Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-081: Spontaneous combustion virus
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео
Aliens Vs Predator |#6|

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - Лукьяненко С. Весь текст 620.86 Kb

Звездная тень

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 6 7 8 9 10 11 12  13 14 15 16 17 18 19 ... 53
радостный   огонек.  Выпихнув  ее  из  скаута,  я  лишился  бы  возможности
протаранить хлипкие стенки ангара  и  вырваться  на  свободу.  Пехотинцы  и
подполковник  были  в  скафандрах, им разгерметизация не страшна. А вот для
нее...
   Неужели она так уверена, что я не захочу убивать?
   --  Приоткрой кабину! -- скомандовал я, и корабль, умница, понял приказ,
чуть   раздвинув   колпак   кабины.   Втянув   Машу   внутрь -- она   и  не
сопротивлялась, и не помогала, просто  ничего  не  предпринимала,  я  грубо
швырнул ее на Данилова.
   --  Не   двигайся! -- все   же   уточнил  я.  Вырвал  у  нее  из  кобуры
парализатор, сунул себе за пояс.-- Где еще оружие?
   Кабина закрылась.
   --  Ищи.
   --  Обойдешься,-- решил я. Посмотрел  на  счетчика -- тот  на  мгновение
приник  к  Маше,  отпрянул.  Теперь  майор  госбезопасности  Маша  Клименко
разделила судьбу Данилова.-- Деда, ты как?
   --  С ним все хорошо,-- ответил Карел.-- Что ты будешь делать?
   --  Вначале -- убегать. Изображение!
   Экраны засветились, и я  получил  возможность  наблюдать  за  действиями
космопехоты.
   Надо признать, они старались.
   Сержант  Мирский  парил у самой обшивки. С остервенелым лицом он палил в
кабину из винтовки. Противотяга в оружии была отстроена хорошо, и  сержанта
почти  не  закручивало при выстрелах. Так, легкие подергивания... Но это не
давало никакого толку.
   Остальные солдаты повисли вокруг скаута, держа его  на  прицеле,  но  не
действуя.  Один  что-то  быстро бормотал в шлемофон. Подполковник, так и не
вышедший из челнока, занимался тем же.
   Корабль,  похоже,  сам  оценивал  важность  той   или   иной   сцены   и
демонстрировал их с ловкостью опытного оператора.
   _Вскрывай ангар_.
   _Использовать лазерный зонд_?
   _Как угодно_.
   Луч  был  абсолютно невидимым. На огромном шлюзовом люке вдруг вспыхнула
красная точка, брызнул мгновенно стынущими  каплями  расплавленный  металл.
Солдаты  оборачивались,  и  гамма  чувств,  пробегавшая по их лицам, вполне
подошла бы отряду буденновцев, выскочивших лихим галопом на танковый  клин.
   Скаут начал двигаться. Еще без включенной тяги. Его его тащило воздухом,
рвущимся из  разгерметизированного  ангара.  Пылающая  линия  чертила  люк,
вспарывая обшивку. Металл начал выгибаться наружу.
   Я  представлял,  что сейчас происходит на станции. Воют сирены, подается
энергия на излучатели, люди занимают боевые посты. Тщетные усилия...  между
земной станцией и чужим кораблем непреодолимая пропасть технологии.
   Солдаты  бросили  заниматься  ерундой  и  что-то торопливо переключали в
винтовках. Ага... их же можно использовать как двигатели.  Через  несколько
мгновений  бравая  космическая пехота уже разлетелась, прижалась к стенкам,
вцепилась кто во что смог.
   А лазерный  луч  стремительным  взмахом  завершил  окружность -- корабль
наконец-то  понял,  что к тонким стенкам станции не нужно прилагать больших
усилий.


                                  Глава 6

   Земля плыла под нами.
   Не бескрайняя равнина, как с низкой посадочной орбиты, не яркая  голубая
звездочка,  как с неудавшегося джамп-захода. Шар. Комок пыли, ставший домом
для миллиардов живых микробов.
   Это    самое    беспощадное     расстояние,     самое     уничижительное
зрелище -- маленький шар, тонущий в черном небе. Именно в такие мгновения я
начинал понимать, как мал наш мир. Мал и ничтожен, жалок и смешон.  Что  мы
такое  по  сравнению  со  Вселенной?  Вот -- Земля  еще сохраняет очертания
материков, но уже  можно  протянуть  руку -- и  планета  ляжет  на  ладонь,
покорно  и безропотно. Горные хребты оцарапают кожу, океаны намочат пальцы,
атмосфера слетит как кожура с перезрелого апельсина. Земля -- в ладони.
   Мы, кажется, считали себя центром Вселенной?
   Какие-то полтысячи лет назад?
   Там, на этой крошечной выпуклости, называемой Европа, разжигали  костры,
раз и навсегда доказывая нашу уникальность?
   Здесь,  на  стыке двух ничтожных континентов, впервые сумели подняться в
черное небо?
   А с  той  стороны  шарика  и  до  сих  пор  считают  себя  самыми-самыми
совершенными?
   Зачем мы вышли в космос! Зачем придумали джамп! Надо было остаться -- на
огромном-преогромном шаре... нет, на огромной равнине, прочно покоящейся на
трех  китах  и  трех  слонах.  Строить  дома,  вести  философские  диспуты,
влюбляться, растить детей... и никогда, никогда не сомневаться в  том,  что
над  нами -- голубой  хрусталь  небосвода. Пусть бы глупые Хиксоиды и Алари
залетали к нам с той  стороны  хрусталя,  качали  уродливыми  головами -- и
уносились  обратно.  Ценности  не  представляем...  сколько  таких миров на
обочине галактики?
   Нет же, нам показалось мало бесконечной планеты на крепких,  натруженных
слоновьих  спинах. Мы прыгнули в черное небо -- и Земля легла в ладони. Уже
не та, что раньше.
   Киты нырнули в черноту, слоны захлебнулись и утонули, Гагарин  посмотрел
в крошечный иллюминатор и радостно воскликнул -- "она маленькая".
   Да,  маленькая.  И  становится  все  меньше. "Что за беда по сравнению с
мировой революцией?" "Что за беда по сравнению с величием мироздания?"
   Слишком далеко и слишком быстро мы прыгнули. Отправились искать  других,
еще  не  найдя  себя.  Нам  ведь  не место под чужим солнцем было нужно, не
железный рудник на Луне, или урановые копи  на  Венере.  Мы  искали  ответ.
Искали путь. Константу, рядом с которой меркнут наши беды и проблемы.
   А нельзя было уходить с Земли с этим грузом.
   ...Я разжал руку, выпуская бело-голубой шар. Пусть себе летит.
   --  У тебя течет кровь,-- сообщил счетчик.
   Аптечки  в  корабле  Геометров  не  было.  Или  я просто не знал, где ее
искать. Обвязав шею носовым платком, я положился на  то,  что  кровотечение
все-таки поверхностное. Куалькуа, верный своему принципу невмешательства по
мелочам, не потрудился закрыть рану.
   --  Что ты будешь делать теперь?
   В кабине было тесно.  Слишком  тесно  для  трех  человек  и  рептилоида.
Станция  "Гамма"  висела  в  десятке  километров от нас, уже неподвижная, в
боевом состоянии. Но стрельба пока не началась.
   --  Ты стал преступником перед своей планетой. Зачем?
   --  Думаешь, я не прав? -- спросил я рептилоида.
   --  Не важно мое мнение. Что теперь собираешься делать ты?
   --  Поговорить с дедом.
   --  Хорошо,-- согласился счетчик.  Секундная  пауза -- пока  он  уступал
место деду...-- Дубина!
   --  Спасибо, дед.
   --  Не за что! Дубина! Уходи отсюда, не виси в прицелах!
   --  Думаешь, попытаются уничтожить?
   --  Вопрос времени! Командуй!
   Дед был не просто рассержен -- разъярен:
   --  Совершать   глупости -- не  преступно.  А  вот  не  доводить  их  до
конца -- преступление!
   --  Надо что-то делать с ними...
   Я указал на неподвижные тела Данилова и Маши. Рептилоид оскалился:
   --  Что? Что теперь делать? Или мы снова вместе,  или  выбрасывай  их  в
вакуум! Иного не дано!
   Закрыв  глаза,  я  потянулся  к  разуму  корабля.  Не было времени вести
разговор. Я просто передал ему свое желание.
   Ядро.
   На самом деле я не рассчитывал, что это окажется  так  просто.  Геометры
бежали  оттуда,  и все полеты к центру Галактики могли быть под запретом. Я
настраивался на  долгий  спор,  на  словесную  эквилибристику,  уверения  в
необходимости такого полета для Родины. Возможно -- на вмешательство Карела
и взлом компьютера.
   Не может же корабль так просто согласиться!
   _Выполняю_.
   Экраны померкли, сохранив лишь бледное желтое свечение.  Исчезла  Земля,
исчезли звезды, исчез космос. К горлу на секунду подкатила тошнота.
   И все.
   --  Что происходит? -- спросил дед. Нервозность, которую не мог передать
