Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео
Aliens Vs Predator |#6|
Aliens Vs Predator |#5| I'm returning the supercomputer

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - Лукьяненко С. Весь текст 620.86 Kb

Звездная тень

Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 53
они традиционно сильны. Что можно противопоставить крошечному,  быстрому  и
защищенному  кораблику?  А  ему  достаточно  лишь  приблизиться к планете и
сбросить в  атмосферу  одну-единственную  бомбочку  с  вирусным  аэрозолем.
Положим,  Дженьш  и  вы,  Алари, разотрете всю систему Геометров в пыль. Но
корабли-то останутся. И будут мстить. Долго, очень долго!
   --  Если их корабли, как мы предполагаем, используют энергию вакуума, то
их автономность практически не ограничена,-- заметила Маша.
   Была долгая пауза, потом алари спросил:
   --  Андрей  Хрумов,  ты  считаешь нецелесообразным стравливать Конклав и
Геометров?
   --  Ненужным.  Они  и  так  антагонистичны.  Сильные  расы  не  потерпят
подобных соседей.
   --  Что ты предлагаешь? Чью сторону разумнее занять?
   Дед помолчал.
   --  Вероятно,  все-таки  сторону  Геометров,-- сказал  он,  и я в полной
растерянности привстал с кресла.-- Их этика не слишком обнадеживает,  но  у
Слабых  рас  будут  шансы  уцелеть.  Попасть  под  новое  господство, да. И
все-таки -- уцелеть.
   Ну что же это такое? Я стоял, озираясь, словно пытался увидеть их сквозь
стены.  Неужели  дед  не понимает, к чему мы придем? Я же все объяснял! Да,
вначале мы будем союзниками  и  друзьями.  Часть  Слабых  рас  вырвется  из
Конклава,  объединится  вокруг  Геометров.  Но  ведь  дело  не  ограничится
навязыванием идеологии Дружбы, приобщением к вырвавшейся в космос утопии. С
точки зрения обитателей Родины мы абсолютно неправильны. И нас опустят, так
тихо и незаметно, что  мы  этого  даже  не  заметим.  Опустеют  космодромы,
встанут  заводы -- ну,  например,  чтобы  восстановить порушенную экологию.
Потом Геометры помогут нам своими, лучшими в мире, Наставниками.  Например,
чтобы  приобщить  будущие  поколения  к  высоким  знаниям.  Подключат  свою
биоинженерию, побеждая наши болезни, а заодно и чрезмерную  эмоциональность
и  агрессивность.  Зачем  накал  эмоций  тем,  кто стремится к Дружбе? Даже
убивать можно без ярости и ненависти. Сменится  поколение,  другое,  как  и
хотел  Конклав,  кстати.  И  Земля станет новой Родиной для тех, кто уже не
способен понять это слово по-настоящему.
   --  Дед...-- прошептал я. Но они меня не услышали.
   --  Андрей  Хрумов,  мне  кажется,  ты  стал  по-другому  относиться   к
жизни.-- сказал командующий.
   Дед издал странный смешок.
   --  Да,  вероятно.  Разве  в  этом есть что-то удивительное? Жизнь лучше
смерти в любом случае. А все, что мы услышали  от  Пети,  наводит  на  одну
мысль. Воевать с Геометрами -- это смерть.
   --  Дед! -- крикнул я.-- Подожди! Есть еще Тень! Ты помнишь?
   --  Враги Геометров?
   --  Да! Те, от кого они бежали!
   Я не видел лица деда, но представил -- очень ясно, как он снисходительно
улыбается.
   --  Петя, враг Геометров не обязательно будет нашим другом. Это  первое.
А второе -- они убежали очень и очень далеко. Вряд ли Тень придет следом за
ними.
   --  Зато мы можем прийти к Тени!
   Я полагал, что дед устало  вздохнет,  как  обычно,  сталкиваясь  с  моим
упрямством, но он только ответил:
   --  Добраться до ядра Галактики? Не знаю, возможно ли это технически, но
смысл? Смысл, Петя? Найти неведомую  расу  и  указать,  где  скрываются  ее
враги?  А  захотят  ли  они  преследовать  Геометров?  Если  захотят, то не
возьмутся ли и за нас?
   --  Ты же сам говорил о третьей силе! -- воскликнул я.
   --  Это уже не третья, Петр. Это четвертая. Слабые расы,  Сильные  расы,
Геометры,  Тень.  Законы  существования общества отличны от законов физики.
Если в астрономии  проблемой  становится  взаимодействие  трех  тел,  то  в
политике  неопределенность привносит четвертый фактор. Добавить к нынешнему
клубку проблем Тень -- чем бы она ни была -- и никто не сможет  предсказать
результата.
   --  Но   если  предсказанный  результат  нас  не  устраивает? -- спросил
