Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#4| New artifact
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities
Aliens Vs Predator |#1| Predator's time!

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Трускиновская Д Весь текст 254.84 Kb

Монах и кошка (Кайдан)

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9 10 11 12 13 14 15 ... 22
    - Выходит, я начну с твоего тела,  -  отвечал  Бэнкей.  -  Я  буду
катить его ногами, пока не докачу до той ямы, где валяется  тело  этой
желтоглазой нечисти.

    - Не трогай тело господина! - Голова  красавца-юноши  зависла  над
телом погонщика быков. - Раз уж тебе хочется убить еще кого-то из нас,
так вот - бери! Этот простолюдин за свою жизнь съел куда больше людей,
чем все мы!

    - Прочь от моего тела!  -  заревел  погонщик  быков  не  хуже  той
скотины, с которой днем имел дело.

    И четыре головы стали гнусно пререкаться, причем каждый  предлагал
Бэнкею начать  с  чужого  тела.  Женщина  сопровождала  их  перебранку
визгом.

    Фальшивый  гадальщик  между   тем   выжидал.   И   когда   Бэнкей,
подзадоривавший  Рокуро-Куби  язвительными  словечками,  на  мгновение
утратил бдительность, голова резко взмыла вверх, целясь прямо в  горло
монаху.

    Он хорошо выбрал время. Спасительная девятиполосная решетка  стала
терять свою силу. Но теряла силу и ночь.

    - Фудо-ме! - услышал Бэнкей собственный голос, но прозвучал  голос
из его уст, или же лишь в сознании, он так и не понял.

    - Фудо-ме! - не столько услышал, сколько ощутил изнутри  кожей  он
ответный огненный клич спасающего Пламенного меча.

    И больше уже не ощущал ничего...




    * * *



    - Я отрублю ему голову!  -  услышал  Бэнкей  приятный,  мелодичный
голос красавца-юноши.

    - Я бы не стал этого делать! - возразил незнакомый монаху,  но  не
менее благозвучный молодой  голос.  -  Это  недостойно,  да  и  просто
неприлично! В конце концов, для такой  надобности  в  Хэйане  имееются
особые люди.

    Зашуршали тяжелые шелковые  одежды,  затоптались  ноги  в  дорогих
кожаных башмаках.

    - Оставь его  в  покое!  -  прозвучал  голос  почтенного  старика,
очевидно, удержавшего юношу. -  Ты  имеешь  полное  право  лишить  его
жизни, и все же пусть его судят по законам в Хэйане. У нас государство
мира и спокойствия, а не северная  провинция,  где  хозяйничает  шайка
разбойников.

    - Вы правы, господин Отомо, - ответил голос Минамото Юкинари. - Мы
отвезем этого негодяя в Хэйан, хотя и  неприятно  будет  находиться  в
одной с ним повозке.

    - Я же сказал, что сяду на коня!  -  это  был  тот  же  незнакомый
голос, принадлежавший молодому мужчине. - До столицы всего день  пути,
если не тратить время зря.

    - День и ночь, господин, - напомнил голос старшего  кэрая  Кэнске,
прозвучавший чуть ли не в самом ухе у Бэнкея.

    - Ночью-то  я  сплю,  а  не  сижу  на  коне,  -  сердито  возразил
незнакомый голос.

    Бэнкей захотел шевельнуться - и  не  смог.  Ощущение  было  такое,
будто его голова, как у Рокуро-Куби, сама по себе, а тело  -  само  по
себе и находится где-то очень далеко.

    Тогда Бэнкей открыл глаза.

    Над ним собрались оба молодых господина  -  Фудзивара  Нарихира  и
Минамото Юкинари, хозяева усадьбы - старик и юноша,  Кэнске  сидел  на
корточках возле  Бэнкея  и  разглаживал  складки  повязки,  охватившей
голову монаха. Удивительно было, что возле самого уха журчала вода.

    Бэнкей обвел глазами местность - и обнаружил,  что  лежит  на  дне
водоема. Накануне зимы воду отсюда  спустили,  и  та,  что  лилась  из
бамбуковых труб, тоже утекала неизвестно куда. Судя по всему, Бэнкей в
последней схватке с Рокуро-Куби отступал до тех пор, пока не  свалился
в водоем, крепко ударившись спиной и затылком о выложенное камнем дно.

    Как это случилось - Бэнкей не помнил.

    Он сосредоточился на своих ощущениях - и, пока Фудзивара  Нарихира
клятвенно обещал Минамото Юкинари провести день  в  седле  без  жалоб,
стал понемногу возвращать себе свое тело.

    Прежде всего, выяснилось, что монах связан. Затем  -  на  груди  у
него лежало что-то тяжелое и неприятное.  И,  наконец,  многочисленные
царапины и укус на руке дали-таки о себе знать.

    - Да и никакой он на самом деле не монах! -  рассуждал  между  тем
старик.  -  У  него  и  разрешения   проповедовать-то   нет!   Обычный
самозванец, каких в горах великое множество. Ходят, народ  морочат.  А
свои хрустальные четки он украл у такого же  несчастного,  как  бедный
гадальщик.

    - Я тоже подумал было, что это - сюгэндзя,  -  сказал  Юкинари.  -
Свалился с горы, да еще...

    Юноша замолчал - сообразил, что незачем посторонним  знать,  монах
решал недоразумение с оборотнем, принявшим облик госпожи  кошки.  Этот
приятный старый господин Отомо Мунэюки с  внуком  и  внучкой  приехали
сюда из Хэйана провести дни удаления,  потому  что  трудно  найти  для
очистительного затворничества более  подходящее  место.  И  ничуть  не
огорчился, когда в последний день уединения целая компания попросилась
на ночлег. История с оборотнем  ему  вряд  ли  понравилась  бы.  Да  и
неизвестно, кому он мог бы по секрету рассказать ее в Хэйане.

    Юкинари уже успел обменяться с внучкой господина Отомо стихами - и
стихи внушали надежду на более близкое знакомство.

    - Вполне может статься, что этот монах  -  сюгендзя,  господин,  -
поняв, почему замолчал Юкинари, вставил Кэнске. - Полюбуйтесь, как  он
расхаживает - с голыми руками! Не иначе, горные отшельники научили его
стоять под ледяным водопадом! Встречал я таких...

    - Скажи лучше - охотился  ты  за  такими,  -  усмехнулся  господин
Отомо. - Ты ведь старый воин - и вполне может оказаться, что ты был  в
тех  отрядах,  которые  охотились  за  ямабуси.  Ведь  и  они,  и   их
разлюбезные ученики сюгэндзя - вне закона, было бы вам  это  известно,
молодые люди. Время от времени  государственный  совет  вспоминает  об
этом. Но вам лучше знать, как сейчас настроены во дворце по  отношению
к горным отшельникам, господин Фудзивара, поскольку вы - придворный...

    - Я ничего плохого не скажу о Спящих-в-горах, - отвечал  Нарихира,
- хотя бы потому, что мой предок,  Фудзивара  Накаморо,  вынужден  был
скрываться со своими людьми как раз в скитах горных  отшельников...  И
было бы непристойно с моей стороны проявлять неблагодарность.

    -  Примите  мои  извинения,  господин  Фудзивара,  -  сухо  сказал
господин  Отомо.  Действительно   -   нехорошо   было   напоминать   о
высокородном мятежнике.

    Бэнкей тем временем мысленно взывал к отцу-настоятелю.

    Очевидно,  старенький  настоятель,  которого   посещали   странные
озарения, в эту минуту мирно дремал - что случалось с ним  среди  бела
дня все чаще и чаще. И не мог подтвердить  Бэнкею,  что  это  странное
приключение - действительно один из шагов на том самом  Пути,  который
он пообещал монаху.

    Старший кэрай неодобрительно взглянул на господина Отомо.  Молодой
приятель Минамото Юкинари старшему кэраю нравился,  а  этот  старик  -
нет.

    - И давно прошли те времена, когда можно было послать  вооруженный
отряд и выловить всех сюгэндзя в окрестностях, господин,  -  обратился
он к Отомо Мунэюки, не вставая с корточек. -  Они  живут  общинами,  а
командуют ими старые и опытные ямабуси. Спящие-в-горах знают  и  умеют
такое, что нам и не снилось. И еще старики говорят, что их учат  своим
хитрым штучкам тэнгу.

    - Перестань, Кэнске, - одернул его  Юкинари,  довольный,  впрочем,
что кэрай  возразил  господину  Отомо.  Тот  был  всего-навсего  дедом
хорошенькой внучки, а Нарихира - давним приятелем, обещавшем к тому же
позаботиться о карьере Юкинари. - Послушать деревенских стариков - так
все ямабуси на самом деле люди-вороны.

    - Простите, господин, мою глупую болтовню, - отвечал Кэнске.  -  А
все-таки тэнгу с горными отшельниками заодно.

    Молодой человек, внук  господина  Отомо,  лишь  молча  смотрел  на
Бэнкея. Меча при нем не было, да и сомневался  монах,  что  изнеженный
горожанин сможет нанести хороший удар.

    - Плесни ему в лицо водой, Кэнске, - приказал Фудзивара  Нарихира.
- Мы так все утро простоим, охраняя этого негодного монаха.

    - Фальшивого монаха! - поправил  господин  Отомо.  -  Не  понимаю,
зачем эти нежности с гнусным убийцей!

    - По-моему, он уже пришел в себя, господа! - воскликнул Кэнске.  -
Его ресницы и веки вздрагивают!

    - Так помоги ему подняться на ноги, - велел Нарихира. - Пусть  сам
идет к повозке!

    Кэнске махнул рукой одному из кэраев,  что  почтительно  стояли  в
стороне, и вдвоем они подняли Бэнкея.

    Едва оказавшись на ногах, он чуть было не  полетел  носом  вперед.
Тогда Бэнкей наконец посмотрел, что за тяжесть  болтается  у  него  на
груди.

    И монаху чуть не сделалось дурно.

    На него смотрели злобные глаза желтобрового гадальщика.

    Прошло страшное мгновение, прежде  чем  Бэнкей  сообразил,  в  чем
дело.

    Голова Рокуро-Куби вцепилась зубами в монашеское оплечье  -  кэса.
То ли гадальщик целил в горло, да промахнулся,  то  ли  это  случилось
как-то иначе - Бэнкей вспомнить не мог. Страшная голова,  чьи  челюсти
сомкнулись намертво, повисла на холщовом  кэса,  как  тяжелый  камень,
прихватив сквозь холст еще и рясу.

    Как ни странно, эта встряска многое прояснила.

    Бэнкей понял: его обвинили в убийстве гадальщика - с точки  зрения
молодых  господ,  вполне  безобидного  старого  бродячего  гадальшика,
благодаря которому они провели ночь в такой приятной усадьбе.

    Кто-то из кэраев мог, обнаружив  утром,  что  снег  поблизости  от
усадьбы  истоптан  и  окровавлен,  обойти  окрестности  дозором  -   и
обнаружить обезглавленный труп в  яме.  А  потом  нашли  лежащего  без
чувств и памяти монаха, на кэса у которого повисла мертвая голова. Что
еще могли предположить эти люди? Да только то, что монах с гадальщиком
чего-то не поделили, и монах, как более сильный и  ловкий,  исхитрился
снести гадальщику голову с плеч. Или  же  гадальщик  знал  про  монаха
что-то скверное и пообещал рассказать это молодым господам...

    Конечно, разумный человек  сразу  же  задаст  вопрос:  а  где  тот
клинок, которым монах отсек голову гадальщику? И ему ответят -  трудно
ли забросить клинок в сугробы? Не раскапывать же теперь  весь  снег  в
окрестностях!

    Вопрос же о том, как отрубленная голова оказалась висящей на кэса,
никто и задавать бы не стал. Всем известно -  если  человек,  погибая,
всю свою вылетающую из тела душу вложит в  одно-единственное  желание,
то оно и сбудется.  Если  гадальщик  перед  смертью  яростно  возжелал
мести, а монах, совершив убийство, скажем,  нагнулся  над  трупом,  то
голова могла последним предсмертным  усилием  подпрыгнуть  и  сомкнуть
зубы на кэса. Такие случаи бывали, и ничего чудесного в этом никто  не
видел.

    - Кто ты  такой,  монах?  Откуда  ты  взялся?  -  властно  спросил
Фудзивара Нарихира.

    Бэнкей ничего не ответил.

    Он мог бы сослаться на  отца-настоятеля  -  и  Нарихира  с  полным
основанием назвал бы  его  лжецом.  Пробыв  какое-то  время  в  горном
монастыре, он ни разу не встретился там с  Бэнкеем.  И  как  объяснить
молодому человеку, что накануне наступления Нового  года  монах  вдруг
покидает свой монастырь, тайно идет по следу  путешественников,  ночью
подкрадывается к расположенной в стороне от дороги усадьбе?

    Умнее всего было сейчас просто молчать.

    Бэнкею приходилось убегать из плена. Он знал, как нужно  напрягать
мышцы, чтобы они стали больше в  тот  миг,  когда  на  них  затягивают
веревки. Он знал, как увеличивать подвижность рук и  ног  в  суставах.
Старший  кэрай  был  прав  -  ямабуси  многому  его  научили.   И   он
действительно стоял под ледяным водопадом.

    Он не сомневался, что при необходимости найдет способ удрать.

    Но сделать этого он никак не мог.

    Бэнкей не знал, что произошло с того мгновения, как в нем внезапно
проснулась спасительная  сила  Пламенного  меча  Фудо-ме,  до  другого
мгновения - когда его, уже при свете наступившего  дня,  обнаружили  в
пустом  водоеме.  Он  не  понимал,  почему  кровожадные   Рокуро-Кубо,
очевидно, столкнувшие его в водоем, не  кинулись  туда  за  ним  и  не
загрызли его. Конечно, это было бы с их стороны невероятной глупостью,
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9 10 11 12 13 14 15 ... 22
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама