Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#1| To freedom!
Aliens Vs Predator |#10| Human company final
Aliens Vs Predator |#9| Unidentified xenomorph
Aliens Vs Predator |#8| Tequila Rescue

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Сказки - Г.-Х. Андерсен Весь текст 742.6 Kb

Сказки

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 48 49 50 51 52 53 54  55 56 57 58 59 60 61 ... 64
поручили стоять на часах, а остальные уснули. Часовым был студент-богос-
лов. Ну и духота стояла в комнате! Жара нестерпимая, комары, - а тут еще
"miserabili", которые стонали во сне, мешая уснуть.
   - Да, путешествовать, конечно, было бы не плохо, - вздохнул  студент,
- не будь у нас тела. Пусть бы оно лежало себе да отдыхало, а дух  летал
бы где ему угодно. А то, куда бы я ни приехал, всюду  тоска  гложет  мне
сердце. Хотелось бы чего-то большего, чем мгновенная радость бытия.  Да,
да, большего, наивысшего! Но где оно? В чем? Что это такое?  Нет,  я  же
знаю, к чему стремлюсь, чего хочу. Я хочу прийти к конечной  и  счастли-
вейшей цели земного бытия, самой счастливой из всех!
   И только он произнес последние слова, как очутился у  себя  дома.  На
окнах висели длинные белые занавески, посреди комнаты на полу стоял чер-
ный гроб, а в нем смертным сном спал богослов. Его желание  исполнилось:
тело его отдыхало, а душа странствовала. "Никого нельзя назвать счастли-
вым раньше, чем он умрет", - сказал Солон;  и  теперь  его  слова  снова
подтвердились.
   Каждый умерший - это сфинкс, неразрешимая загадка. И этот "сфинкс"  в
черном гробу уже не мог ответить нам на тот вопрос, какой  он  сам  себе
задавал за два дня до смерти.
 
                  О злая смерть! Ты всюду сеешь страх, 
                  Твой след -  одни могилы да моленья. 
                  Так что ж, и мысль повергнута во прах? 
                  А я ничтожная добыча тленья? 
                  Что стонов хор для мира суеты! 
                  Ты одиноким весь свой век прожил, 
                  И жребий твой был тяжелей плиты, 
                  Что на твою могилу кто-то положил. 
 
   В комнате появились две женщины. Мы их знаем: то была  фея  Печали  и
вестница Счастья, и они склонились над умершим.
   - Ну, - спросила Печаль, - много счастья принесли  человечеству  твои
калоши?
   - Что ж, тому, кто лежит здесь, они по крайней мере дали вечное  бла-
женство! - ответила фея Счастья.
   - О нет, - сказала Печаль. - Он сам ушел из мира раньше своего срока.
Он еще не настолько окреп духовно, чтобы овладеть теми сокровищами,  ко-
торыми должен был овладеть по самому своему предназначению. Ну, я  окажу
ему благодеяние! - И она стащила калоши со студента.
   Смертный сон прервался. Мертвец воскрес и встал. Фея Печали  исчезла,
а с ней и калоши. Должно быть, она решила, что теперь они должны принад-
лежать ей.
 
 
 
 
                               ВОЛШЕБНЫЙ ХОЛМ 
 
   Юркие ящерицы так и шмыгали по растрескавшейся коре  старого  дерева.
Они прекрасно понимали друг дружку - ведь разговор-то они  вели  по-яще-
ричьи.
   - Нет, вы только послушайте, как гремит, как бурлит внутри волшебного
холма, - сказала одна ящерица, - из-за их возни я уже две ночи  глаз  не
смыкаю. Лучше бы у меня зубы болели, все равно нет покоя.
   - Что-то они там внутри затевают! - сказала вторая ящерица. - На ночь
они поднимают холм на четыре огненных столба, и он стоит  так  до  самых
петухов - видно, хотят его проветрить получше. А лесные девы  разучивают
новые танцы с притоптыванием. Что-то они там затевают.
   - Интересно, что это за гости? - заволновались ящерицы. - И  что  там
затевается? Послушайте только, как бурлит, как гремит!
   В этот самый момент волшебный холм раздался, и оттуда, быстро переби-
рая ножками, вышла старая лесная дева. Спины у нее, правда, не было,  но
в остальном она выглядела вполне прилично. Она была дальней  родственни-
цей лесного царя, служила у него экономкой  и  носила  на  лбу  янтарное
сердце. Ноги ее так и мелькали - раз-два, раз-два! Ишь, как  засеменила,
и прямиком в болото, где жил козодой.
   - Вас приглашают к лесному царю, праздник состоится сегодня ночью,  -
сказала она. - Но сначала мы хотели бы просить вас об одной  услуге.  Не
согласитесь ли вы разнести приглашения? Ведь вы у себя приемов не устра-
иваете, не мешало бы другим помочь! Мы ждем к себе знатных  иностранцев,
троллей, если вам это что-нибудь говорит. И старый лесной царь не  хочет
ударить лицом в грязь.
   - Кого приглашать? - спросил козодой.
   - Ну, на большой бал мы зовем всех подряд, даже  людей,  если  только
они умеют разговаривать во сне или еще хоть чем-нибудь занимаются по на-
шей части. Но на ужин решено приглашать с большим выбором, только  самую
знать. Сколько я спорила с лесным царем! По-моему, привидения и то звать
не стоит. Прежде всего надо пригласить морского  царя  с  дочками.  Они,
правда, не очень любят бывать на суше, но мы посадим их на мокрые камни,
а может, и еще что получше придумаем. Авось на этот раз они не  откажут-
ся. Затем нужно пригласить всех старых троллей высшего разряда, из  тех,
что с хвостами. Потом - водяного и домовых, а кроме того, я считаю,  что
нельзя обойти кладбищенскую свинью, трехногую лошадь без головы  и  гно-
ма-церквушника. Правда, они относятся к нечистой  силе  другого  рода  и
вроде бы состоят при церкви, но в конце концов это только их  работа,  а
мы ведь все-таки в близком родстве, и они часто нас навещают.
   - Хорошо! - сказал козодой и полетел созывать гостей.
   А лесные девы уже кружились на волшебном холме.
   Они разучивали танец с покрывалами, с длинными покрывалами, сотканны-
ми из тумана и лунного сияния. И те, кому такое по вкусу,  нашли  бы  их
танец очень красивым. Внутри холма все было вычищено и вылизано.  Пол  в
огромной зале вымыли лунным светом, а стены  протерли  ведьминым  салом,
так что они сверкали, точно тюльпаны на солнце. Кухня ломилась от припа-
сов, жарили на вертелах лягушек, начиняли детскими пальчиками колбасу из
ужей, готовили салаты из поганок, моченых мышиных мордочек и цикуты. Пи-
во привезли от болотницы, из ее пивоварни, а игристое  вино  из  селитры
доставили прямо из кладбищенских склепов. Все готовили по лучшим  рецеп-
там, а на десерт собирались подать ржавые гвозди и битые церковные стек-
ла.
   Старый лесной царь велел почистить свою корону толченым грифелем,  да
не простым, а тем, которым писал первый ученик. Раздобыть такой  грифель
для лесного царя задача нелегкая! В спальне вешали занавеси и приклеива-
ли их змеиной слюной. Словом, дым стоял коромыслом.
   - Ну, теперь еще покурить конским волосом и свиной щетиной, и я  счи-
таю - мое дело сделано! - сказала старая лесная дева.
   - Папочка! Милый! - приставала к лесному царю  младшая  дочь.  -  Ну,
скажи, кто же все-таки эти знатные иностранцы?
   - Ну что ж! - ответил царь. - Пожалуй, можно и сказать. Две мои дочки
сегодня станут невестами. Двум из вас придется сегодня  уехать  в  чужие
края. Сегодня к нам приедет старый норвежский тролль, тот, что  живет  в
Доврских горах. Сколько каменных замков у него понастроено на диких уте-
сах! А сколько у него золотых копей - куда больше,  чем  думают.  С  ним
едут два его сына, они должны присмотреть себе жен. Старый тролль - нас-
тоящий честный норвежец, прямой и веселый. Мы с ним давно знакомы,  пили
когда-то на брудершафт. Он приезжал сюда за женой, теперь ее уже  нет  в
живых. Она была дочерью короля меловых утесов с острова Ме. И, как гово-
рится, игра велась на мелок. Ох, и соскучился же я  по  старику  троллю!
Правда, про сыновей идет слух, будто они воспитаны неважно и большие за-
диры. Но, может, на них просто наговаривают. А женятся, так и образумят-
ся. Надеюсь, вы сумеете прибрать их к рукам.
   - Когда же они приедут? - спросила одна из дочерей.
   - Все зависит от погоды и от ветра, - ответил лесной царь. - Не  при-
выкли они экономить, плывут на корабле! Я советовал им ехать сушей через
Швецию, но старый тролль до сих пор и смотреть не желает в  ту  сторону.
Отстает он от жизни, вот что мне не нравится.
   Вдруг вприпрыжку прибежали два болотных огонька, один старался  обог-
нать другого и поэтому прибежал первым.
   - Едут! Едут! - кричали они.
   - Дайте-ка я надену корону, - распорядился лесной царь, -  да  встану
там, где луна поярче светит.
   Дочки подобрали свои длинные покрывала и присели чуть не до земли.
   Перед ними стоял Доврский тролль в короне из крепких сосулек и  поли-
рованных еловых шишек. Он был закутан в медвежью шубу, а ноги его утопа-
ли в теплых сапогах. Сыновья же щеголяли без подтяжек и с голой грудью -
они мнили себя богатырями.
   - И это холм? - спросил младший и ткнул пальцем в волшебный холм. - У
нас в Норвегии это называется ямой.
   - Дети! - сказал старик. - Яма уходит вниз, Холм уходит вверх. У  вас
что, глаз нет?
   Молодчики заявили, что удивляет их тут только одно - как это они сра-
зу, без подготовки, понимают здешний язык.
   - Не представляйтесь, - сказал старик. - Еще подумают, что вы  совсем
неученые.
   Все вошли в волшебный холм. Там уже собралось изысканное общество, да
так быстро, будто гостей ветром сюда принесло. В зале все было  устроено
так, что каждый из приглашенных чувствовал себя как дома. Водяные и  ру-
салки сидели в больших кадках с водой и говорили, что  им  очень  уютно.
Все вели себя за столом как положено, только молодые  норвежские  тролли
сразу задрали ноги на стол - ведь, по их мнению, все,  что  они  делали,
было очень мило.
   - А ну, убрать ноги из  тарелок!  -  прикрикнул  Доврский  тролль,  и
братья послушались, хотя и не сразу.
   Настал черед лесных дев показать, как они танцуют, и они исполнили  и
простые танцы, и танцы с притоптыванием, это у них ловко получалось! По-
том пошел настоящий балет, тут полагалось "забываться в  вихре  пляски".
Ух ты, как они начали вскидывать ноги! У всех в глазах зарябило: не пой-
мешь, где руки, где ноги, где одна сестра, где другая, то колесом  прой-
дутся, то волчком закружатся, так что в конце концов трехногой  безголо-
вой лошади стало дурно, и ей пришлось выйти из-за стола.
   - Н-да, - сказал старый тролль, - лихо у них получается!  Ну,  а  что
они еще умеют делать, кроме как  плясать,  задирать  ноги  да  крутиться
волчком?
   - Сейчас увидишь, - сказал лесной царь и вызвал младшую. Это была са-
мая красивая из сестер, нежная и прозрачная, как лунный свет. Она  поло-
жила в рот белую щепочку и стала невидимой, вот что она умела делать!
   Однако Доврский тролль сказал, что не хотел бы  иметь  жену,  умеющую
проделывать такие фокусы, да и сыновьям его это вряд ли придется по вку-
су.
   Вторая сестра умела ходить сама с собою рядом, будто была собственной
тенью, а ведь у троллей тени нет.
   У третьей были совсем иные наклонности - она обучалась варить пиво  у
самой болотницы. Это она так искусно нашпиговала ольховые коряги светля-
ками!
   - Будет хорошей хозяйкой! - сказал старик тролль и подмигнул  ей,  но
пива пить не стал, он не хотел пить слишком много.
   Вышла вперед четвертая лесная дева, в руках у нее была большая  золо-
тая арфа. Она ударила по струнам раз, и гости подняли левую  ногу,  ведь
все тролли - левши. Ударила второй, и все готовы были  делать,  что  она
прикажет.
   - Какая опасная женщина! - сказал старик тролль, но сыновья  его  по-
вернулись и пошли вон из холма: им все это уже надоело.
   - А что умеет следующая? - спросил старый тролль.
   - Я научилась любить все норвежское, - сказала пятая дочь. - И  выйду
замуж только за норвежца, я мечтаю попасть в Норвегию.
   Но младшая сестра шепнула троллю на ухо:
   - Просто она узнала из одной норвежской песни, что  норвежские  скалы
выстоят, даже когда придет конец света. Вот она и хочет забраться на них
- ужасно боится погибнуть.
   - Хо-хо! - сказал старый тролль. - Ну и ладно! А  где  же  седьмая  и
последняя?
   - Сначала шестая, - сказал лесной царь, он-то умел считать. Но шестая
ни за что не хотела показаться.
   - Я только и умею, что говорить правду в глаза, - твердила она,  -  а
этого никто не любит. Лучше уж я буду шить себе саван.
   Дошла очередь и до седьмой, последней дочери. Что же  умела  она?  О,
эта умела рассказывать сказки, да к тому же сколько душе угодно.
   - Вот мои пять пальцев, - сказал  Доврский  тролль,  -  расскажи  мне
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 48 49 50 51 52 53 54  55 56 57 58 59 60 61 ... 64
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (5)

Реклама