
новость сообщил, я вначале рассмеялся, думал, шутит. Потом поразмыслил на
досуге  и  осознал  глубину кризиса в батальоне. Ветераны уходят и, кроме
тебя,  Героем  сделать некого… Если бы я в это время находился в полку, а
не  в отпуске, то такого б, конечно, не случилось. В лепешку разбился бы,
но  Героем  стал  бы Баходыр. Но раз так уже случилось, то и соответствуй
званию.  Приведи  себя  в  порядок,  смени  х/б, туфли купи новые, брейся
каждый  день,  тельняшку эту старую, дырявую сними. Теперь от меня пощады
тем  более  не  жди!  Образец  для подражания! Ха! — Подорожник, хмыкнув,
отошел к стоящим в сторонке и ждущим аудиенции заместителям.
Радуясь,  что  комбат  от  меня отцепился, я широкими прыжками помчался в
казарму.

— Где   колониальные   товары? —   встретил   меня  в  дверях  канцелярии
возмущенный Острогин. — Я ему денег выделил, а он до коллектива ничего не
донес! Куда девал еду?
— Никуда я ничего не дел. Не продали.
— Как это так?
— Я  хотел  взять  упаковку  «Si-Si»,  меня  обозвали спекулянтом, ну я и
обругал торгашек подстилками. Они обиделись и закрылись, — ответил я.
— Тьфу,  черт! Ничего замполитам поручить нельзя! — возмутился Сбитнев. —
С женщинами нужно ласково, по-доброму! Подход необходим! Такт!
— Ежели ты такой умный и тактичный, то иди и купи все, что нужно. Я сунул
чеки   в   руку   командиру   роты  и,  насупившись,  принялся  писать  в
многочисленных тетрадях и журналах данные за последний месяц.
Володя  вернулся  через  час.  Ворвался  в  канцелярию с лицом в багровых
пятнах и потный как после «марафона».
— Вовка!  Ты  что  этот час на продавщицах скакал? — хохотнул Острогин. —
Весь в пене и мыле!
— Ник! Ты почему не предупредил, что Подорожник в полк вернулся? — заорал
с порога командир.
— А   никто   и   не   спрашивал, —   ухмыльнулся   я   и  сделал  смелое
предположение: —  Наверное,  не  Вовка  на девчатах резвился, а комбат на
нем.  Он  вначале  трахнул  Лонгинова, затем меня, а на десерт, очевидно,
Володя, попался.
— Ты,  Никифор,  сам  у  меня  десертом будешь. Мало того, что я унижаюсь
перед  этими  девками, оправдываюсь из- за тебя, теперь еще и от Чапая по
полной  программе  схлопотал.  И  за  твой  внешний вид, и за Героя, и за
шуточки. Свалился на мою голову «героический подарочек».
— А чем не нравится подарочек-то? — улыбаясь, возразил я. — Еще автографы
будете просить и разрешение сфотографироваться вместе на память.
— О!  Этого  добра  у  нас  и без всяких просьб завались. Твоя физиономия
присутствует на каждой фотографии, — пискнул из дальнего угла Ветишин.
— А  будешь  плохо  себя  вести,  настучим  по  твоей  вывеске, и станешь
нефотогеничен, фотографироваться больше не сможешь, — пообещал Острогин.
— Серж!  Тебе  после  таких  слов  автограф  дам  не  менее  чем  за ящик
«Борожоми».  Кстати,  где  наша обещанная упаковка лимонада? Кто говорил,
что  я должен учиться у командира роты? — воскликнул я, укоризненно глядя
на ротного.
Сбитнев  молча достал из пакета по две банки «Si-Si» и минералки, банки с
салатами, овощами, мясные и рыбные консервы.
— Жрите, гады, пользуйтесь моей добротой! — мрачно произнес Володя.
— Хорошо  быть  добреньким  за  чужой  счет, — обиделся Острогин, пытаясь
напомнить, за чей счет этот банкет.
— Эх,  ты, горе-наставник, неудачник! Такой убогий набор и я бы принес, и
без ругани с этими суками, — поддержал я недовольство Сергея.
— Жрите,  что  дают!  Ты испортил отношения с торговлей до такой степени,
что роте скоро и сборник речей со съездов партии не продадут. Точно. А уж
он  наверняка понадобится для проведения политзанятий! — под дружный смех
офицеров продолжал язвить Сбитнев.
— Ник! Чего они подкалывают именинника? — притворно возмутился Бодунов. —
Дай  им  по физиономиям. А я тебя поддержу! Одни негодяи вокруг! В отпуск
не  отправляют,  старшего  прапорщика  не  дают, бумаги на орден вернули!
Только замполит — душа-человек.
— Мы  будем  пировать  или  нет? — подал голос Ветишин. — Или так и будем
продолжать насмехаться друг над другом?
— Будем есть! — ответил я. — Налетай на дармовое, точнее на острогинское!
Хороший человек наш граф-графин!
— Наконец-то помянули меня добрым словом, — обрадовался Серж.
Банки-баночки  и  бутылки-бутылочки  с  шумом,  скрежетом,  треском мигом
раскрылись.  Их содержимое забулькало, захрустело и в один момент исчезло
в желудках.
— Уф-ф!  Хорошо! — выдохнул, насытившись, Ветишин. — Что бы мы делали без
тебя, Серж?
— Вот-вот, сукины дети. Помните о благодетеле! — воскликнул Острогин.
— Слышь,  благодетель! А шампанское, коньяк и сухое вино организуешь? Или
слабо? — поинтересовался я. — Ты ведь обещал через посольство достать!
— Опять за мой счет! — В голосе Сержа звучало благородное негодование.
— Да  нет,  я сейчас пойду у начфина получку вперед попрошу, — успокоил я
взводного.
— Беги,  получай  деньги,  организуй транспорт, остальное — мои заботы, —
жмурясь как сытый кот, произнес Острогин.
— Уже убежал, — сказал я и вскочил со стула.
— А  командира  как  будто  тут  и  нет!  Для приличия разрешения, может,
спросите? Отвечать за вас ведь мне придется! — рассердился Сбитнев.
— Спрашиваем разрешения! — произнес я с напускным подобострастием.
— Ну, так и быть, езжайте! — смилостивился ротный.
— Вот спасибо, дорогой! — улыбнулся Острогин. — Век не забудем.
— Интересно,  а  чего  это  Лонгинова  комбат  сегодня драл, как сидорову
козу? —  задал  я  риторический  вопрос  сам  себе. —  Меня  и Сбитнева —
понятно, для порядка и из неприязни. А Бронежелета?
— Да  как  это  за что? — откликнулся вошедший в канцелярию роты командир
взвода  связи  Хмурцев,  услышав  мой  вопрос. — Как за что? А за все! По
моему  науськиванию. Я настучал! Мало орать — морду бить надо. Если б был
уверен,  что  справлюсь  один на один, так и сделал бы. Но больно здоров,
скотина!
— А что случилось? — заинтересовался Сбитнев.
— Вчера на марше двигатель на машине греться начал. Я скомандовал Вовке —
механику,  чтоб тот остановился, сбросил обороты, открыл ребристый лист и
постоял немного. Лонгинов вмешался — самый умный ведь! Минут пять прошло,
командует   механику:   «Открывай  крышку  радиатора,  воды  доливай».  Я
останавливаю:  мол, двигатель еще не остыл, ошпарится. А Бронежилет орет,
что  надо быстрее догонять колонну. Погребняк, солдат молодой, испугался,
растерялся,  крышку открыл, паром лицо и руки ошпарил. Я к нему на помощь
бросился  и  вот  тоже ладонь обжег. — Вадик показал перевязанную кисть и
продолжил: —  Хорошо  у  бойца  глаза  целы  остались.  Вовку в госпиталь
отвезли: сильные ожоги. Машину — в ремонт. Подорожник вне себя от злости.
Лонгинов его земляка загубил, а Иваныч только что у родителей этого бойца
гостил.  Нет,  Семен —  гад,  точно  в  табло от меня получит! Настроение
будет, я ему этот случай припомню. Сверну его длинный «клюв» на бок.
— Правильно! —  поддержал  я Вадика. — Если бить, то только в шнобель. Он
ведь  не только «бронежилет ходячий», но и «бронеголовый», каску почти не
снимает.  И надет ли на нем бронник под х/б, не поймешь. Не дай бог, руку
об  броню  сломаешь.  Бронежилет — он и есть Бронежилет. Кличка верная на
сто процентов, — закончил я обсуждение Лонгинова под смех офицеров.

На  санитарной машине мы выехали в Кабул на «экскурсию». Я уговорил врача
Сашку Пережогина заехать к советскому посольству, сделать небольшой крюк.

— Нужно потом за вами возвращаться? — поинтересовался лейтенант-медик.
— Конечно!  Мы  что пешком пойдем? Если нам головы отрежут, тебе доставит
удовольствие их пришивать? — спросил Острогин.
— Нет, что вы. Конечно, нет! — замахал руками лейтенант.
— Тогда  забери,  не забудь! — похлопал я Пережогина по плечу, вылезая из
«уазика».
Я  второй  раз  оказался  возле  советского посольства. Впервые был здесь
ровно год назад. Впрочем, ничего не изменилось за это время. Та же стена,
тот  же  БРДМ.  Афганские  «сарбосы»  в блиндаже у ворот, наши солдаты за
забором.  До  стены —  Азия  и  средневековье,  за  ней —  тоже  Азия, но
современная,  советская. Что ж, подышим воздухом Отечества. На территорию
Родины  нас, к глубокому сожалению, не пускали. Рылом не вышли. Много тут
таких  вояк  вокруг  болтается. «Натопчут и еще что-нибудь стащат, — так,
наверное, мыслят дипломаты.

Мимо  снуют  машины,  ходят  горожане. На каждой женщине чадра и паранджа
разных  цветовых гамм. Что-то они, эти цвета, означают, но что — не знаю.
Говорят, по ним можно определить возраст и национальность той, что в этом
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4  5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 64
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама