Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-457: Burning man
SCP-081: Spontaneous combustion virus
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - Лукьяненко С. Весь текст 620.86 Kb

Звездная тень

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 3 4 5 6 7 8 9  10 11 12 13 14 15 16 ... 53
родился.
   Нельзя  ставить  на  охрану  концлагеря  существ  чужой расы. Это забыли
Геометры... Нельзя нападать на существо  одной  с  тобой  крови,  пользуясь
услугами чужака-симбионта. Это я постараюсь запомнить...
   _Хорошо. Я понял_.
   Нить   задрожала,   втягиваясь  в  мое  тело.  Куалькуа  согласился  без
возражений.
   _Никогда не делай такого с людьми_,-- зачем-то попросил я.-- _Пока ты  в
моем теле -- не делай_.
   Маша  тихонько  кашлянула.  Она  даже  не  заподозрила, что могло сейчас
случиться.
   И слава богу, что не заподозрила.



   Навигатор из Данилова был средний. Хотя  нет,  нельзя  называть  средним
навигатором   человека,  который  все  же  вывел  шаттл  к  Земле.  Правда,
понадобилось ему для этого еще восемь прыжков, а не три.
   К последнему джампу я был на взводе. Оказывается, пытка  наслаждением  и
впрямь  возможна.  Когда  экстаз  прыжка  перемежается  нудной  работой  по
реанимации корабля -- это одно. А вот когда все время валяешься  связанным,
тупо  ожидая  очередного  приступа  эйфории -- хорошего мало. Наверное, так
чувствует себя пьяница во время запоя, когда очередная бутылка, пусть  даже
самого  изысканного вина или древнего коньяка, не приносит радости -- даруя
лишь короткое, тупое забвение.
   --  Пойдем  к  "Гамме",-- негромко   сказал   Данилов.   Они   с   Машей
рассчитывали  последнюю  траекторию -- уже  не  джампа,  обычного ракетного
полета.-- На максимальной скорости...
   Интересно, а почему к "Гамме"? Глядя в потолок, я обдумывал все плюсы  и
минусы  российской  станции  СКОБы.  Не хотят садиться на планету -- что ж,
разумная  предосторожность,  мало  ли  чего  насовали   алари   в   начинку
"Волхва"...   Да  и  невозможно  сесть  с  "приклеенным"  к  борту  скаутом
Геометров. Но какие преимущества у небольшой "Гаммы" перед  главным  штабом
обороны -- "Альфой",  или  американской  орбитальной базой "Бета" -- скажем
откровенно, превосходящей "Альфу" размерами и возможностями?
   Ответ был так очевиден, что я не сразу в него поверил. Все  преимущества
"Гаммы" заключались именно в том, что это российская станция.
   Вот  те  раз. И вот те два! Мы с дедом попали не просто в ловушку СКОБы!
Мы попали в межгосударственную интригу. Российские  гэбисты  решили  помочь
родине!
   Нет,  я,  конечно,  не  против.  И  если  бы  речь шла только об этом, о
возможности обставить американцев, японцев и объединенную  Европу -- первый
бы пожал Данилову руку, а Машеньку расцеловал, несмотря на ее вечно угрюмый
вид. Подарить стране хоть немного гордости за себя... пусть  даже  гордости
за удачное воровство -- я готов. Всегда. Но до того ли сейчас? Когда пылает
дом, не время ссориться с соседями из-за протекших кранов.
   Я даже захихикал, искоса поглядывая на гэбистов. Но им было не до  меня.
   --  Обнаружат   неправильность  формы,-- сказала  Маша.-- С  "Дельты"  и
"Альфы" -- наверняка. Да и выхлоп у нас... не тот.
   --  Я свяжусь с  управлением,-- пообещал  Данилов.-- Пусть  работают  по
третьей схеме.
   --  Экспериментальный полет?
   --  Да. Пошумят и успокоятся.
   --  А в ангар "Гаммы" мы впишемся? -- спросила Маша после паузы.
   --  По габаритам -- должны.
   Все  ясно.  Иностранцам,  в  первую  очередь  американцам, будут пудрить
мозги,   уверяя,   что   "Волхв"   испытывал   начинку   "Юрия   Гагарина",
многострадального,  уже  лет  десять проектирующегося корабля с плазменными
движками.  Рано  или  поздно  те  выяснят,  что   никаких   работоспособных
плазменных  двигателей  в России не создавали, и вот тогда начнется шум. Но
сейчас важно выиграть время...
   Я невольно начал думать так, словно был  на  стороне  Данилова  и  Маши.
Словно  не  сидел,  прикрученный  к  креслу сотней метров скотча. И Данилов
будто почувствовал эту слабину.
   --  Петр,-- он   развернулся   в   кресле,   легонько   оттолкнулся   от
подлокотника -- опять  забыв  про  искусственную  гравитацию  и попытавшись
воспарить,-- еще можно все переиграть.
   --  Отправиться к Ядру? -- спросил я со всей возможной наивностью.
   Данилов вздохнул:
   --  Петр, я развязываю вас с Карелом... и мы  приводим  корабли  вместе.
Записи черного ящика рептилоид подкорректирует, полагаю... Ну?
   --  А бунта не боишься?
   --  Рискну поверить на слово.
   --  Не  верь  мне,  Данилов,-- сказал я.-- Вот я -- верил тебе, и гляди,
что получилось.
   Он пожал плечами и  сгорбился  над  пультом.  Больше  мы  ни  о  чем  не
говорили -- все  два  часа, пока "Волхв" шел к "Гамме". Не о чем нам теперь
было говорить.
   Единственное, что меня удивляло -- молчание рептилоида. Ни Карел, ни дед
не   пытались   вступить  в  разговор.  Хотелось  верить,  что  они  просто
придумывают сейчас план нашего освобождения. Вот только я  прекрасно  знаю:
когда дед что-то замышляет -- он, наоборот, болтает без умолку...



   "Гамма"   построена   по  древней,  еще  Циолковским  придуманной  схеме
"колеса".        Тридцатиметровый        вращающийся        диск,         в
центре-ступице -- невесомость,   а   по  окружности -- некое  подобие  силы
тяжести, создающееся центробежной силой. Зачем это понадобилось  Роскосмосу
и  СКОБе -- бог  знает.  Особого  комфорта  псевдогравитация не прибавляла,
экипажи менялись ежемесячно и от невесомости не пострадали бы, зато проблем
возникало  выше  головы.  Например, для перехода в боевое состояние "Гамме"
требовалось прекратить вращение -- иначе наводка боевых лазеров становилась
невозможной.
   Не  иначе  как  это  была  одна  из последних попыток нашей космонавтики
вернуть себе утраченное лидерство. Хотя бы часть  его.  Попытка  наивная  и
безнадежная,  как  и  все  остальные -- заводик по производству сверхчистых
полупроводников и безалергенных вакцин, не то уже сгоревший, не  то  просто
заброшенный  на орбите, лунная база, третий год работающая в автоматическом
режиме,   недостроенный   "Зевс" -- корабль   для   полета    к    Юпитеру,
спроектированный до изобретения джампа и успевший безнадежно устареть...
   В   ангар   "Волхв"   вошел  впритык.  Данилову  потребовалось  все  его
мастерство, чтобы затащить два корабля  внутрь,  не  вмазавшись  в  хрупкие
стенки.  Еще  с полминуты, тихо матерясь, он подрабатывал маневровыми, гася
остатки момента инерции. "Волхв" раскачивался по  ангару  словно  свинцовый
шарик, брошенный в крошечную и хрупкую елочную игрушку. Любой удар о стенку
мог серьезно повредить станцию, но  выхода  у  Данилова  не  было.  Наконец
челнок    застыл -- точнее,    начал    медленно   опускаться   на   стенку
цилиндрического ангара, влекомый  едва  ощутимой  центробежной  силой.  Люк
ангара стал беззвучно закрываться, пряча нас от любопытных радаров с других
станций СКОБы.
   Вот и  приехали.  Два  корабля,  два  героя  и  два  пленника.  На  меня
навалилась  апатия  и я закрыл глаза. Хватит. Нельзя бороться бесконечно. У
меня  был  шанс -- там,  на  полпути,  когда  куалькуа  услужливо   вытянул
щупальце. Я не захотел, не смог им воспользоваться. Значит -- все.
   Извините, Алари.
   Извини, Земля.