я.-- Дед, если оба варианта -- тупиковые, не следует ли попробовать  что-то
совсем новое?
   --  Не знаю,-- ответил он.-- Я ведь там все-таки не был, Петя.
   --  А я был!
   Они все молчали. Я прошелся по комнате, потом попросил:
   --  Могу я отсюда выйти? Вроде бы я все рассказал?
   Ответом было какое-то неловкое молчание. Потом дед попросил:
   --  Подожди, Петя. Есть определенная причина... побудь пока там.
   Или они замолчали -- или отключили трансляцию звука. Скорее, второе.
   Что  же,  они  считают  меня  двойным  агентом?  Готовятся к проверкам и
просвечиваниям, на манер Геометров? Мной овладела злость. В конце концов, в
моем теле сидит куалькуа! Можно расспросить и его!
   _Мы никогда не отвечаем на вопросы, Петр_.
   _Почему_? -- мысленно  спросил я. То, что куалькуа заговорил со мной сам
и без видимой причины, было неожиданно.
   _Мы слишком на многое можем ответить_.
   _Не понял_!
   _А вот Алари понимают_.
   Куалькуа помедлил и добавил:
   _Дело не в тебе, Петр. Тебя  уже  подвергли  всем  возможным  проверкам.
Только в отличие от Геометров этот процесс не афишировался_.
   Что-то  происходило. Что-то очень странное. Куалькуа, казалось, играл со
мной в поддавки. В отличие от друзей!
   _Почему вы можете ответить на многое_?
   Он молчал.
   _Куалькуа, сколько особей в вашей расе_?
   _Ты понял_.
   Или мне показалось, или он был доволен, что я догадался.
   _Ты... один_?
   Куалькуа молчал. Да, он не давал прямых ответов. Но порой снисходительно
отвечал  молчанием.  Маленькие  амебообразные  куалькуа,  разменные фишки в
космических играх, инертные и ни к чему не стремящиеся  существа.  Нет,  не
существа.  Существо!  Существо,  которое  было единым целым. Всегда. Оно не
боялось смерти, потому что для него она не существовала!
   Господи, да что перед ним власть Сильных рас, их  могущество  и  апломб,
дипломатические  игры  и  галактические  интриги!  Он позволял использовать
себя,  ибо  потеря  клетки  не  страшит  организм.  Он  был  единым  целым,
раскиданным по Вселенной, живущим в чужим телах и механизмах, греющимся под
светом тысяч солнц и глядящим на мир миллиардами глаз!  Какая  сила,  какие
законы  бытия позволяли этим комочкам студня, разделенным сотнями парсеков,
мыслить вместе? Какой мир мог их породить?
   Счетчики, Алари, Хиксоиды, даже Пыльники и Дженьш -- да они же все почти
люди! По сравнению с Куалькуа.
   Я  провел рукой по лицу -- вспоминая, как ловко куалькуа менял мое тело.
Легко было принять это как должное, а стоило бы подумать,  как  он  обходил
закон сохранения вещества, превращая меня в Пера и обратно!
   _Не бойся, Петр. Мы не стремимся к власти_.
   Я  засмеялся.  В  моем  теле  жил  не  симбионт.  Скорее,  частица Бога.
Настоящего, не нуждающегося в громе, молниях и  ветхозаветных  заповедях...
Нет,  наверное,  я  не  прав.  На роль Бога куалькуа не подходит -- да и не
стремится к ней. Скорее его можно назвать частью природы. Чем-то древним  и
неиссякаемым -- как  ветер,  свет,  шепот  реликтового  излучения. Ветру не
нужна власть -- и даже если ты поймал его в  паруса,  не  думай,  что  стал
повелителем. Просто на миг вам оказалось по дороге... Я мысленно спросил:
   _Почему ты говоришь "мы"? Ведь ты един_!
   _А что значат слова, Петр_?
   Что  значат  слова?  Да  ничего,  наверное.  Ты один, и я один. Мы все и
навсегда одиноки, сколько бы самовлюбленных  живых  существ  ни  входило  в
расу.  Каждый  из  нас -- собственная  цивилизация.  Со  своими  законами и
одиночеством. И все-таки -- даже куалькуа приятнее говорить "мы"...
   Я подошел к двери -- участку стены,  почти  неотличимому  от  остальных.
Низкому,  удобному для алари. Прикоснулся к нему рукой, не слишком-то веря,
что незнакомый механизм соблаговолит открыться.
   Дверь уползла в стену.
   В просторном зале были двое  алари.  Они  лежали  на  своих  приземистых
креслах  перед  чем-то, служащим пультом. На мой взгляд, пульт выглядел как
исполинская хрустальная друза, увенчанная матовым, неработающим экраном.  А
может  быть, он и работал, только мое зрение отказывалось это воспринимать.
Сероватая шерсть чужих вздыбилась, когда они посмотрели на меня. На шеях  у
обоих болтались куалькуа. Прекрасно.
   --  Я  должен  удалить  из  организма отходы жизнедеятельности,-- сказал
я.-- Где это можно сделать?
   История повторяется как фарс...
   Один из алари встал  и  засеменил  к  уходящему  вдаль  туннелю.  Другой
сказал:
   --  Следуйте за ним, пожалуйста.
   Теперь  я  не  был  пленником, которого следовало "держать и не пущать",
хотя бы понарошку, я был  источником  важной  информации  и  представителем
союзной расы.
   --  Это    очень   интимный   процесс,   о   нем   не   следует   никого
оповещать,-- сообщил я.
   Поставив перед несчастным техником небольшую этическую проблему, я пошел
вслед   за  провожатым.  Метров  через  двадцать,  когда  туннель  кончился
развилкой, сказал:
   --  Отведи меня к представителям моей расы. Срочно.
   Алари замялся. Вряд ли он был заурядным представителем своей расы  и  не
понимал,  что  происходит  незапланированное.  Но на него давили сейчас два
убедительных  довода -- мой,  очевидно,  достаточно   почетный   статус   и
воспоминания о кровавом побеге Ника Римера...
   --  Срочно! -- рявкнул я.
   Алари  повернулся  и  пошел  направо. Я двинулся следом, глядя на смешно
опущенный зад и вздыбленный загривок чужого. Алари напоминал гончую, идущую
верхним чутьем.
   Хотя, если сходство не ложное и они действительно произошли от грызунов,
запах играет в их жизни роль немногим большую, чем у людей.
   Шли мы недолго, вскоре алари остановился перед закрытым люком. Посмотрел
на меня с видом побитой собаки:
   --  Здесь идут важные переговоры...
   --  И я должен в них участвовать,-- подтвердил я.
   Было  бы  смешно,  окажись дверь заблокированной. Но мой проводник-алари
имел, вероятно, достаточно высокий статус. Люк открылся.
   --  ...нет, нет и нет! -- услышал я голос деда.-- Я не могу. Это слишком
большой шок!
   --  Какой шок, деда? -- спросил я, входя. Куалькуа беззвучно прошептал в
мозгу:
   _А хочешь ли ты это знать, Петр_?
   Первый раз на корабле алари я  увидел  теплые,  сочные  цвета.  Овальной
формы    зал,    стены -- нежно-розовые,    потолок -- ослепительно   алый,
пол -- багровый. Словно внутренности какого-то монстра... Командующий Алари
лежал  в  центре,  на  кресле  крайне сложной конструкции, рядом стояло три
более привычных, рассчитанных на людей. Но заняты  были  лишь  два,  в  них
сидели  Данилов и Маша. Рядом с алари стоял счетчик, уставившийся сейчас на
меня с каким-то почти человеческим ужасом.
   А деда нигде не было.
   Я даже огляделся по сторонам, прежде чем спросить:
   --  Где дед?
   Мой проводник тихонечко пятился, отходя от все еще открытого  люка.  Да,
достанется  ему... Я встретился взглядом с Даниловым, но тот опустил глаза.
Посмотрел на Машу -- она была растрепанная и бледная.
   --  Командующий, где Андрей Валентинович Хрумов? -- спросил я.-- Где мой
дед?
   --  Это    очень   сложная   этическая   проблема,-- помедлив,   ответил
алари.-- Боюсь, что я не вправе отвечать, пока он сам не принял решения.
   --  Карел! Счетчик! -- я посмотрел на рептилоида.-- Где дед?
   Повисла тишина.
   _Ты ведь уже понял_,-- прошептал куалькуа.
   --  Петя, у меня не было иного выхода,-- ответил счетчик голосом деда.
   Сволочи!
   --  Что с дедом? -- закричал я.-- Что с ним, гады?!
   --  Петя, это я,-- сказал счетчик.
   Я шагнул к нему -- не знаю, то ли чтобы убедиться, что родной голос идет
из  нечеловеческой  пасти, то ли чтобы придушить чужую тварь, пытающуюся...
пытающуюся...
   --  Не было у меня другого выхода, Петя,-- сказал _дед_.-- Не было.
   Беззубая, усеянная жевательными пластинками пасть раскрывалась нервно  и
дергано,  выдавливая звуки человеческой речи с отчаянной старательностью. В
голубых глазах счетчика зияла пустота. Ничего, ничего знакомого и  родного!
   --  Я хотел тебя дождаться, Петя,-- сказал _дед_.
   И  я  не  выдержал.  Ноги  задрожали, стены дрогнули, повернулись, а пол
прыгнул к лицу.


                                  Глава 2

   Лучше всего смотреть в потолок.  Закрывать  глаза -- неправильно.  Тогда
Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 53
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (2)

Реклама