Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Владимир Хлумов Весь текст 243.93 Kb

Графоманы

Следующая страница
 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 21
   Хлумов В.
   ГРАФОМАНЫ

   Но вспять безумцев не поворотитьОни уже согласны заплатить Любой  це-
ной, и жизнью бы рискнули, Чтобы не дать порвать, чтоб сохранить Волшеб-
ную невидимую нить, Которую меж ними протянули.
   							    В.С.Высоцкий

    Последние попытки

   По воскресеньям Михаил Федорович Мозговой не любил отдыхать, но  нао-
борот, плодотворно работал. Он мог просидеть целый день,  не  выходя  из
своей небольшой холостяцкой квартиры. Здесь был его  кабинет,  здесь  он
был главным администратором, здесь он был свободным человеком.
   В принципе Мозговой являл собой идеал  суровягинского  сотрудника.  В
нем разумно сочетались страсть к науному исследованию и здоровое профес-
сиональное честолюбие. Такая холодная характеристика могла унизить  кого
угодно, но не Михаила Федоровича. Ведь его  современный  статус  был  не
следствием врожденного цинизма, а  результатом  многолетней  мучительной
борьбы.
   Сознательную жизнь он начал с глубоким убеждением, что талант и рабо-
та с неизбежностью должны быть вознаграждены.  Собственно,  ни  о  каком
примитивном вознаграждении не могло быть и речи.  Мозговой  понимал  под
ним, в первую очередь, самые чистые свидетельства успеха  -  уважение  и
любовь со стороны окружающих. С такими представлениями вначале докатился
до несчастной неразделенной любви, а позже  -  до  жесточайшего,  унизи-
тельнейшего конфликта с университетским начальством. И тогда он  одержал
первую убедительную победу над собой. В один чудесный день, из вечно не-
довольного, замкнутого космополита, Мозговой превратился  в  делового  и
открытого члена коллектива. Зачем притворяться и строить  из  себя  нес-
частного мученника, решил Миша Мозговой, если время требует людей  опти-
мистичных, деятельных и счастливых. Единственное , о чем он теперь сожа-
лел, так это о том, что так поздно сделал открытие, которое другие,  бо-
лее умные люди совершают в более ранние молодые годы.
   Воспоминания о том дне перерождения  часто  посещали  Мозгового.  Так
удачливый актер вспоминает первую премьеру, и сопутсвующий ей страх про-
вала, ужас холодного равнодушия первых рядов. Аплодисментов не было,  не
было и цветов. Потому что спектакль поставили  в  новейшом  духе,  когда
зрители и актеры творили действие совместно. Особенно  запомнилось  одно
лицо, неприятным понимающим взглядом с кривой стандартной ухмылкой, буд-
то намекающей: не подставляй шею, но подставляй зад. И он переминался  и
конфузился на ковре, еще не умея посмотреть прямо в глаза членам ответс-
венной комиссии. И выйдя, он поклялся, что никогда  впредь  такой  позор
больше не повторится. Все изменилось после того дня. Жизнь стала  значи-
тельно интереснее. Он, вдруг, обнаружил, как из сухих асбстрактных  фор-
мул вырастает надежное земное благополучие. Ну, а что в этом плохого?
   Но в последние год-два стала беспокить некая затянувшаяся пауза в его
достижениях. Защитив с блеском, как говорили  коллеги,  диссертацию,  он
вдруг обнаружил явную диспрпорцию в распределении благ между сотрудника-
ми профессора Суровягина. С какой это стати он, наиболее квалифицирован-
ный и умелый работник, находится на третьих ролях? Взять хотя бы Каляби-
на - тугодум, зануда, десять лет обсасывает чужую идею, а получает  чуть
ли не в два раза больше Мозгового. Его любит профессор, а почему его  не
любить? Туп, исполнителен, безопасен.
   - Ничего, я вас взбодрю, голубчики, - громко, так, чтобы было  слышно
во всех уголках комнаты, пригрозил Михаил Федорович.
   Тем врменем к нему в лифте поднимался Марк Васильевич Разгледяев, че-
ловек определенных занятий, весьма строгих принципов и в  то  же  время,
как и все мы, не лишенный способности ко всякого рода стихийным душевным
порывам и необдуманным поступкам. Не справедливо  винить  его  одного  в
собственных бедах. Иначе, как бедой, и не назовешь то незавидное положе-
ние в котором он очутился. Поверьте, роль покинутого мужа вовсе  не  шла
ему. Конечно, разводы - вещь распространенная в наше просвещенное время.
Зная об этом, Марк Васильевич построил семейную жизнь  с  правильным,  в
целом, убеждением, что настоящий крепкий брак покоится  на  естественных
любовных отношениях. В этом смысле образцом чистоты чувств, является лю-
бовь молодой особы в возрасте семнадцати лет.  Встретив  Елену  в  столь
удачный момент, Марк Васильевич воспылал. Он тяготел к метафизике, но  в
то же время очень материалистично был настроен по части женской красоты.
Да и в наше время, женское сердце весьма подвержено витьеватым словесным
приемам. Искреннее восхищение молоденькой девчушки, незамедлило перерас-
ти в нечто большее и началась их совместная жизнь, прервавшаяся  недавно
таким нелепым образом. Больше всего Разгледяева поразила та быстрота,  с
которой вся воспитательная работа, произведенная в  течение  шести  лет,
соврешенно пошла на смарку. Отсюда - и та нервозность в попытках восста-
новить попранную справедливость.
   Мозговой встретил Разгледяева как старого знакомого:
   - Добрый день, Марк Васильевич. Что же не предупредили, я бы пригото-
вился...
   - Ладно, без церемоний обойдемся.
   - Конечно, конечно, посидим, как говорится, по-холостяцки,  -  немед-
ленно согласился хозяин.
   Разгледяев неласково посмотрел на Михаила Федоровича и уверенно  про-
шел в комнату.
   - Кому поручено рецезировать рукопись?
   - Понимаете, все получилось не совсем так, как  хотелось,  ну  да  не
важно, я вас уверяю, Калябин - просто зверь...
   - Калябин? - переспросил морщась Разгледяев, - Кто такой?
   - О, не извольте беспокится, апологет, профессионал! Он так  и  гово-
рит, что их с профессором теория двух девяток не приемлет десятых  спут-
ников и всяких там физическмх полей.
   - Плевать. Как он насчет инженера настроен?
   - Стопроцентно, не сомневайтесь. Кроме того, профессор лично  взъярен
и не допустит, так что будьте спокойны - живого места не оставим.
   - Да уж, постарайтесь, - начальственно попросил Марк Васильевич. -  А
кто у вас там, такой молодой из ранних?
   - Ермолаев?
   - Чего он под ногами путается? Может у вас мнение не сложилось?
   - О, не обращайте внимания, безопасен, даже, я бы сказал, наоборот  -
полезен. Он, знаете, мне много понарассказал, - Мозговой заметив  легкую
тень на лице гостя, тут же уточнил. - Нет, конечно, не  в  смысле  выших
приватных дел, в смысле облика инженера. Теперь ясно  -  сплошное  диле-
танство.
   Этот интересный разговор внезапно прервался телефонным  звонком  Толи
Ермолаева. Нервно и сумбурно он просил о встрече. Мозговой предложил по-
говорить завтра, но Толя отказался трагическим -  завтра  будет  поздно.
Тогда, Михаил Федорович стал говорить о вечере,  но  Толя,  оказывается,
был уже у дома и только из приличия предупреждал хозяина.
   Важная встреча была скомкана. В спешке Разгледяев дал некоторые руко-
водящие указания и, особенно, просил сразу после ученого  совета,  доло-
жить о результатах. Разумеется, не могло быть и речи о каком-либо  адми-
нистративном руководстве, просто слова Разгледяева и особенно тон, отра-
жали крайнюю заинтересованность Марка Васильевича.
   Едва исчез первый, как на квартире Мозгового появился второй  посети-
тель.
   - Как проходит операция Сирень? - с преувеличенной веселостью спросил
Михаил Федорович, разглядывая взлохмаченного гостя. Толя даже  не  улыб-
нулся.
   - Нужно что-то предпринимать.
   - В смысле?
   - Надо отменить совет.
   - Каким образом да и что за нужда такая срочная? - Мозговой сделал на
лице простоватое удивление.
   - Нужно что-то придумать...
   - Стойте, - перебил хозяин, - Давайте  спокойно  разберемся.  Что  за
непридвиденые обстоятельства, расскажите по-порядку.
   - По-порядку, по-порядку, - Толя досадно махнул рукой. - Тут все  пе-
реплелось! Не нужен ему сейчас доклад, здесь  столько  поставленно...  Я
звонил Калябину, но он ничего не хочет знать. Они с профессором намерены
сравнять инженера с землей. А если он завтра провалится, то  полная  ка-
тастрофа.
   - Да, постойте же, вы раньше не догадывались, что он графоман? Вы что
ли сомневаетесь еще?
   - Не знаю, - отмахнулся Толя и после секундного колебания выложил все
о вчерашней вечеринке.
   Мозговой с нескрываемым интересом слушал Толин рассказ, и даже  посс-
меялся над дирижаблями.
   - Равнодействие? Ха. - смеялся Михаил  Федорович,  -  А  звать  Гого-
лем-Моголем? Нда, компания веселая.
   Он еще посмеялся и когда Толя окончил всю историю,  с  каким-то  нос-
тальгическим выражением выдал:
   - Если откровенно, то я где-то, по большому счету, во  всей  коллизии
больше сочувствую инженеру. Я даже грешным делом надеюсь...  -  Мозговой
прервался. - Я читал рукопись инженера и знаете, не все там просто, есть
и мысли и формулы... Какой Калябин, там и сам  профессор,  я  извиняюсь,
вряд ли разберется. Вы мне скажите, что он, инженер - боец?
   - Боец? - в недоумении переспросил Анатолий.
   - Я имею виду - защищаться он сможет?
   - Что проку теперь?
   - Зря, зря, не все потеряно. В конце концов - что  нам  эгоистические
интересы института, нам истина дороже, Анатолий. И не нам одним.  Завтра
бедет представитель из президиума, высокие интстанции!
   - Из призидиума? - переспросил Анатолий, не понимая куда клонит  Моз-
говой.
   - Из самого, так что инженер еще может вполне и выкарабкаться.
   - Вы думаете?
   - Да я просто уверен, вы только подскажите  инженеру,  посмелее  надо
быть. В конце концов проошло время волевых решений, да я  почти  уверен,
мы еще звание кандидата наук вашему инженеру присудим. Да-с, возможно, в
нашем же институте, по следам так сказать выступления. Может  быть,  сам
профессор руку жать будет. Извиняюсь, будет говорить, ошибались  дорогой
товарищ инженер, на ваш счет, извольте к нам в научные сотрудники-с,  на
оклад-с...
   Толя подозрительно посмотрел на Мозгового.
   - Вы шутите?
   - Ничуть, - заверил Мозговой, изучая Толину реакцию.
   Лицо Ермолаева являлось точной копией внутреннего состояния  молодого
человека, а Михаил Федорович привык совсем к другим лицам. То были  лица
в основном серьезные, внутренне дисциплинированные, знающие  себе  цену.
Всегда спокойные, они не дергались по пустякам, при  разговоре,  глядели
прямо в глаза, не стесняясь собеседника. Разговоры, правда, могли  пока-
заться скучными, однообразными. Но - ох, как можно  было  ошибиться  по-
верхностному наблюдателю. И ошибались, кстати, в основном люди незрелые,
неопытные. Мозговой с легкой внутренней улыбкой вспомнил свои более  мо-
лодые годы. Ему сейчас стало стыдно за многие легкомысленные поступки из
тех лет. Ведь все они в сущности были продиктованы необоснованным стрем-
лением выделиться из общей серой, как он считал тогда,  массы.  Однажды,
он не пожелал словно "попугай" повторять вслед  за  всеми  "тарабарские"
слова. Поразительно, но факт - слова, взятые в  кавычки,  были  действи-
тельно его, Михаила Федоровича, словами. Он не пожелал принимать  больше
участия ни в каких "навязанных сверху" мероприятиях, назвал  их,  предс-
тавьте, "формальными" и "для галочки". Он взбунтовался, но то был бунт с
потупленным взором. Странно, но воспоминание о нем,  посетившее  Михаила
Федоровича утром, нахлынуло теперь в разговоре с Ермолаевым.
   Тем временем Мозговой продолжал уговаривать Толю.
   - Более того, здесь не то что кандидатской, тут,  может  быть,  госу-
дарственной премией попахивает. Есть за что бороться вашему инженеру!
   Мозговой улыбнулся.
   - А вы уже и не обижаетесь, когда я инженера вашим называю. Я  как  в
воду глядел, знал, придется вам инженер по душе. Так что не все  потеря-
но, просто за истину, даже научную, приходится бороться.
   - Может быть, - нерешительно сказал Толя и собрался уходить.
   - С анонимкой-то разобрались? - напоследок поинтересовался хозяин.
   - Черт, я и забыл про нее.
   - Ну-ну, не огорчайтесь, - Мозговой не стал больше задерживать гостя.
- Все выяснится рано или поздно, как говорит наш дорогой Петр Семенович,
Следующая страница
 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 21
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама