Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-127: Живое оружие
StarCraft II: Wings of Liberty |#17| Media Blitz
StarCraft II: Wings of Liberty |#16| Supernova
DARK SOULS™: REMASTERED |#14| Gravelord Nito

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Женский роман - Различные авторы Весь текст 345.56 Kb

Рассказы о любви разных авторов

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 4 5 6 7 8 9 10  11 12 13 14 15 16 17 ... 30
когда-нибудь потом, через много наших встреч  и  разлук,  она  прошепчет
пятнадцать строк, и они станут частью ее жизни.
 
   Я сжал покрепче узкую ладонь, уже и так согретую и даже слегка  вспо-
тевшую. Не слишком ли простой путь избран мною? Познать - значит мумифи-
цировать. Так было, так будет. Будет, но уже не со мной, во всяком  слу-
чае не вечно, ведь в стеклянном ящике не так много места, а заводить еще
один уже слишком хлопотно. Нет, пусть стихи полежат еще, пусть  настоят-
ся, ведь они есть продукт малопортящийся. Следовательно, речь может идти
только об инструкции, пускай узнает то, что знаю  я,  пусть  не  думает,
будто я собираюсь ее обмануть, или, не дай бог, наоборот, потерять голо-
ву и жизнь бросить ради вечной охоты за одной целью.
 
   - Я тебе хотел подарить вот это.
 
   Я переложил ее ладонь в левую руку, правой достал из кармана инструк-
цию, трижды ударив ею о воздух, развернул сокровенный труд.
 
   - Что это, стихи? - с нескрываемым разочарованием спросила она, подс-
леповато наклонившись над бумагой.
 
   Было в том движении что-то до боли знакомое (я  даже  вздрогнул),  но
настолько неожиданное и неуловимое, что лишь под утро стала ясна причина
моего испуга.
 
   - В некотором смысле. - Я загадочно улыбнулся и, сжав покрепче ее ла-
донь, добавил: - Это нужно прочесть.
 
   Да, вот так был решен основной вопрос. Двери теперь  открыты  настежь
любому урагану. Она узнает все, без намеков и иносказаний, она поймет  и
оценит мое мужество, мою  открытость,  и  я,  счастливый,  многословный,
прольюсь потоком восхищенных слов в ослепительном вихре, в  танце  запу-
танных, но не спутавшихся серебристых нитей.
 
   Но все произошло совсем не так. Все произошло как-то второпях,  глупо
и  бестолково:  внезапно,  вдруг  потерял  равновесие  вопреки  моей  же
инструкции, которую она только что прочла и на которую отреагировала од-
ним орфографическим замечанием, вследствие чего я, наверное, и  разнерв-
ничался и проявил в конце концов абсолютно неуместную торопливость и не-
последовательность. "Июлия, июлия", вот и все, на что меня хватило.
 
   А под утро мне приснился сон со страшным  концом,  от  которого  я  и
проснулся.
 
   Мне снился обрыв, и мы вдвоем стоим у самого края, но не так, как на-
кануне, а поменявшись местами - я у пропасти, а она за  моей  спиной.  И
опять меня спрашивает:
 
   - А вы летали во сне? - спрашивает тихо,  тихо,  и  также  потихоньку
вперед меня и толкает, плыви, мол, голубчик по воле  ветра.  Я  же  лечу
круто вниз вначале, а потом растопыриваю руки, как затяжной  парашютист,
и останавливаюсь. Стихает шум ветра, и я слышу только волнующий меня го-
лос:
 
   - Лети ко мне, как пух Эола.
 
   Оглядываюсь, верчу головой и никого вокруг не вижу. От огорчения  за-
бываю о руках и тут же с веселым свистом срываюсь на камни.
 
   Слышится отвратительный шлепок, и я обнаруживаю себя  на  постели,  а
звук шлепка происходит от удара упавшей на пол моей ладони. Рядом  слад-
ким сном дышит моя королева, а я, мучимый жаждой, иду босиком на  кухню.
Я долго пью из треснувшей фарфоровой кружки, глядя в посеревшее от  зим-
него хмурого света окно, и думаю над  тем,  как  непросто  пройти  пятый
этап, не испортив ни одного волшебного волоконца. Но делать нечего,  все
предопределено законом, тысячи раз проверенным до меня, и так  остроумно
мною сформулированным в форме инструкции. Все приходит к  одному  концу,
шепчу я, разглядывая тусклые блики на кончике иглы, и возвращаюсь обрат-
но в спальню. Господи, как она прекрасна  и  неподвижна,  она  будто  бы
мертва, но нет, если  присмотреться,  видно,  как  размеренно,  спокойно
вздымается ее грудь - она спит, спит, доверившись моему мастерству,  она
подозревала мой талант, и теперь ни о чем не беспокоится.
 
   Я уже приготовился к завершению пятого этапа, как вдруг  краем  глаза
замечаю в дальнем углу комнаты, у самой шторы,  контуры  знакомого  уст-
ройства. Я еще ступаю по инерции к ее телу, а мозг уже  возмущенно  про-
тестует: что это, откуда? Этого не может быть, чуть не кричу я, медленно
сворачиваю в дальний угол, где в сумеречном безжизненном свете,  прикры-
тый наполовину сползшим плюшевым покрывалом, обнаруживается почти  такой
же, как мой собственный, и все-таки немного другой, нумизматически стро-
гий и по-женски шикарный стеклянный ящик ловца тополиного пуха. Страшная
догадка мелькает в ослепленном невероятным видением мозгу, и  я  наконец
отгоняю полный бесконечных ужасов назойливый сон.
 
   Я потом часто вспоминал ту ночь, пытаясь понять, как, отчего,  почему
не сложилось, не свелось все к логическому концу. Да, все как и  полага-
ется, я проснулся под утро рядом с ней, с моей серебристой мечтой. Я ос-
торожно отогнул несколько волоконцев, встал с широкой  постели  и  сразу
направился в дальний угол с твердым намерением как можно быстрее все вы-
яснить и отделить приснившееся от реальной жизни. Я обшарил  весь  угол.
Там действительно оказался ящик, отмеченный еще накануне  вечером  краем
глаза, и в преображенном виде обнаружившийся в ночном сне. Вполне  обыч-
ная картонная коробка, полная всяческого детского хлама, -  подытожил  я
результаты утреннего осмотра и уже собрался бросить  обратно  старенький
обшарпанный пластмассовый самолетик, как услышал за спиной  строгий  го-
лос:
 
   - Что вы там ищете?
 
   Ах, отчего так обидно и резко прозвучали ее слова! Словно я есть  не-
задачливый воришка, захваченный врасплох хозяевами, а не настоящий  мас-
тер, виртуоз тополиной охоты.
 
   - Я тут, здесь, хотел... - я глупо вертел самолетиком, не смея честно
признаться в своих страхах.
 
   - Вам пора отправляться домой.
 
   -Июлия, - простонал я.
 
   - Перестаньте сейчас же, не называйте меня так никогда.
 
   - Но почему, что случилось?
 
   - Ничего не случилось, - она монотонно, почти по слогам, медленно от-
резала наш разговор от будущих неизвестных мне событий.
 
   Я молча оделся, не глядя , не поворачиваясь, словно битая собака, вы-
шел в прихожую и здесь в нерешительности остановился,  почти  ничего  не
различая во мраке. Она ножкой пододвинула мои ботинки и, кажется, сложи-
ла на груди руки, показывая всем своим видом, как тяжело  ей  ждать  эти
несколько последних мгновений. Ну,  не  молчи,  скажи  хоть  что-нибудь,
пусть не дружественное, нейтральное, молил про себя я, привыкая понемно-
гу к темноте и все отчетливее различая ее уставшее тело.
 
   - Я дрянь, - спокойно и горько сказала она, потом по-деловому  попра-
вила молнию на моей куртке и, как в том сне, легонько столкнула  меня  в
обрыв.
 
