Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Владимир Хлумов Весь текст 243.93 Kb

Графоманы

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 5 6 7 8 9 10 11  12 13 14 15 16 17 18 ... 21
способности к собственным оригинальным идеям, что  прекрасно  осознавал.
Нет, конечно, некоторые мелкие идеи у него были и, кстати, он великолеп-
но их применял на практике, но их было так мало и были они столь невесо-
мы, что абсолютно не могли способстовать его научной деятельности. Слава
богу, Суровягин не выпячивал недостатки наружу, но с лихвой  компенсиро-
вал их лошадинной работоспособностью и ослинным, в лучшем  смысле  этого
слова, упорством. Не одни штаны были просижены над кандидатской  и  док-
торской диссертациями. Довольно рано достигнув высокого административно-
го положения, Петр Семенович приступил к руководству научными кадрами  и
в них воспитывал аналогичный стиль работы. При этом  он  добился  весьма
ощутимых результатов. Но вот чего не мог терпеть Суровягин в своих  под-
чиненных, так это малейшего намека на самостоятельное мышление. В  моло-
дости он даже сильно страдал, когда встречал смышленного человека,  вся-
чески пытался уязвить, чем-то поддеть, нарываясь на шумную ссору.  Когда
скандала не получалось, он страдал вдвойне, униженный равнодушием сопер-
ника. Его настигала бессоница и ночи напролет приставала к нему,  требуя
внимания и ласки. С годами  болезненное  отношение  к  смышленным  людям
прошло, но неприязнь осталась. Теперь, если кто-либо  в  его  присутсвии
положительно заговаривал о талантливом ученом, он иронически  усмехалася
и приводил нечто скабрезное из его биографии, называя коллегу  легкомыс-
ленным анархистом, себялюбцем или просто коньктурщиком. В  общем,  ничто
так неизлечивает душевные раны, как высокое административное положение.
   Был обычный мартовский день. Петр Семенович бодро шагал на работу. Он
любил вот так вот, запросто, пешочком идти в институт,  не  медленно  не
быстро, перебирая в уме приятные текущие и предвкушая  новые,  не  менее
приятные, события. За каких нибудь пятнадцать-двадцать минут он проживал
их по нескольку раз, подавая в каждом случае под новым углом  зрения.  А
радоваться было чему: это и свеженькая корректура новой монографии,  над
которой он просидел весь вчерашний день и с  удовольствием  полистает  и
сегодня, и воспоминание об одном весьма многозначительном знаке внимания
со стороны некоторой особы, так долго не замечавшей его намеков, и  сла-
достное предчувствие надвигающегося юбилея, и конечно, самое яркое, нем-
ного пугающее, ожидание близких выборов в академию наук. Да  и  мало  ли
что могло еще обрадовать Петра Семеновича, так ловко прыгающего по  едва
оттаявшей весенней дорожке. Природа, а вместе с ней и Петр Семенович Су-
ровягин, готовились к пробуждению жизни.
   Но жизнь, к сожалению, состоит не из одних праздников. В ней  имеется
большое количество мелких и крупных неприятностей.  Особенно  мелких.  С
такой вот мелкой, как показалось профессору вначале,  неприятностью,  он
столкнулся этим ранним мартовским утром.
   В рабочем кабинете, на столе, под небольшой кучкой циркулярных  бумаг
с приглашениями принять участие в различного рода заседаниях, среди  се-
рых отечественных и легкомысленно шикарных заграничных конвертов  возле-
гала толстая, цвета грязной охры, заказная бандероль. Она сразу не  пон-
равилась профессору. Первое неприятное впечатление услилось после  того,
как он прочел на подколотом квадратике  бумаги  написанное  директорской
рукой: "Профессору П.С.Суровягину, для рецензии".
   Опытным взглядом профессор скользнул по адресу отправителя,  написан-
ному крупным детским подчерком и  немедленно  заключил:  графомания.  За
долгую научную жизнь он десятки, сотни раз  сталкивался  с  такого  рода
продуктом народного творчества. Чтение всей этой белиберды отбирало уйму
времени и не приносило никакого эстетического наслаждения. Конечно, дав-
но прошли те времена, когда ему самому приходилось читать все это от ко-
рочки до корочки. Теперь этим занимались его сотрудники из тех кто помо-
ложе. Но все же окончательно от ответственности уйти было нельзя.  Среди
авторов великих домашних открытий попадались не  просто  настойчивые,  а
беспрецедентно настойчивые люди. Получив справедливый разгромный  отзыв,
они не только не успокаивались, но наоборот,  с  удесятеренной  энергией
бросались на институт, а то и гораздо выше. Во все возможные  инстанции,
вплоть до центрального партийного аппарата, летели  письма,  исполненные
горечи и боли  за  несправедливый  зажим  бюрократами-профессорами  эпо-
хального научного открытия, имеющего, быть может, ни много ни мало стра-
тегическое оборонное значение для нашего отечества. Естественно,  сверху
вниз снежным комом сваливались категоричные указания рассмотреть, разоб-
рать, публично заслушать, обсудить и проч. проч. И вот  затевалась  мно-
годневная волокита дискуссий, семинаров, советов, в том числе и  ученых,
и все вокруг - какой-нибудь единой теории спиральности галактик,  цикло-
нов, социальной истории и придорожного плюща. Теории неизменно подтверж-
дались неоспоримыми доказательствами, которые, как правило подкреплялись
установлением телепортического контакта с правительством  коммунистичес-
кой марсианской республики.
   Все это Петр Семенович прекрасно понимал и собственоручно проверял  и
правил рецензии перед отсылкой. За многие годы был даже выработан специ-
альный стиль ответов графоманам, напоминающий ответы на просьбы  дальних
родственников приехать погостить недельку-другую.
   Профессор перечитал фамилию отправителя - Богданов - и покачал  голо-
вой. Фамилия ему тоже не понравилась. Петр  Семенович  вынул  содержимое
пакета и слегка оцепенел. Обычная рукопись, разве что, может поувесестее
чем обычно. Но главная неприятность была в ее запахе. То есть вначале он
еще не осознал, что резкий, внезапно появившийся запах сирени,  неумест-
ный для этого времени года, имеет своим источником  заказную  бандероль.
Он даже оглянулся на дверь, потом посмотрел в окно, над которым нависали
сосульки, и лишь потом принюхался к рукописи.
   Здесь необходимо объяснится во избежание недоразумений. Петр  Семено-
вич страдал слабостью к запахам вообще. Там, где обычный человек  ничего
не почувсвтует, Петр Семенович может просто задохнуться.  Говорили,  что
высокую чувствительность к запахам профессор выработал в результате  ин-
тенсивного курения в молодости и последовавшего  острого  аллергического
заболевания. Так что вполне возможно, запах бандероли был вовсе не таким
уж и резким. Но все же в нем легко угадывалось  буйное  цветение  теплых
майских вечеров, тоска по которым заедает жителей наших мест бесконечны-
ми мартовскими буднями.
   После первого приятного удара его  голова  стала  наполняться  вязкой
сладковатой жидкостью  вызвавшей  легкое  головокружение.  Во  избежание
дальнейших осложнений Петр Семенович быстро спрятал рукопись  обратно  в
пакет и рядом с директорской резолюцией надписал: младшему научному сот-
руднику Мозговому, рассмотреть в недельный срок.

    Михаил Федорович ковыряется в окне

   - Беда не приходит одна, - сказал Михаил Федорович  Мозговой,  когда,
вернувшись из курилки, обнаружил на  столе  бандероль  с  указанием  на-
чальства.
   За последние несколько дней на его  бедную  голову  сначала  свалился
квартальный отчет всего отдела, потом соболезнование из редакции по слу-
чаю отклонения его статьи, затем на него повесили прием стажера из  про-
винции, который должен был вот-вот нагрянуть и, наконец, это послание  в
желтом конверте. Он вынул рукопись и громко прочел:
   - К единой теории физических полей.
   - Коллеги, - позвал Мозговой, - гляньте, интересная штучка.
   Коллеги, Виталий Витальевич Калябин, нестареющий кандидат наук, и без
году неделя молодой специалист Толя Ермолаев, не обращая внимания,  про-
должали усердно работать. КАждый был занят свои важным вопросом, и  души
их посредством листка бумаги и шариковой ручки были перемещены в  холод-
ные просторы Вселенной, в далекий мир планет, звезд и галактик.
   Тем не менее Мозговой не оставлял надежды разделить свое новое горе с
коллегами. Вначале мелькнула тривиальная мысль  сплавить  рецензирование
графомана на неопытного Толю Ермолаева, но когда  он  перевернул  первую
страницу и прочел основные выводы, внутри что-то приятно екнуло и  он  с
некоторым даже сочувствием посмотрел на лысеющий затылок Калябина.
   - Виталий Витальевич, тут и конретно для вас есть кое-что. - Мозговой
зачитал, - На основании построенной универсальной теории предсказывается
существование десятого спутника Сатурна".
   Первым, однако, не выдержал Толя. Он подошел к Мозговому и  уперся  в
раскрытую страницу.
   - Виталий Витальевич, а ведь действительно здесь по вашей части.
   Это уже было слишком.
   - Ну, Толя, от вас я не ожидал, - откликнулся Калябин, -  Ладно  этот
хмырь Мозговой... - Виталий Витальевич говорил с  таким  видом  будто  в
комнате кроме них с Толей никого нет, - он только и норовит на  кого-ни-
будь сбросить свою работу. Но вы-то чего?
   Вообще говоря, Калябин и Мозговой недолюбливали друг  друга  и  часто
ссорились. После таких ссор Калябин  обычно  объявлял  бойкот  Мозговому
посредством молчания и нереагирования, а  Мозговой,  наоборот,  всячески
приставал к Виталию Витальевичу, пытаясь  вывести  того  из  молчаливого
равновесия. Поводом к последней ссоре послужила дурацкая привычка Мозго-
вого класть свои вещи на чужие столы. В этот раз он, заявившись с улицы,
кинул мокрую от стаявшего снега, шапку на калябинский стол. Шапка накры-
ла свеженький график, выполненный обычной тушью  -  плод  двухнедельного
труда Виталия Витальевича. На вопрос хозяина, обнаружевшего через  неко-
торое время вместо графика грязное размазанное  пятно,  чья  это  шапка,
Мозговой нагло бросил: "А что?". После непродожительной, но ожесточенной
перепалки Калябин в очередной раз поклялся себе не иметь ничего общего с
этим дикарем.
   Нужно сказать, что остальные сотрудники старались  не  вмешиваться  в
такого рода конфликты и лишь недавно появившийся в отделе Толя  Ермолаев
всячески пытался сблизить позиции сторон. Поэтому, когда Толя начал  по-
такать Мозговому, Калябин обиделся, и с горечью вздохнул:
   - Эх, Толя, я вас считал интеллигентным человеком.
   Но Толя не шутил и не издевался. Он поднес Калябину рукопись и  ткнул
пальцем в десятый спутник Сатурна. Виталий Витальевич  прочел  несколько
строк и совершенно изменился в  лице.  Неприступное,  равнодушно-презри-
тельное отношение к предмету, исходившему из  рук  Мозгового,  сменилось
самым что ни на есть жгучим детским интресом. Причина  столдь  внезапной
перемены, напоминающей безоговрочную капитуляцию при полном военном пре-
восходстве капитулируемых, заключалась в том, что последние  десять  лет
Виталий Витальевич совместно, а точнее - под руководством профессора Су-
ровягина развивал новую теорию образования солнечной системы. Так вот, в
основание этой многообещающей концепции был  помещен  эмпирический  факт
совпадения числа планет солнечной системы с  числом  спутников  Сатурна.
Теорию эту иногда так и называли - теория двух девяток.  Трудно  судить,
сколь глубоко столь многозначительное совпадение, но доподлинно  извест-
но, что сей гигантский труд мог стать основанием для присвоения Калябину
звания доктора наук, а Петру Семеновичу Суровягину -  титула  члена-кор-
респондента. Потому Мозговой так смело шел впред:
   - Да-с, десятый спутник! Подкоп под концепцию двух дувяток, под слав-
ную теорию Суровягина-Калябина. Только почему П.С. спустил это  мне,  а,
Виталий Витальевич? Не означает ли сей жест желания нашего дорогого шефа
сменить лошадку? А что? Будет теория Суровягина-Мозгового. Неплохо  зву-
чит?!
   Калябин посинел от злости.
   - Ну-ну, не волнуйтесь, дорогой коллега, - успокаивал Мозговой,  -  Я
не такой человек, чтоб отбирать кусок у ближнего, я не гад какой-нибудь.
   Толя грустно вздохнул. Он не понимал, зачем двум интеллигентным людям
вот так вот заедать друг друга.
   Виталий Витальевич, подавив в себе желание чем-нибудь огреть Мозгово-
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 5 6 7 8 9 10 11  12 13 14 15 16 17 18 ... 21
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама