Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#3| Groundhog Day
Aliens Vs Predator |#2| And again the factory
Aliens Vs Predator |#1| To freedom!
Aliens Vs Predator |#10| Human company final

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Гарольд Роббинз Весь текст 755.54 Kb

Камень для Дэнни Фишера

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 46 47 48 49 50 51 52  53 54 55 56 57 58 59 ... 65
   Я встал с кресла и перегнулся через стол. И совершенно серьезно сказал
ему. - Я обязан тебе больше, чем кому-либо другому на свете, Сэм. Поверь
мне, я очень признателен тебе за то, что ты сделал для меня. Мне не
хотелось бы вешать на тебя хомут, но жить в этом мире - это не только
иметь работу. Надо еще иметь кое-что за душой. На работе этого никогда не
добьешься, Сэм. Есть только один способ достичь этого. Большие деньги надо
делать самому. Ты это понял еще в тот первый раз за городом, и тебе это
удалось самому. Теперь и я хочу попробовать.
   Я, конечно, доволен тем , что есть, но теперь я хочу сам попробовать
зашибить деньгу.
   Он долго смотрел мне в глаза, затем лицо его расплылось в улыбке. Он
понял, что уже уступил. Но все же он предпринял еще одну попытку. - Ну а
допустим, что Филдз попробует тебя обойти?
   - Он этого на сделает, - уверенно возразил я. - Я это выяснил, пока
наводил справки для тебя. Для него это просто мелочь.
   Он откинулся в кресле и вынул чековую книжку. - Ладно, Дэнни, -спокойно
сказал он, - Сколько тебе нужно?
   - Шесть кусков, - ответил я.
   - На какой срок?
   - Год после войны, - быстро сказал я. - Рисковать не хочу.
   - Господи, да война может продлится ещё десять лет! - взорвался он.
   Я улыбнулся. - Если так, то ты останешься без денег. Полагаю, эти
машины протянут года три. Затем надо будет приобретать новые.
   Сэм стал подсчитывать. - По обычным ставкам, Дэнни? - лукаво спросил он.
   Обычные ставки в таком деле были ростовщичеством, как правило шесть за
пять. - Не увлекайся, Сэм, - сказал я. - Ведь это всё-таки семейное дело.
   - Десять процентов в год на бессрочном векселе, - быстро сказал он.
   Я кивнул. - Что ж, годится, Сэм, - ухмыльнулся я. - Ну так как, ехать
ли мне теперь в Атлантик-Сити?
   К чёрту! - выругался он, и ручка заскрипела у него по чековой книжке. -
Заводи свои собственные счета. Ты теперь сам себе хозяин.
    
  
 Глава 9  
  
 Я вышел из кабинета и сел за свой стол. Посмотрел на чек у себя в руках.
Мне всё ещё не верилось, что я сумел сделать это. У меня и мысли такой не
было до тех пор, как я пошёл к нему. Я положил чек на стол и разгладил
его. Написанное на нем стояло у меня перед глазами : шесть тысяч долларов.
У меня возникло невероятное желание: хапнуть деньги и бежать. Никогда в
жизни у меня не было таких денег.
   Затем появился соблазн отнести чек Сэму и вернуть его назад. Сказать
ему, что передумал и хочу остаться на работе. Да что я с ума сошёл, что
ли, чтобы провернуть такое крупное дело? Сэм -тертый калач. Коли он
посчитал это дело невыгодным, то, может, он и прав. Судя по тому, как он
ведет дела, я понял, что обычно он бывает прав. Не всякому удается нажить
капитал так, как это сделал Сэм, практически на пустом месте. С чего бы
это я посчитал, что он не прав?
   Я вдруг почувствовал усталость и прикрыл глаза. Что это вдруг взбрело
мне в голову? Откуда такие мысли? Ведь зарабатывал же я себе на прожитьё.
Вполне доволен. Да несколько лет тому назад я бы и зуба не пожалел за
такое место! А теперь оно уже не устраивает меня. Я поразмыслил о причинах
этого. Они ведь где-то здесь должны быть. Запрятаны где-то в потайном
уголке, но совсем рядом, как то слово, что вертится на языке. Должно же
что-то быть. Ведь не от того же всё это случилось, что Сэм отказался от
этой сделки.
   Я снова обдумал всю сделку. Наверное, что-то в ней есть такое, что
захватило меня. Всё началось несколько недель назад, когда Сэм послал меня
разузнать про эти торговые автоматы. До сих пор я занимался лишь
концессиями, которыми управлял Сэм.
   В первый же день моей работы он вызвал меня к себе в кабинет. И тогда
только я впервые осознал, что он действительно ворочает большими делами.
Он заговорил только тогда, когда за мной закрылась дверь. Взгляд у него
был холодным и вызывающим. Он заговорил со мной таким тоном, какого я
раньше от него не слышал, он был четким и деловым. - Если ты думаешь,
Дэнни, что у тебя здесь будет синекура, то можешь проваливать прямо сейчас.
   Я ничего не ответил.
   - Коли ты считаешь, что получил здесь работу потому, что я у тебя на
крючке, то забудь об этом, - продолжал он все тем то тоном. - Я буду
платить тебе тридцать долларов в неделю потому, что ожидаю от тебя работы
на такую сумму. - Он снова внимательно посмотрел на меня, надеясь на
ответ. Я не ответил, и он продолжал. - Тебе не будет никаких поблажек
из-за того, что ты брат Мими, так что и на это не надейся. Либо ты будешь
работать как следует, либо уходи. Ничего другого здесь не получится, все
остальное не в счёт. Мне безразлично, чем ты собираешься воздействовать на
меня, но если ты не будешь работать как следует, то я тебя упеку, даже
глазом не успеешь моргнуть! - Он уставился на меня. - Усек?
   Я чуть ли не улыбнулся , услышав знакомое словечко. Это было его
любимое выражение.
   - Секу, - ответил я. - Именно так я и хочу работать. Мне надоели
поблажки и подачки.
   Он тяжело кивнул. - Хорошо, - Значит мы поняли друг друга. Тогда иди и
принимайся за дело.
   Он занялся своими делами, и я понял, что свободен. Когда я вышел, лицо
у секретарши вспыхнуло. Я улыбнулся ей и пошел к своему столу, который в
то время стоял в передней части конторы вместе со столами других клерков.
Моя работа заключалась в регистрации дел в каждой из концессий и
постоянном контроле их имущества.
   После этого я не так часто виделся с Сэмом. Он относился ко мне
совершенно так же, как и к остальным сотрудникам, ни лучше, ни хуже. Я
проработал так больше года, когда одного из контролеров призвали в армию.
Я получил повышение на его место. Там платили сорок пять в неделю, и
полагалась служебная машина. Работа состояла в том, чтобы ездить по
концессиям и выяснять, как идут дела, проверять правильность отчислений в
компанию. Некоторых издержек избежать в таком смутном и туманном деле было
нельзя, но мы старались сохранять их на приличном минимуме.
 
   Я делал успехи по работе. Стало даже так, что я приходил на место,
немного похаживал вокруг и инстинктивно понимал, как идут дела. Я узнавал,
какую долю нам отчисляют, и что нужно сделать, чтобы уравнять доходы. Сэму
тоже не потребовалось много времени, чтобы понять, что я освоил дело. И
тогда он стал давать мне задания по оценке. Он посылал меня на место перед
тем, как брать его, и я делал оценку. Я проводил там столько времени,
сколько мне нужно было, затем возвращался в контору и излагал Сэму суть.
Как правило, оценка была точной, в пределах нескольких долларов.
   Я получил пару повышений, и затем он стал использовать меня
исключительно для оценки. И я хорошо чувствовал себя при этом в силу ряда
причин, главным образом потому, что мы оба понимали, что я работаю хорошо.
Ни одна сторона при этом не имела никаких поблажек. Кроме него самого я
был единственным работником, на мнение которого он полагался в плане
концессий. До тех пор он всегда делал оценку новых объектов сам.
   Мне никогда в голову не приходило, чтобы делать что-либо помимо работы,
до тех пор, пока Сэм не дал мне то задание с торговыми автоматами. Что-то
в этом деле сразу же насторожило меня уже тогда, как только я вошел в
контору г-на Кристенсона. И дело было вовсе не в деньгах. Сэм заключил уже
много сделок по моим рекомендациям, и они стоили и гораздо больше, и
намного меньше этой. Дело было в самой концепции. Я представил себе эти
автоматы, расположенные по всему городу: в ресторанах, на вокзалах, в
аэропортах, во всех тех местах, куда люди заходят, собираются, где
задерживаются, чтобы провести какое-то время.
   Великолепные металлические аппараты вроде бы безразлично стоят там и
запускают свои руки в карманы каждого, удовлетворяя любой вкус и
потребности каждого.
   Хотите купить? Пожалуйста кока-кола. Жевательная резинка, конфеты,
сигареты!
   Может быть это оттого, что г-н Кристенсон так подал мне идею. По тому,
как он вёл себя, было видно, что ему не хочется продавать. Но что делать,
если врач говорит, что плохо дело с сердцем, и что надо либо бросать
работу , либо подыхать?
   Я так и не выяснил, откуда Сэм узнал про него. Но когда я съездил туда
и увидел, что в деле занято всего пять человек, и что выручка составляет
три куска в неделю, мне это понравилось. Оно понравилось мне еще больше,
когда я полностью изучил это дело.
   У Кристенсона был 141 работающий автомат для сигарет и 92 автомата для
кока -колы в разлив. В мастерской у него стояло 14 машин, к которым он не
мог найти запчастей, но если бы они работали , то это давало бы еще три
сотни долларов в неделю . Кроме того, сорок процентов точек были
расположены плохо, но Кристенсон был слишком болен, чтобы подыскивать
новые места. Переместив эти аппараты, можно свободно увеличить общую
выручку до четырех тысяч.
   Кристенсон рассчитывал получать десять процентов с общей выручки, или
примерно три сотни в неделю. Я же подсчитал, что если осуществить все то,
что я задумал, то можно было бы поднять рентабельность по крайней мере до
15%. Это значит шестьсот в неделю из общей выручки в четыре тысячи. Это
уже вполне приличный доход. Вот почему я и порекомендовал Сэму эту сделку.
   Одним мановением пальца он мог обделать это дело, а при его связях он,
вероятно, мог бы достать ещё машин. Вот тогда-то я впервые и задумался об
этом в личном качестве. Я тогда подумал, что, если Сэм не хочет возиться,
то я мог бы заправлять всем этим хозяйством у него. Затем я съездил к
производителям аппаратов, чтобы выяснить насчет запчастей. Сейчас,
естественно, в наличии не было ничего, все они были слишком завалены
военными заказами. Но один из них показал мне проспект послевоенных
моделей.
   И у меня широко раскрылись глаза. Такое поле деятельности нельзя было
упускать.
   В этом проспекте было гораздо больше настоящих карманников, чем на
Кони-Айденде в шумный день. Аппараты, подваривающие сосиски и выдающие их
завёрнутыми в салфетку, автоматы, продающие горячий кофе в разовых
стаканчиках, бутерброды - всё, что только душа пожелает. Был даже аппарат,
продающий страховку в аэропорту перед вылетом. Они обдумали всё, за
исключением того, где их располагать.
   Возможности раскрывались вокруг как на ладони. И дело было не в том,
что предприятие Кристенсона давало такой доход сейчас, так как оно с таким
же успехом могло бы не приносить и цента. В нем были задатки послевоенного
рынка, то самое, к чему стремится любой предприниматель. Такое дело может
потихоньку утвердиться именно сейчас, когда все заняты совсем другим, и
заполонить все удобные места. Тогда это было бы действительно крупное
предприятие.
   Но Сэм был такой же как все. Дела у него шли хорошо, и он не собирался
выжимать все до последней капли. Зачем рисковать, когда деньги и так текут
рекой.
   Я посмотрел на чек у себя в руках. Всё-таки я не нашел ответа на свой
вопрос.
   Что же меня побудило так поступить? Я понял, что теперь это не просто
бизнес, это что-то другое. Но только когда вечером я добрался домой и
увиделся с Нелли, только тогда я нашёл ответ.
   Я спокойно вошел в квартиру, думая о том, как она воспримет новость. Я
надеялся, что она не станет волноваться, но она вела себя странно в этом
отношении. Она очень настаивала на том , чтобы пойти работать и копить
деньги. И она не видела никаких других путей, чтобы разбогатеть.
   Несколько раз я хотел сменить квартиру, но она отказывалась. -Зачем
тратить деньги на квартплату? - спросила она. - Нам и здесь хорошо.
   - Но, сладкая моя, - говорил я , - за большую сумму можно и устроиться
поудобнее.
   - Нет, отвечала она, - лучше оставим все как есть, пока идёт хорошо.
Никто не знает, как еще повернутся дела. И тогда нам понадобится всё до
копеечки.
   Некоторое время спустя я перестал заговаривать об этом. Я прекрасно
понимал, что она опасается худшего, и у неё на это были веские основания.
Ведь до сих пор мы знали только нужду. Какое право имеем мы считать, что
что-то изменится к лучшему? Это была психология времён депрессии, и она
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 46 47 48 49 50 51 52  53 54 55 56 57 58 59 ... 65
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама