Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео
Aliens Vs Predator |#6|
Aliens Vs Predator |#5| I'm returning the supercomputer

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - Лукьяненко С. Весь текст 620.86 Kb

Звездная тень

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7  8 9 10 11 12 13 14 ... 53
   --  Андрея Валентиновича я любила и буду любить! -- отрезала Маша.-- Его
самого, а не ящерицу с его памятью!
   Что-то во мне взорвалось. Секунду стаканчик кофе подрагивал в моей руке,
готовясь отправиться в полет по четко определенному адресу.
   Остановило меня только то, что кофе еще был слишком горячим.
   Я  встал  и  вышел  из  каюты. Надо помочь Данилову в проверке шаттла. В
конце концов, я второй пилот.
   Второй пилот, а не закомплексованная девчонка, для которой человек и его
внешность -- слиты воедино.



   Чем  бы  ни руководствовались алари -- презрением к нашей отсталости или
искренним дружелюбием, но управление челноком и впрямь никак не изменилось.
Пилотажный  компьютер  продолжал  пребывать  в  полной  уверенности, что на
корабле стоят обычные жидкостные двигатели. Практически неисчерпаемый запас
топлива и огромная тяга машину не смущали.
   С  Машей  я  больше  не  разговаривал.  Она поглядывала на меня, видимо,
сожалея о своей откровенности, но я предпочитал  игнорировать  ее  взгляды.
Деду, разумеется, тоже не стал ничего говорить.
   Груз -- оружие  и  какую-то  пищу, предоставленную алари, хотели вначале
разместить в грузовом отсеке. Оказалось, что в суматохе  бегства  и  полета
все  напрочь  забыли  о  складированных там бюстиках -- которые так жаждали
получить Джел. Безглазые головы  партийных  вождей  прошлого  века,  героев
крымского  конфликта  и  президентских сподвижников укоризненно пялились на
нас.
   Снаряжение пришлось размещать в кабине.
   Я  оставался  в  шаттле  до  последней  минуты.   Когда   все,   включая
деда-счетчика,  разместились,  я  пожал  Данилову  руку  и спрыгнул на пол.
Данилов долго возился, закрывая люк, мне оставалось лишь смотреть  на  него
снизу.  В  ангаре  собралась  порядочная  толпа  алари,  среди  них  был  и
командующий. Перед тем как войти в кораблик Геометров, я подошел к нему.
   --  Я надеюсь, что мой офицер не подведет меня,-- негромко сказал алари.
   _Куалькуа, как лучше ответить_?
   Он помолчал секунду, я даже решил, что он проигнорировал вопрос.
   _Вера и любовь помогут мне_.
   --  Вера и любовь помогут мне.
   Во взгляде алари появился живой интерес.
   --  Петр  Хрумов,  чем  был для тебя мой поступок? Уверткой, как считает
Александр Данилов?
   Чуткий у них слух. Точнее, не у них, у Куалькуа...
   --  Нет,-- подумав, сказал я.-- Доверием.
   --  Ты испытываешь благодарность?
   --  Пожалуй, нет. Признательность.
   --  Это тоже хорошо,-- командующий замолчал.  Я  счел  это  знаком,  что
прощание окончено, и пошел к скауту.
   _Куалькуа, я снова должен быть Ником Римером_.
   Ответа  не  было, но лицо защипало. Куалькуа прорастал сквозь мою плоть,
выдвигая на поверхность тела клетки,  принадлежавшие  когда-то  безвестному
поэту Геометров.
   К кораблю я подошел уже Ником.
   Полусфера  кабины  разошлась.  Я  оперся о корпус, готовясь запрыгнуть в
свою скорлупку, и в этот момент потолок ангара открылся.
   Порыв ветра -- короткий, секундный, потом силовое поле перекрыло  проем.
Над  ангаром  пылали  ослепительные звезды. Над ангаром зияла промороженная
ночь космоса. Запрокинув голову, я смотрел, как всплывает  в  нее  "Волхв",
как пробегают по корпусу корабля всполохи искр от взаимодействия с защитным
полем. Отсюда, изнутри флагмана, межзвездная  пустота  не  казалась  чем-то
страшным.  Наоборот,  она  была  пронзительно  красива  в своей неприкрытой
наготе, великолепна, ласкова и покорна.
   Это должна быть наша красота. Мы должны вновь прийти в космос.  Равными.
Пусть  не  самыми  правыми, как мечтают Геометры. Пусть не самыми древними,
как Куалькуа. Пусть не самыми умными, как Счетчики.
   Самими собой.
   Я поднял ладонь -- и заслонил ею полную  пригоршню  звезд.  Может  быть,
принадлежащих  Сильным  и  Слабым.  Может  быть,  полных  своей,  кипучей и
непокорной жизни. Может быть, ждущих того, кто придет первым.
   --  Чуть-чуть подождите...-- прошептал я.
   "Волхв" выплыл в пространство.
   Внутри  скаута  все  было  как  в  корабле   Ника.   Кабина   закрылась,
одновременно засветились экраны, я положил руки на коллоидный активатор.
   _Приветствую на борту. Собрана ценная информация о чужом корабле_.
   Компьютер,  который, по словам чужих, считал себя разумным и всемогущим,
ничуть не  удивился,  что  его  пилот  возник  из  совершенно  постороннего
гуманоида. В этом машины Геометров ничуть не превосходили человеческие.
   --  Прекрасно. Взлетаем и следуем за кораблем, стартовавшим первым.
   _Собрана очень ценная информация! Необходимо доставить ее на Родину_.
   Мною  овладел  секундный  страх,  что  корабль  перестанет подчиняться и
отправится к Геометрам с докладом.
   --  Хорошо. Но вначале нас ожидает крайне важная миссия Дружбы.
   _Ее важность так велика_?
   --  Больше, чем возможно представить.
   _Выполняю_.
   Корабль начал  подниматься.  Алари  внизу  расходились,  расступались  к
стенам.
   --  А   теперь   слушай  задание,-- начал  я.-- Следуем  за  удаляющимся
кораблем на расстоянии... ну, скажем, ста шагов. При удалении  от  корабля,
из которого мы стартовали, на десять тысяч шагов...
   _Нет необходимости в вербальной конкретизации_,-- осадил меня компьютер.
   И мы рванули вслед "Волхву".


                                  Глава 4

   На расстоянии пяти километров от эскадры кораблик Геометров состыковался
с  челноком.  Конечно,  стыковкой  в  земном  понимании  это не было. Скаут
буквально  прилип  к  челноку -- насколько  я   успел   заметить,   никаких
стыковочных узлов не выдвигалось.
   Сейчас   мы  представляли  собой  нелепую  конструкцию  из  космического
самолета и приклеенного к его борту в  районе  шлюза  диска.  Для  меня,  в
условиях  искусственной гравитации, это выглядело так, словно мы поднырнули
под лежащий на боку шаттл.
   Пара минут ушла на то, чтобы объяснить компьютеру, где у челнока верх  и
низ  и  куда  должен  быть  направлен вектор гравитации. Не воспользоваться
возможностями чужого корабля по созданию комфорта было бы глупо.
   Потом скаут открыл проход.
   Ох, не так все просто оказалось с раскрывающейся  "лепестками"  кабиной!
Если  поначалу  это  выглядело  чисто  механическим  устройством, то сейчас
разница технологий Земли и Родины была налицо. В  обшивке  открылся  проем,
идеально  копирующий  люк  "Волхва".  Я спустился из кресла, которое сейчас
гляделось прикрученным к стене, осторожно коснулся  люка  тыльной  стороной
ладони и отдернул руку.
   Холодный, черт!
   Градусов сто. Ниже нуля, естественно.
   --  Открывай, свои пришли! -- крикнул я, словно надеясь, что голос может
быть услышан сквозь толстенную обшивку.
   Ответом была тишина. Ну что они там возятся!
   --  Эй, хозяин, слесаря вызывали?
   И тут внезапно ожил куалькуа:
   _Петр, ты доброжелательный и хороший человек_.
   --  Это ты с чего взял? -- спросил я.
   _Мнение_.
   Я ждал,  пока  слышался  звук  открываемых  запоров.  На  "Волхве"  есть
простенькая блокировка, активизирующаяся, если за бортом -- вакуум. Наконец
люк подался ко мне.
   --  Привет, Саш,-- сказал я таким тоном, словно мы не виделись с  месяц.
   А ведь месяц назад мы и знакомы-то толком не были!
   --  Как  осуществляется герметизация? -- Данилов подозрительно посмотрел
на соединенные с шаттлом борта скаута.
   --  Не знаю. Пусть это будет меньшей из наших проблем, верно?
   --  Верно,-- согласился  Данилов.  Криво   улыбнулся: -- Выглядит   так,
словно корабли поцеловались.
   Вдоль линии стыковки обшивка и впрямь утолщалась, напоминая губы.
   --  Точно выдержит?
   Я пожал плечами.
   --  Ты  нас  немного напугал... гравитацией. Надо было предупредить, что
при стыковке она и у нас появится.
   Наверное, стоило. Но к  хорошему  привыкаешь  быстро.  Трех  полетов  на
корабле  Геометров  мне  хватило,  чтобы  воспринимать  искусственную  силу
тяжести как должное.
   --  Ладно, идем, Петя.
   --  Стоит ли? Давайте начнем разгон.
   Полковник замялся:
   --  Подожди. Надо поговорить.
   Вместе с Даниловым я прошел в  кабину.  Рептилоид  по-прежнему  сидел  в
кресле  космонавта-исследователя,  Маша  стояла, всматриваясь в центральный
экран, на котором поблескивали чужие корабли.
   --  А в чем проблема? -- непонимающе спросил  я.  Почему-то  вспомнились
слова куалькуа. "Доброжелательный и хороший".
   --  Петя,-- Данилов  остановился в паре шагов от меня. Тоже покосился на
экраны -- ему явно  было  не  по  себе  от  гравитации  в  шаттле,  который
находился  в  свободном  полете.-- Петя,  давай  решим,  что  мы собираемся
делать.
   --  Ты о чем?
   --  Не всерьез же ты решил отправиться к Ядру?
   Маша повернулась и уставилась на нас. Рептилоид -- сейчас его телом явно
управлял Карел, спрыгнул с кресла, разинул было пасть, но промолчал.
   --  Саша, ты чего?
   --  У   нас   плазменные   движки  Алари.  Корабль  чужих -- технология,
превосходящая доступную Конклаву. И он способен самовоспроизводится. У  нас
образцы оружия этих... безумных мышей. Какого дьявола нам гибнуть?
   Может быть, "доброжелательный и хороший" -- синоним слова "наивный"?
   --  Петр,   ты   все   сделал   великолепно,-- продолжал  Данилов,  явно
ободренный моим молчанием.-- Через несколько недель в  Галактике  заварится
такая  каша... наличие у Земли новой технологии может оказаться решающим. С
кем бы мы ни пошли -- с Геометрами или с Конклавом, это  изменит  всю  нашу
судьбу. И твои действия... не думай, что о них забудут. Ты человек, который
поможет Земле шагнуть в будущее. Изменит все! Ты уже  герой.  Все,  что  мы
натворили -- ерунда. Речь пойдет не о наказании, о поощрении.
   Он опять неловко заулыбался.
   --  Придется   собрать   сессию  ООН,  чтобы  придумать  тебе  достойную
награду...
   Где-то по груди у меня забегали холодные мурашки. А еще стало холодно  и
противно. Как помоями облили.
   --  Вера и любовь...-- сказал я.
   --  Что?
   --  Вера  и любовь помогут мне. Так отвечают офицеры-алари на напутствие
командующего.
   В глазах Данилова что-то изменилось. Только что в них  были  смущение  и
вина. Как у шкодливого мальчишки, подбивающего примерного ученика прогулять
уроки и попробовать спиртного. Теперь в них было лишь брезгливое презрение.
   --  Ты что, и впрямь принял все это всерьез? Петя, да Алари и пикнуть не
посмеют, что мы увели эту технологию! У них самих рыльце в пушку!
   --  А ты спроси мнение Карела.
   Не отводя от меня взгляда, Данилов спросил:
   --  Карел, ты сам расценивал предложение Петра как безумное.  А  чем  ты
назовешь мое?
   --  Предательством,-- сказал рептилоид.
   --  Я  не  удивлен,-- согласился  Данилов.  Сделал шаг назад, расстегнул
кобуру.
   Да он что, стрелять собрался?
   Я ничего не успел сделать -- Данилов достал оружие. Только  это  был  не
лазерник  "Кнут",  а  та  парализующая штуковина, и на пистолет-то не очень
похожая, что однажды в моем присутствии применял дед.
   Стрелял он почти не целясь, и я с каким-то глупым удивлением понял,  что
в этом деле у полковника опыт не хуже, чем в управлении челноком. Рептилоид
мягко опустился на пол.
   --  Не волнуйся, он только парализован,-- быстро сказал Данилов.-- Петр,
я последний раз тебе предлагаю...
   --  Эта штука однозарядная,-- сказал я.
   Данилов  опустил  глаза  на  парализатор -- и я рванулся к нему. Не было
времени просить куалькуа о боевой трансформации. Да  впрочем,  и  нужды  не
было.
   Может,  я  и  не  сотрудник  органов с многолетним стажем. Только ведь и
помоложе Данилова раза в два.
   Вера и любовь!
   Плевать мне, чем руководствовался  командующий  Алари!  _Я_  ему  обещал
отправиться к Ядру _честно_!
   Данилов  ушел  от первого удара, встал в стойку, отбрасывая оружие. Я не
стал размышлять. Школа рукопашного боя  СКОБы -- она  наследница  КГБ-НКВД,
ФБР  и  прочих  приятных  контор.  Наследница  космической эры. В ней много
необычных приемчиков.
   Я просто размахнулся и залепил ему по уху. Без всякой  науки,  я  так  в
детстве дрался.
   Данилов  опять попытался уклониться. Рефлексы у него были прекрасные. Но
они же его и подвели. Одно дело -- драка в невесомости, на чем, по  слухам,
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7  8 9 10 11 12 13 14 ... 53
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (2)

Реклама