Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities
Aliens Vs Predator |#1| Predator's time!
Aliens Vs Predator |#5| Final fight

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Сказки - Г.-Х. Андерсен Весь текст 742.6 Kb

Сказки

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 42 43 44 45 46 47 48  49 50 51 52 53 54 55 ... 64
знал, да и думать об этом не хотел, а шел себе, приплясывая, по  дороге,
пока наконец не пришел обратно на постоялый двор, где его ждал товарищ.
   Но дорожный товарищ Йоханнеса грустно покачал головой и сказал:
   - Я так люблю тебя, мы могли бы провести вместе еще много  счастливых
дней, и вдруг мне придется лишиться тебя! Мой бедный друг, я готов  зап-
лакать, но не хочу огорчать тебя: сегодня, может быть,  последний  день,
что мы вместе! Повеселимся же хоть сегодня! Успею наплакаться и  завтра,
когда ты уйдешь во дворец!
   Весь город сейчас же узнал, что у принцессы новый жених, и все страш-
но опечалились. Театр закрылся, торговки сладостями обвязали  своих  са-
харных поросят черным крепом, а король и священники собрались в церкви и
на коленях молились богу. Горе было всеобщее: ведь и с Йоханнесом должно
было случиться то же, что с прочими женихами.
   Вечером товарищ Йоханнеса приготовил пунш и предложил Йоханнесу хоро-
шенько повеселиться и выпить за здоровье принцессы. Йоханнес  выпил  два
стакана, и ему ужасно захотелось спать, глаза у него закрылись сами  со-
бой, и он уснул крепким сном. Товарищ поднял его со  стула  и  уложил  в
постель, а сам, дождавшись ночи, взял два больших крыла, которые отрубил
у мертвого лебедя, привязал их к плечам, сунул в  карман  самый  большой
пучок розог из тех, что получил от старухи, сломавшей себе ногу,  открыл
окно и полетел прямо ко дворцу. Там он уселся в уголке под  окном  прин-
цессиной спальни и стал ждать.
   В городе было тихо, тихо; вот пробило три четверти двенадцатого, окно
распахнулось и вылетела принцесса в длинном белом плаще, с большими чер-
ными крыльями за спиной. Она направилась прямо к высокой горе, но дорож-
ный товарищ Йоханнеса сделался невидимкой и полетел за ней следом, хлеща
ее розгами до крови. Брр... вот так был полет!  Ее  плащ  развевался  на
ветру, точно парус, и через него просвечивал месяц.
   - Что за град! Что за град! - говорила принцесса при каждом ударе ро-
зог, и поделом ей было.
   Наконец она добралась до горы и постучала. Тут будто гром загремел, и
гора раздалась; принцесса вошла, а за ней и товарищ Йоханнеса - ведь  он
стал невидимкой, никто не видал его. Они прошли длинный-длинный  коридор
с какими-то странно сверкающими стенами, - по ним бегали тысячи огненных
пауков, горевших, как жар. Затем принцесса и ее невидимый спутник  вошли
в большую залу из серебра и золота; на стенах сияли  большие  красные  и
голубые цветы вроде подсолнечников, но боже упаси сорвать их! Стебли  их
были отвратительными ядовитыми змеями, а самые цветы -  пламенем.  выхо-
дившим у них из пасти. Потолок был усеян светляками и голубоватыми лету-
чими мышами, которые беспрерывно хлопали своими тонкими крыльями; удиви-
тельное было зрелище! Посреди залы стоял трон на четырех лошадиных осто-
вах вместо ножек; сбруя на лошадях была из огненных пауков,  самый  трон
из молочно-белого стекла, а подушки на нем из черненьких мышек,  вцепив-
шихся друг другу в хвосты зубами. Над троном был балдахин из  ярко-крас-
ной паутины, усеянной хорошенькими зелеными мухами, блестевшими не  хуже
драгоценных камней. На троне сидел старый тролль; его безобразная голова
была увенчана короной, а в руках он  держал  скипетр.  Тролль  поцеловал
принцессу в лоб и усадил ее рядом с собой на драгоценный трон. Тут заиг-
рала музыка; большие черные кузнечики играли на губных гармониках, а со-
ва била себя крыльями по животу - у нее не было  другого  барабана.  Вот
был концерт! Маленькие гномы, с блуждающими огоньками на шапках, плясали
по залу. Никто не видал дорожного товарища Йоханнеса, а он стоял  позади
трона и видел и слышал все!
   В зале было много нарядных и важных придворных; но тот, у  кого  были
глаза, заметил бы, что придворные эти не больше ни меньше,  как  простые
палки с кочнами капусты вместо голов, - тролль оживил  их  и  нарядил  в
расшитые золотом платья; впрочем, не все  ли  равно,  если  они  служили
только для парада!
   Когда пляска кончилась, принцесса рассказала троллю о новом женихе  и
спросила, о чем бы загадать на следующее утро, когда он придет  во  дво-
рец.
   - Вот что, - сказал тролль, - надо взять  что-нибудь  самое  простое,
чего ему и в голову не придет. Задумай, например, о своем башмаке. Ни за
что не отгадает! Вели тогда отрубить ему голову, да не  забудь  принести
мне завтра ночью его глаза, я их съем!
   Принцесса низко присела и сказала, что не забудет. Затем тролль раск-
рыл гору, и принцесса полетела домой, а товарищ  Йоханнеса  опять  летел
следом и так хлестал ее розгами, что она стонала и жаловалась на сильный
град и изо всех сил торопилась добраться до окна своей спальни. Дорожный
товарищ Йоханнеса полетел обратно на постоялый двор; Йоханнес еще  спал;
товарищ его отвязал свои крылья и тоже улегся в постель, - еще бы, устал
порядком!
   Чуть занялась заря, Йоханнес был уже на ногах; дорожный  товарищ  его
тоже встал и рассказал ему, что ночью он  видел  странный  сон  -  будто
принцесса загадала о своем башмаке, и потому просил Йоханнеса непременно
назвать принцессе башмак. Он ведь как раз слышал в горе у тролля, но  не
хотел ничего рассказывать Йоханнесу.
   - Что ж, для меня все равно, что ни назвать! - сказал Йоханнес. - Мо-
жет быть, твой сон и в руку: я ведь все время  думал,  что  бог  поможет
мне! Но я все-таки прощусь с тобой - если я не угадаю, мы больше не уви-
димся.
   Они поцеловались, и Йоханнес отправился во дворец. Зала  была  битком
набита народом; судьи сидели в креслах, прислонившись головами к  подуш-
кам из гагачьего пуха, - им ведь приходилось так  много  думать!  Старик
король стоял и вытирал глаза белым носовым платком. Но вот  вошла  прин-
цесса; она была еще краше вчерашнего, мило раскланялась со всеми, а  Йо-
ханнесу подала руку и сказала:
   - Ну, здравствуй!
   Теперь надо было отгадывать, о чем она задумала. Господи, как ласково
смотрела она на Йоханнеса! Но как только он произнес: "башмак", она  по-
белела как мел и задрожала всем телом. Делать, однако, было нечего - Йо-
ханнес угадал.
   Эхма! Старик король даже кувыркнулся на радостях, все и рты разинули!
И принялись хлопать королю, да и Йоханнесу тоже - за  то,  что  он  пра-
вильно угадал.
   Спутник Йоханнеса так и засиял от удовольствия, когда узнал, как  все
хорошо получилось, а Йоханнес набожно сложил руки и  поблагодарил  бога,
надеясь, что он поможет ему и в следующие разы. Ведь на другой день надо
было приходить опять.
   Вечер прошел так же, как и накануне. Когда Йоханнес  заснул,  товарищ
его опять полетел за принцессой и хлестал ее еще сильнее, чем  в  первый
раз, так как взял с собой два пучка розог; никто  не  видал  его,  и  он
опять подслушал совет тролля. Принцесса должна была на этот раз загадать
о своей перчатке, что товарищ и передал Йоханнесу, снова  сославшись  на
свой сон. Йоханнес угадал и во второй раз, и во дворце пошло  такое  ве-
селье, что только держись! Весь двор стал кувыркаться - ведь сам  король
подал вчера пример. Зато принцесса лежала на диване  и  не  хотела  даже
разговаривать. Теперь все дело было в том, отгадает ли Йоханнес в третий
раз: если да, то женится на красавице принцессе и  наследует  по  смерти
старика короля все королевство, нет - его казнят,  и  тролль  съест  его
прекрасные голубые глаза.
   В этот вечер Йоханнес рано улегся в постель, прочел  молитву  на  сон
грядущий и спокойно заснул, а товарищ его привязал себе крылья, пристег-
нул сбоку саблю, взял все три пучка розог и полетел ко дворцу.
   Тьма была - хоть глаз выколи; бушевала такая гроза, что черепицы  ва-
лились с крыш, а деревья в саду со скелетами гнулись от ветра, как трос-
тинки. Молния сверкала ежеминутно, и гром сливался в один сплошной  рас-
кат. И вот открылось окно, и вылетела принцесса, бледная как смерть;  но
она смеялась над непогодой - ей все еще было мало; белый плащ  ее  бился
на ветру, как огромный парус, а  дорожный  товарищ  Йоханнеса  до  крови
хлестал ее всеми тремя пучками розог, так что под конец она  едва  могла
лететь и еле-еле добралась до горы.
   - Град так и сечет! Ужасная гроза! - сказала она. - Сроду не приходи-
лось мне вылетать из дома в такую непогоду.
   - Да, видно, что тебе порядком досталось! - сказал тролль.
   Принцесса рассказала ему, что Йоханнес угадал и во второй  раз;  слу-
чись то же и в третий, он выиграет дело, ей нельзя будет  больше  приле-
тать в гору и колдовать. Было по этому о чем печалиться.
   - Не угадает он больше! - сказал тролль. - Я найду что-нибудь  такое,
чего ему и в голову прийти не может, иначе он тролль почище меня. А  те-
перь будем плясать!
   И он взял принцессу за руки, и принялись танцевать вместе с гномами и
блуждающими огоньками, а пауки весело прыгали вверх и  вниз  по  стенам,
точно живые огоньки. Сова била в барабан,  сверчки  свистели,  а  черные
кузнечики играли на губных гармониках. Развеселый был бал!
   Натанцевавшись вдоволь, принцесса стала торопиться  домой,  иначе  ее
могли там хватиться; тролль сказал, что проводит ее, и они, таким  обра-
зом, подольше побудут вместе.
   Они летели, а товарищ Йоханнеса хлестал ее всеми тремя пучками розог;
никогда еще троллю не случалось вылетать в такой град.
   Перед дворцом он простился с принцессой и шепнул ей на ухо:
   - Загадай о моей голове!
   Товарищ Йоханнеса, однако, расслышал его слова, и в ту самую  минуту,
как принцесса скользнула в окно, а тролль хотел повернуть назад, схватил
его за длинную черную бороду и срубил саблей его гадкую голову по  самые
плечи!
   Тролль и глазом моргнуть не успел! Тело тролля дорожный  товарищ  Йо-
ханнеса бросил в озеро, а голову окунул в воду, затем завязал в шелковый
платок и полетел с этим узлом домой.
   Наутро он отдал Йоханнесу узел, но не велел ему развязывать его, пока
принцесса не спросит, о чем она загадала.
   Большая дворцовая зала была битком набита народом; люди жались друг к
другу, точно сельди в бочонке. Совет заседал в креслах с мягкими  подуш-
ками под головами, а старик король разоделся в новое  платье,  корона  и
скипетр его были вычищены на славу; зато принцесса была бледна и одета в
траур, точно собралась на похороны.
   - О чем я загадала? - спросила она Йоханнеса.
   Тот сейчас же развязал платок  и  сам  испугался  безобразной  головы
тролля. Все вздрогнули от ужаса, а принцесса сидела, как окаменелая,  не
говоря ни слова. Наконец она встала, подала Йоханнесу  руку  -  он  ведь
угадал - и, не глядя ни на кого, сказала с глубоким вздохом:
   - Теперь ты мой господин! Вечером сыграем свадьбу!
   - Вот это я люблю! - сказал старик король. - Вот это дело!
   Народ закричал "ура", дворцовая стража заиграла марш, колокола зазво-
нили, и торговки сластями сняли с сахарных поросят траурный креп  -  те-
перь повсюду была радость! На площади были выставлены три жареных быка с
начинкой из уток и кур - все могли подходить и отрезать себе по куску; в
фонтанах било чудеснейшее вино, а в булочных каждому, кто покупал  крен-
дели на два гроша, давали в придачу шесть больших пышек с изюмом.
   Вечером весь  город  был  иллюминирован,  солдаты  палили  из  пушек,
мальчишки - из хлопушек, а во дворце  ели,  пили,  чокались  и  плясали.
Знатные кавалеры и красивые девицы танцевали друг с другом  и  пели  так
громко, что на улице было слышно:
 
                    Много тут девиц прекрасных, 
                    Любо им плясать и петь! 
                    Так играйте ж плясовую, 
                    Полно девицам сидеть! 
                    Эй, девица, веселей, 
                    Башмачков не пожалей! 
 
   Но принцесса все еще оставалась ведьмой и совсем не любила Йоханнеса;
дорожный товарищ его не забыл об этом, дал ему три лебединых пера и  пу-
зырек с какими-то каплями и велел поставить перед кроватью принцессы чан
с водой; потом Йоханнес должен был  вылить  туда  эти  капли  и  бросить
перья, а когда принцесса станет ложиться в постель, столкнуть ее в чан и
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 42 43 44 45 46 47 48  49 50 51 52 53 54 55 ... 64
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (5)

Реклама