Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-127: Живое оружие
StarCraft II: Wings of Liberty |#17| Media Blitz
StarCraft II: Wings of Liberty |#16| Supernova
DARK SOULS™: REMASTERED |#14| Gravelord Nito

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - А&Б Стругацкие Весь текст 346.28 Kb

Трудно быть богом

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 7 8 9 10 11 12 13  14 15 16 17 18 19 20 ... 30
остается одно - как следует повеселиться. Затем он повернулся к хозяину  и
громогласно осведомился, есть ли в этом заведении место,  где  благородные
люди могут прилично и скромно  провести  время,  не  стесняясь  соседством
всякой швали, рвани и  ворья.  Хозяин  заверил  его,  что  именно  в  этом
заведении такое место существует.
     - Отлично! - величественно сказал барон и  бросил  хозяину  несколько
золотых. - Подайте для меня и вот этого дона все самое лучшее, и пусть нам
служит  не  какая-нибудь  смазливая  вертихвостка,  а  почтенная   пожилая
женщина!
     Хозяин сам проводил благородных донов в чистую половину. Народу здесь
было немного. В углу мрачно веселилась компания серых офицеров  -  четверо
лейтенантов в тесных мундирчиках и двое  капитанов  в  коротких  плащах  с
нашивками  министерства  охраны  короны.  У  окна  за  большим  узкогорлым
кувшином  скучала  пара  молодых   аристократов   с   кислыми   от   общей
разочарованности  физиономиями.  Неподалеку  от  них  расположилась  кучка
безденежных донов в потертых колетах и  штопаных  плащах.  Они  маленькими
глотками пили пиво и ежеминутно обводили помещение жаждущими взорами.
     Барон рухнул  за  свободный  стол,  покосился  на  серых  офицеров  и
проворчал: "Однако и здесь не  без  швали..."  Но  тут  дородная  тетка  в
переднике подала первую  перемену.  Барон  крякнул,  вытащил  из-за  пояса
кинжал и принялся веселиться. Он молча  пожирал  увесистые  ломти  жареной
оленины, груды маринованных моллюсков, горы морских раков, кадки салатов и
майонезов, заливая все это водопадами вина, пива, браги и вина, смешанного
с пивом и брагой. Безденежные доны по одному и по двое начали перебираться
за его стол, и барон  встречал  их  молодецким  взмахом  руки  и  утробным
ворчанием.
     Вдруг он перестал есть, уставился на  Румату  выпученными  глазами  и
проревел лесным голосом:
     - Я давно не был в Арканаре, мой благородный друг!  И  скажу  вам  по
чести, мне что-то здесь не нравится.
     - Что именно, барон? - с интересом спросил Румата, обсасывая крылышко
цыпленка.
     На лицах безденежных донов изобразилось почтительное внимание.
     - Скажите мне, мой друг! - произнес барон, вытирая замасленные руки о
край плаща. - Скажите,  благородные  доны!  С  каких  пор  в  столице  его
величества короля  нашего  повелось  так,  что  потомки  древнейших  родов
Империи шагу не  могут  ступить,  чтобы  не  натолкнуться  на  всяких  там
лавочников и мясников?!
     Безденежные доны переглянулись и стали отодвигаться. Румата покосился
в угол, где сидели серые. Там перестали пить и глядели на барона.
     - Я вам скажу, в чем дело, благородные доны, - продолжал барон Пампа.
- Это все потому, что вы здесь перетрусили.  Вы  их  терпите  потому,  что
боитесь. Вот ты боишься! - заорал он, уставясь на ближайшего  безденежного
дона. Тот сделал постное лицо и отошел  с  бледной  улыбкой.  -  Трусы!  -
рявкнул барон. Усы его встали дыбом.
     Но от безденежных донов толку было мало. Им явно не хотелось драться,
им хотелось выпить и закусить.
     Тогда барон перекинул ногу через лавку, забрал в кулак правый  ус  и,
вперив взгляд в угол, где сидели серые офицеры, заявил:
     - А вот я ни черта не боюсь! Я бью серую сволочь, как только она  мне
попадется!
     - Что там сипит эта пивная бочка? - громко осведомился серый  капитан
с длинным лицом.
     Барон удовлетворенно улыбнулся. Он с грохотом выбрался из-за стола  и
взгромоздился  на  скамью.  Румата,  подняв  брови,  принялся  за   второе
крылышко.
     - Эй вы, серые подонки! - заорал барон, надсаживаясь, словно  офицеры
были за версту от него. - Знайте, что третьего дня я, барон Пампа дон Бау,
задал вашим ха-ар-рошую трепку! Вы понимаете, мой друг, - обратился  он  к
Румате из-под потолка, - пили это мы с  отцом  Кабани  вечером  у  меня  в
замке. Вдруг прибегает мой конюх и сообщает, что  шайка  серых  р-разносит
корчму "Золотая Подкова". Мою корчму, на моей родовой земле!  Я  командую:
"На коней!.." - и туда. Клянусь шпорой, их была там целая  шайка,  человек
двадцать! Они захватили каких-то троих, перепились, как свиньи... Пить эти
лавочники не умеют... И стали всех лупить и все ломать. Я  схватил  одного
за ноги - и пошла потеха! Я гнал их до самых Тяжелых Мечей... Крови было -
вы не поверите, мой друг, - по колено, а топоров осталось столько...
     На этом рассказ барона был прерван. Капитан с длинным лицом  взмахнул
рукой, и тяжелый метательный нож лязгнул о нагрудную  пластину  баронского
панциря.
     - Давно бы так! - сказал барон и выволок из ножен огромный  двуручный
меч.
     Он с неожиданной ловкостью соскочил на пол,  меч  сверкающей  полосой
прорезал воздух и перерубил потолочную  балку.  Барон  выругался.  Потолок
просел, на головы посыпался мусор.
     Теперь все были на ногах.  Безденежные  доны  отшатнулись  к  стенам.
Молодые  аристократы  взобрались  на  стол,  чтобы  лучше  видеть.  Серые,
выставив перед собой клинки,  построились  полукругом  и  мелкими  шажками
двинулись на барона. Только Румата остался  сидеть,  прикидывая,  с  какой
стороны от барона можно встать, чтобы не попасть под меч.
     Широкое лезвие  зловеще  шелестело,  описывая  сверкающие  круги  над
головой барона. Барон поражал воображение. Было в нем что-то от  грузового
вертолета с винтом на холостом ходу.
     Окружив его с трех сторон, серые были вынуждены остановиться. Один из
них неудачно стал спиной к Румате, и  Румата,  перекинувшись  через  стол,
схватил его за шиворот, опрокинул на спину в блюда с объедками  и  стукнул
ребром ладони ниже уха. Серый закрыл глаза и замер. Барон вскричал:
     - Прирежьте его, благородный Румата, а я прикончу остальных!
     Он их всех поубивает, с неудовольствием подумал Румата.
     - Слушайте, - сказал он серым. - Не будем портить друг другу  веселую
ночь. Вам не выстоять против нас. Бросайте оружие и уходите отсюда.
     - Ну вот еще, - сердито возразил барон. - Я желаю драться! Пусть  они
дерутся! Деритесь же, черт вас подери!
     С этими словами он двинулся на серых,  все  убыстряя  вращение  меча.
Серые отступали, бледнея на глазах. Они явно никогда  в  жизни  не  видели
грузового вертолета. Румата перепрыгнул через стол.
     - Погодите, мой друг, - сказал он. - Нам совершенно незачем ссориться
с этими людьми. Вам не нравится их присутствие здесь? Они уйдут.
     - Без оружия мы не уйдем, - угрюмо сообщил один из лейтенантов. - Нам
попадет. Я в патруле.
     - Черт с вами, уходите с оружием,  -  разрешил  Румата.  -  Клинки  в
ножны, руки за головы, проходить по одному!  И  никаких  подлостей!  Кости
переломаю!
     - Как же мы уйдем? - раздраженно осведомился длиннолицый  капитан.  -
Этот дон загораживает нам дорогу!
     - И буду загораживать! - упрямо сказал барон.
     Молодые аристократы обидно захохотали.
     - Ну хорошо,  -  сказал  Румата.  -  Я  буду  держать  барона,  а  вы
пробегайте, да побыстрее, - долго я его не  удержу!  Эй,  там,  в  дверях,
освободите проход!.. Барон, - сказал он, обнимая Пампу за обширную  талию.
- Мне кажется, мой друг, что вы забыли одно  важное  обстоятельство.  Ведь
этот славный меч употреблялся вашими предками только для благородного боя,
ибо сказано: "Не обнажай в тавернах".
     На лице барона, продолжавшего вертеть мечом, появилась задумчивость.
     - Но у меня же нет другого меча, - нерешительно сказал он.
     - Тем более!.. - значительно сказал Румата.
     - Вы так думаете? - барон все еще колебался.
     - Вы же знаете это лучше меня!..
     - Да, - сказал барон. - Вы правы.  -  Он  посмотрел  вверх,  на  свою
бешено работающую кисть. - Вы не поверите, дорогой Румата, но я  могу  вот
так три-четыре часа подряд - и нисколько не устану... Ах,  почему  она  не
видит меня сейчас?!
     - Я расскажу ей, - пообещал Румата.
     Барон вздохнул и опустил меч. Серые, согнувшись, кинулись мимо  него.
Барон проводил их взглядом.
     - Не знаю, не знаю... - нерешительно сказал он. - Как вы  думаете,  я
правильно сделал, что не проводил их пинками в зад?
     - Совершенно правильно, - заверил его Румата.
     - Ну что ж, - сказал барон, втискивая меч  в  ножны.  -  Раз  нам  не
удалось подраться,  то  уж  теперь-то  мы  имеем  право  слегка  выпить  и
закусить.
     Он стащил со стола за ноги серого лейтенанта, все еще  лежавшего  без
сознания, и зычным голосом гаркнул:
     - Эй, хозяюшка! Вина и еды!
     Подошли молодые аристократы и учтиво поздравили с победой.
     - Пустяки, пустяки, -  благодушно  сказал  барон.  -  Шесть  плюгавых
молодчиков, трусливых, как все лавочники. В "Золотой Подкове"  я  раскидал
их два десятка... Как удачно, - обратился он к Румате, - что тогда при мне
не было моего боевого меча! Я мог бы в забывчивости обнажить его.  И  хотя
"Золотая Подкова" не таверна, а всего лишь корчма...
     - Некоторые так и говорят, - сказал Румата. - "Не обнажай в корчме".
     Хозяйка принесла новые блюда с мясом  и  новые  кувшины  вина.  Барон
засучил рукава и принялся за работу.
     - Кстати, - сказал Румата. - Кто были те  три  пленника,  которых  вы
освободили в "Золотой Подкове"?
     - Освободил? - барон перестал жевать и уставился на Румату. - Но, мой
благородный друг, я, вероятно, недостаточно точно выразился! Я  никого  не
освобождал. Ведь они были арестованы, это государственное дело... С  какой
стати я бы стал их освобождать?  Какой-то  дон,  вероятно,  большой  трус,
старик книгочей и слуга... - Он пожал плечами.
     - Да, конечно, - грустно сказал Румата.
     Барон вдруг налился кровью и страшно выкатил глаза.
     - Что?! Опять?! - заревел он.
     Румата оглянулся.  В  дверях  стоял  дон  Рипат.  Барон  заворочался,
опрокидывая скамьи и роняя блюда. Дон Рипат значительно посмотрел в  глаза
Руматы и вышел.
     - Прошу прощенья, барон, -  сказал  Румата,  вставая.  -  Королевская
служба...
     - А... - разочарованно произнес барон. - Сочувствую... Ни за  что  не
пошел на службу!
     Дон Рипат ждал сразу за дверью.
     - Что нового? - спросил Румата.
     - Два часа назад, - деловито сообщил дон Рипат, - по приказу министра
охраны дона Рэбы я арестовал и препроводил в Веселую Башню дону Окану.
     - Так, - сказал Румата.
     - Час назад дона Окана умерла, не выдержав испытания огнем.
     - Так, - сказал Румата.
     - Официально ее обвинили в шпионаже. Но...  -  Дон  Рипат  замялся  и
опустил глаза. - Я думаю... Мне кажется...
     - Я понимаю, - сказал Румата.
     Дон Рипат поднял на него виноватые глаза.
     - Я был бессилен... - начал он.
     - Это не ваше дело, - хрипло сказал Румата. Глаза дона  Рипата  снова
стали оловянными. Румата кивнул ему и вернулся к столу.  Барон  доканчивал
блюдо с фаршированными каракатицами.
     - Эсторского!  -  сказал  Румата.  -  И  пусть  принесут  еще!  -  он
откашлялся. - Будем веселиться. Будем, черт побери, веселиться...


     Когда Румата пришел в себя, он обнаружил, что стоит посреди обширного
пустыря.  Занимался  серый   рассвет,   вдали   сиплыми   голосами   орали
петухи-часомеры. Каркали вороны, густо кружившиеся над какой-то неприятной
кучей  неподалеку,  пахло  сыростью  и  тленом.  Туман  в  голове   быстро
рассеивался, наступало знакомое состояние пронзительной ясности и четкости
восприятий, на языке приятно таяла мятная горечь.  Сильно  саднили  пальцы
правой руки. Румата поднес к глазам сжатый кулак. Кожа на  косточках  была
ободрана, а  в  кулаке  была  зажата  пустая  ампула  из-под  каспарамида,
могучего  средства   против   алкогольного   отравления,   которым   Земля
предусмотрительно снабжала своих разведчиков на отсталых планетах. Видимо,
уже здесь, на пустыре,  перед  тем  как  впасть  в  окончательно  свинское
состояние,  он  бессознательно,  почти  инстинктивно  высыпал  в  рот  все
содержимое ампулы.
     Места  были  знакомые  -  прямо  впереди  чернела   башня   сожженной
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 7 8 9 10 11 12 13  14 15 16 17 18 19 20 ... 30
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (3)

Реклама