речевой аппарат рептилоида, угадывалась в резкости вопроса.
   --  Кажется, мы уже в пути,-- растерянно ответил я.
   --  И никаких приятных ощущений?  Жалко...-- похоже,  дед  шутил.  И  не
иначе,  как  от волнения.-- Петр, ты уверен? Куда мы летим -- к Ядру, или к
Геометрам?
   _Время полета -- двенадцать часов шестьдесят три минуты_.
   Я прикинул время.
   --  Похоже -- что к Ядру, деда.
   Рептилоид закряхтел, заворочался. Потом сказал:
   --  Слишком просто... как-то слишком  просто.  Я  не  люблю,  когда  все
начинается слишком удачно.
   Я  мог  бы  сказать,  что  плен, побег и разгром единственной российской
боевой станции -- вовсе не гладкое начало. Только  не  до  пререканий  было
сейчас.
   Совсем не до пререканий.
   --  Дед, надо что-то делать... с ними.
   Рептилоид медленно перевел взгляд на обмякшие тела гэбистов.
   --  Решай это сам, Петя. Решайте это вместе с Карелом.
   Секунда -- и взгляд счетчика изменился.
   --  Они слышат нас, Карел? -- спросил я.
   --  Да. Я блокировал только двигательную функцию.
   --  Освободи их.
   Счетчик выдержал паузу -- не размышляя, конечно, а лишь демонстрируя мне
свои раздумья.
   --  Ты уверен, Петр?
   --  Да.
   Чешуйчатая лапа небрежно скользнула по руке Данилова, шлепнула  Машу  по
щеке. И люди зашевелились.
   Я молча смотрел, как недавние друзья и еще более недавние враги обретают
власть над своими телами.
   Данилов широко зевнул -- будто  человек,  пробуждающийся  от  мирного  и
сладкого  сна.  Видимо,  спазм  сводил мышцы. Лицо исказилось в болезненной
гримасе.
   --  Сволочь ты, Петя...
   Я молчал.
   --  Сволочь и дурак...
   Данилов помог Маше присесть. Нелепо, чудовищно нелепо и неправильно было
то,  что четыре человека, один из которых даже не имел больше человеческого
тела, готовы сейчас сцепиться насмерть в утлой скорлупке чужого корабля.
   --  Не с меня все началось,-- сказал я. Понимая, что не стоит перед ними
оправдываться,  не  стоит хотя бы потому, что я не чувствую никакой вины за
собой.
   --  Ты все сломал...-- тихо сказала Маша.-- Все!
   Я молча дотронулся до забинтованного горла. Платок уже промок  насквозь.
   Рептилоид  сидел  между нами -- демонстративно вялый, равнодушный. И все
же он был единственным барьером.
   --  Что ты хочешь сделать? -- опять заговорил Данилов.
   --  Я уже объяснял,-- устало ответил я.
   --  Что ты хочешь сделать с нами?
   --  У меня нет выбора.
   --  Понятно,-- на лице Данилова отразилось презрение.
   --  Вам придется идти со мной. До конца.
   --  Ты хоть понимаешь -- куда идешь?
   --  Нет,-- легко согласился я.-- И никто не знает. В этом-то и вся соль,
как ни странно.
   Повисло  молчание.  Ни  единого  звука  в  тесной  кабинке, ни малейшего
ощущения полета. Четыре маленьких куска пустоты -- в великой пустоте.
   --  Ты совершаешь ошибку,-- сказал Данилов.
   Но это я уже слышал. И отвечать не стал.
   --  Петр,-- Маша  неловко  повернулась,  отстранила  Данилова.-- У  тебя
течет кровь...
   --  Знаю.
   --  Давай... перевяжу.
   Вот  это  было  совсем  нелепо.  Я едва не рассмеялся ей в лицо. Но Маша
ждала с тем невозмутимым спокойствием, которое мне, в общем-то, сразу в ней
не понравилось.
   Наверное, ничего дурного она не замышляла.
   И  то, что четверть часа назад руки ее сжимали пульт, команда с которого
оторвала бы мою голову начисто, тоже ничего не меняло. Сейчас она и  впрямь
была готова оказывать первую помощь.
   --  Перевяжи,-- согласился  я.  Счетчик  разинул пасть, собираясь что-то
сказать, но то ли передумал, то ли не нашел аргументов.
   Маша достала из кармана комбинезона медпакет. Перебралась через  кресло,
молча развязала пропитанный кровью платок.
   --  Довольно  серьезно...-- мрачно  заметила  она.-- Тут хорошо бы врачу
глянуть.
   --  Не возвращаться же из-за такой мелочи? -- в тон ей ответил я.
   Маша хмыкнула и разорвала медпакет. Приложила к ране влажную  подушечку,
стала приматывать бинтом.
   --  Кровотечение сейчас остановится. Как ты это сделал?
   --  Куалькуа,-- помедлив, сообщил я.
   --  Все-таки  куалькуа,-- Маша  кивнула.-- Алари говорили, что эта тварь
никак не будет себя проявлять  после  твоего  возвращения.  Как  ты  с  ним
поладил?
   Существо  внутри  меня  издало  что-то...  если  мысленный  сигнал можно
сравнить со звуком, то это было хихиканьем.
   --  Они любопытны, Маша. Куалькуа вступили в заговор и помогли мне  лишь
с одной целью... блин!
   --  Извини,  я  буду аккуратнее,-- Маша застегнула застежку на бинте так
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 6 7 8 9 10 11 12  13 14 15 16 17 18 19 ... 53
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (2)

Реклама