                                                             Андрей Смирягин 
 
                         ПРО РЫЦАРЯ, ЛЮБОВЬ И ЗАЙЦЕВ 
 
   Короткая юбочка, тонкая как у змейки фигурка, лицо ребенка.  Она  моя
дочка, я ее папа. Мы так договорились.
      - Папа, можно я порулю? 
      - Папа, можно я порулю? 
      - Пожалуйста, только никого не задави...                      [Image] 
      Изумленные пешеходы и водители других машин, открыв рот, 
взирают на несущийся автомобиль: руль в руках у наклонившейся к нему 
миловидной пассажирки, и безучастный водитель, жмущий вовсю на газ и лишь 
иногда на тормоз. 
      Они едут на кладбище. Нет, без шуток. Она хочет навестить свою 
бабушку - Донское кладбище, колумбарий номер двадцать, шестнадцатая секция, 
третий ряд снизу. 
      - Молодой человек, купите своей девушке цветы. 
      - Бабуля, горшочек я тоже возьму, чтобы поставить на могилку. 
      Его дочка улыбается, она очень странно улыбается, она просто корчит 
мордочку, обнажая в гримасе свои ровные, недавно подпиленные зубы. Двадцать 
лет она страдала от того, что один из передних зубов у нее неровный, а 
вчера она пошла проверяться к стоматологу, та взяла пилку и невозмутимо 
подравняла портивший ее улыбку резак. 
      - Ты представляешь,- еще долго не могла прийти в себя она,- 
американские дантисты утверждали, что здесь понадобятся дорогостоящие 
керамические надставки, а она взяла и за бесплатно подпилила мне зуб. 
      Глаза ее при этом блестят. Он любил, когда у женщины блестят глаза от 
шампанского. 
      Бабушка долго не хотела находиться. Она была профессором медицины и 
любила говорить: "Вот ты сейчас на меня кричишь, а когда я умру, будешь 
горько плакать". 
      Поплутав в лабиринте стен с рядами мемориальных досок и выцветших 
портретов, бабушку наконец нашли. Она была замурована третьей в бетонной 
нише. Кроме нее, в мраморную доску было вделано еще два портрета каких-то 
дальних родственников, судя по всему, мужа и жены. Кто они такие, дочка 
сказать толком так и не смогла. 
      Папу привлекли их имена: Вера Васильевна Молокосус и Оскар Павлович 
Пильдон. Бедная женщина, подумал он, в девичестве натерпелась с одной 
фамилией, а замужем мучилась с другой. 
      Между тем бабушка взирала на свою внучку и подозрительную плохо 
выбритую личность рядом с некоторым состраданием. Папа сразу увидел 
сходство между дочкой и ее бабушкой. Общими были их губы. Тонкая полоска 
бабушкиных и нежная влажная плоть его спутницы несомненно имели один и тот 
же рисунок. Возможно, когда-то и прах дочки вот так же будет взирать с 
надгробного портретика на свою внучку, рядом с которой будет стоять 
желающий ее мужчина, благодаря чему, эта сцена, дай Бог, и будет 
повторяться до бесконечности. 
      - Не могу себе простить, что обижала ее,- вдруг грустно призналась 
дочка, прилаживая снизу стены горшочек с цветами, которые, похоже, уже 
повидали на своем веку могил,- а она мне говорила: "Вот я умру, и ты еще 
вспомнишь обо мне". Я помню о тебе бабуля, мы еще встретимся с тобою. 
      - Что за глупости лезут тебе в голову?- изумился ее словам папа. 
      - А, неважно,- махнула рукой дочка и мило скорчила свою 
гримасу-улыбку.- Как ты думаешь, церковь сейчас открыта? 
      Папа посмотрел на часы, было около семи. 
      - Думаю, как раз начало службы. 
      Монастырская церковь встретила их неприветливо. Он никогда не умел 
креститься. Если движение рукой еще получалось достаточно хорошо, то 
последующий поклон всегда выходил как-то скованно. Возможно, все дело было 
в раннем остеохондрозе, или в том, что он не любил кланяться никому, даже 
Богу. 
      Дочка тоже отличилась перед церковной общественностью, представ перед 
Богом с непокрытой головой, распущенными вьющимися волосами, в короткой 
юбочке, непонятно как скрывающей место соединения двух длинных тонких ног и 
с голой полоской смуглого гладкого живота, слава Богу, без кольца в пупке. 
      Старушки просто выжимали их из церкви своими неодобрительно-хмурыми 
взглядами. 
      - Видишь,- сказал он усмехнувшись, когда они выходили из храма под 
сень тихого монастырского кладбища,- церковь не принимает тебя. Не понимаю, 
почему, ведь такое ангельское лицо, как у тебя, еще поискать надо. И потом 
ты так молода, что у тебя просто не может быть настоящих грехов. 
      Наивное лица дочки сразу стало задумчивым. 
      - А измена это грех?- внезапно спросила она. 
      - Смотря кому. Если твой любимый допускает твою измену, то не грех. 
Вот скажи, твоему парню будет больно, если он узнает, что ты ему изменяешь? 
 
       - Думаю, что да. 
      - Выходит, твоя измена - это грех. 
      - А если я ему изменяю только телом, а душой я с ним - это измена? 
      - К сожалению на этот вопрос я сам еще не ответил,- пожал плечами 
папа. 
      Здесь попробуем разобраться, кто кому изменяет. 
      Дочка досталась папе, можно сказать, по наследству. Наследство 
оставил один американец, который жил у него и который в свою очередь 
получил дочку в наследство от другого американца, который и был настоящим 
парнем Дочки. Ему она и изменяла. Уф! Впрочем, это еще не все об изменах. 
Все - будет впереди. 
      Итак, однажды американец сказал ему как бы в шутку: 
      - Мне хотелось бы, чтобы ты попробовал эту девочку. 
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 4 5 6 7 8 9 10  11 12 13 14 15 16 17 ... 30
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (2)

Реклама