   Никогда  не думал, что в наши тесные космические станции впихивают такие
помещения не первой необходимости, как тюрьма.  Или  она  здесь  по-другому
называется?  Карцер,  гауптвахта,  изолятор? Не знаю. Одно точно, у алари я
сидел комфортнее.
   Камера была совсем крошечная, размером с дачный сортир. В углу и  впрямь
помещался   маленький  унитаз,  над  ним,  с  детской  непосредственностью,
конструктор  разместил  термоконтейнер  для   разогрева   пищи.   Еще   был
телевизионный  экран -- я  с  удивлением  убедился,  что  он  работает,  но
транслирует лишь  несколько  российских  телеканалов.  Надо  же,  забота  о
культурном       отдыхе      узников      присутствует.      Нашли      чем
заняться -- ретранслировать на борт станции поток  мыльных  опер  и  унылых
шоу...
   Когда  нас  с рептилоидом вели по станции, она кипела как растревоженный
улей. Носились по узким переходам черные  береты -- российские  космические
пехотинцы.   Боевой   пост,   мимо   которого   мы   прошли,   был  наглухо
задраен -- значит, введена готовность номер  один  и  за  ракетным  пультом
сидят наводчики.
   Серьезно.   Все   очень  серьезно.  Страна  тряхнула  сединой,  поиграла
одрябшими мускулами и решила не выпустить из рук чужую технологию. Куда  уж
тут рыпаться. Сиди и смотри, отвечай на вопросы и кайся в грехах...
   Я  развернул узкий гамак, забрался в него. Псевдогравитация здесь совсем
слабенькая, весу во мне сейчас было  как  в  котенке.  Тлела  под  потолком
желтая  лампочка,  временами  станция подергивалась -- совершались какие-то
маневры. Неужели обман не удался и  заокеанские  друзья  сейчас  устраивают
выволочку нашему президенту?
   Только  волен  ли президент отдать нас с рептилоидом всему человечеству?
Эту операцию вела госбезопасность. Вряд ли она захочет делиться.  А  власть
Шипунова   сейчас   вовсе  не  так  устойчива,  как  в  первые  годы  после
переворота...
   Мысли текли вялые, противные. Словно пробежал  с  рекордным  результатом
утомительный  кросс,  а  тебе  предлагают еще и поплавать в болоте. Как все
было просто на Родине и у Алари. Тяжело и просто.  А  здесь  вновь  мышиная
возня и меленькие интриги...
   Вытянув   ногу,   я   ткнул   в   кнопку  телевизора.  Плюсы  крошечного
помещения -- все под рукой... или под ногой.
   Худшего выбора я придумать не мог. Первый канал транслировал музыкальный
конкурс. Певица, неуклюже покачивающаяся на сцене, петь не умела абсолютно.
Не ее это было занятие, ей бы у плиты стоять или купальники  рекламировать.
Но  никого  это  не  трогало. Вопили у сцены фанаты и фанатки, благосклонно
улыбались в жюри коллеги певички -- часть из  которых  даже  имела  слух  и
голос.  Второй  канал  я пропустил сходу -- там шли новости, крупным планом
показывали горящий вокзал.  Четвертый  канал  порадовал  меня  политической
беседой,  сводящейся к тому, что все в жизни плохо, а надо бы жить получше.
Пятый канал гнал рекламный ролик МВД. Замогильный голос  за  кадром  вещал:
"Вы можете нарушать закон -- и тогда вам будут сниться кошмары по ночам! Вы
можете быть честным гражданином -- и хорошее настроение не  покинет  больше
вас!   Работники   милиции   имеют   оружие   и  право  применять  его  без
предупреждения! Они  хотят,  чтобы  все  жили  хорошо!"  Нехитрый  видеоряд
состоял  из  мрачных  небритых  уголовников,  белозубых смеющихся граждан и
палящих в мишени милиционеров. Шестой канал, как  обычно,  крутил  рекламу.
Речь  шла  о новейших вакуум-памперсах трехсуточного действия. Я хотел было
выключить телевизор, но тут  на  фоне  улыбающегося  ребенка  в  подгузнике
появилось  знакомое лицо -- Анатолий Романов, пилот-инструктор "Трансаэро".
Я остолбенел.
   --  Космические  полеты -- тяжелый   труд,-- сказал   Толик.-- Порой   я
провожу  многие  часы  подряд, не имея возможности отойти от пульта. Раньше
это было сопряжено со значительными неудобствами...
   В глазах Толика блестел какой-то нездоровый огонек. Мамочка, сколько  же
ему заплатили?
   --  Теперь,     с     появлением    вакуум-памперсов,    мои    проблемы
решены...-- обреченно     закончил     Толик.-- Я     взлетаю,     выполняю
джамп-перемещения,  сажусь на чужую планету и возвращаюсь, не теряя времени
на бытовые неудобства...
   Я захохотал. Кончилась  реклама  памперсов,  началась  какая-то  детская
программа,  а  я все ржал, представляя Толика в памперсах за джамп-пультом.
Нет, это же надо!
   Открылся люк, и вошел-вплыл Данилов. Почему-то я  представил  полковника
ГБ  в  тех  же  самых  памперсах -- "слежка  за товарищами -- тяжелый труд,
порой"...-- и мной овладел новый приступ веселья.
   Данилов  подозрительно  уставился  на  работающий  экран.  Там   скакали
мультяшные  звери  и жизнерадостный голос напевал "Днем в понедельник спать
неохота, только бездельник ляжет в кровать"...
   Так и  не  разобравшись  в  причинах  моего  веселья,  Данилов  отключил
телевизор.
   --  Там  Толика  показывали,-- добродушно объяснил я.-- Толика Романова.
Он памперсы рекламировал.
   Данилов уселся на опущенную крышку унитаза и сказал:
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 3 4 5 6 7 8 9  10 11 12 13 14 15 16 ... 53
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (2)

Реклама