Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-127: Живое оружие
StarCraft II: Wings of Liberty |#17| Media Blitz
StarCraft II: Wings of Liberty |#16| Supernova
DARK SOULS™: REMASTERED |#14| Gravelord Nito

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Детектив - Данил Корецкий Весь текст 495.8 Kb

Привести в исполнение

Следующая страница
 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 43
   Данил Корецкий
   Привести в исполнение
 
 
   Изд. МОСКВА, "ЭКСМО-ПРЕСС", 1998 г.
   OCR Палек & Alligator, 1999 г.
 
 
   Глава первая
 
   Приговор приговору - рознь. Те, которые  десятками  в  день  штампуют
одуревшие от наплыва "дел" народные судьи, внимания практически не прив-
лекают. Толкутся, конечно, в  убогих  коридорах  родственники  да  любо-
пытствующие из соседей - по большей части пенсионеры, несколько старушек
из окрестных домов, приспособившихся скрашивать монотонную  жизнь  бесп-
латным, к тому же взаправдашним представлением...
   Иногда редакционный план загонит сюда корреспондента местной  газеты,
который тиснет под рубрикой "Из зала суда" поучительную заметку  на  сто
строк о преступлении и последовавшем за ним наказании. Но  вряд  ли  это
кого-то всерьез взволнует - придут два-три письма:  дескать,  меня  тоже
обворовали, или - хулиганы совсем обнаглели, а дают им мало, - вот и вся
ответная почта.
   Конечно, самый заинтересованный в этом деле -  сам  подсудимый.  Если
пришел свободно, по повестке, то курит нервно одну сигарету за другой  и
сшивается под  фанерной  дверью,  напрягая  барабанные  перепонки:  если
только перья скрипят или машинка стучит, можно рассчитывать на отсрочку,
условную меру или другую "химию", а если вдруг телефон прозвякает - пло-
хо дело, могут конвой вызвать, и тогда последними словами станут: "Взять
под стражу в зале суда". Впрочем, может, судья или нарзаседатель  просто
домой прозванивает, как там дела, все ли в порядке. Да и если в райотдел
- тоже, может, обойдется: то у них людей нет, то  машина  сломалась,  то
бензин кончился... Посидят судейские взаперти, плюнут да перепишут резо-
лютивную часть: "Меру пресечения оставить без изменения - подписку о не-
выезде".
   Нервное это дело - ожидать, как тебе судьбу  определят  -  орлом  или
решкой. Когда привезли на суд в автозаке, тут, по крайней мере,  ясно  -
не выпустят. Не потому, что нельзя - нынче все можно, а потому что  про-
курор со следователем уже как могли перестраховались, и, если бы сущест-
вовала хоть крохотная такая возможность, они бы и не подумали с  арестом
затеваться. Так что сиди спокойно и жди, тем более оно примерно  извест-
но, сколько отвесят.
   Другое дело приговор областного суда или, скажем, Верховного. Тут ме-
лочевкой не занимаются, и здания поприличней, и конвой другой - не  при-
вычные милиционеры, а сторожкие солдаты из внутренних войск. Но  главное
в другом - здесь могут произнести слова, от которых  у  самого  бывалого
зэка желудок опускается: "К смертной казни". И в зале - тишина, и наруч-
ники на завернутых назад руках, и раскаленный или перемороженный автозак
под мигалкой и сиреной, а вокруг кругами: "к расстрелу",  "вышака",  "на
луну отправили"... Вот тут уж равнодушных не остается. И дело не в конк-
ретном приговоренном, не о нем спорят профессора, не  его  защищают  из-
вестные писатели, лауреаты госпремий и активисты общества "Международная
амнистия". Дело в самом принципе: имеет ли право государство лишать жиз-
ни своего гражданина? Этично ли это? Гуманно ли? Цивилизованно ли, нако-
нец?
   Может ли один человек на законном основании  пролить  кровь  другого?
Или писаные законы не должны нарушать естественных  человеческих  запре-
тов?
   Пожизненное заключение - альтернатива или более мучительный вариант?
   Споры ведутся давно, в пользу каждой позиции высказано  много  убеди-
тельных аргументов. А между тем...
   "... учитывая исключительную опасность содеянного..."
   "... приговорил..."
   "... к исключительной мере наказания..."
   "... смертной казни!"
   Жестко обкатанные, с многократным запасом прочности сконструированные
формулировки последнего обвинения, как нож  гильотины,  обрубают  тысячи
социальных связей осужденного, беспощадно и навсегда отделяя его от все-
го хорошего или плохого мира людей.
   И если бы суровые слова,  облеченные  в  строго  определенную  форму,
скрепленные подписями и гербовой печатью,  могли  не  только  определить
юридическое положение приговоренного, но и воздействовать на  физиологи-
ческие процессы его организма: остановить сердце, нарушить  кровообраще-
ние, парализовать мозг, - писать далее было бы не о чем. Но ни одна  бу-
мага - самая весомая и авторитетная - не способна сама по себе произвес-
ти какие-либо изменения в окружающем мире, тем более выполнить работу, с
которой легко справляется падающий с двухметровой высоты кусок косо сто-
ченного металла.
 
 
   Глава вторая
 
   По пустынной, далеко просматривающейся улице с мигающими,  как  глаза
зверей, желтыми сигналами светофоров, на определенной  инструкцией  ско-
рости - восемьдесят километров в час - неслась  машина-фургон  с  косыми
надписями "Хлеб" на обеих сторонах стального кузова.
   Любой инспектор дорнадзора ГАИ обязательно остановил бы ее и  спросил
у водителя, какого черта он гонит как на пожар... Но поздней ночью гаиш-
ники обычно не встречаются и вопросов не задают. А если бы вдруг и  слу-
чился какой на дороге, он бы получил соответствующий ответ, тоже предус-
мотренный инструкцией, хотя вряд ли этот ответ разъяснил бы все его сом-
нения - скорее наоборот: добавил бы новые.
 
 
   Глава третья
 
   Валера Попов перешел в областной аппарат как раз тогда, когда Фаридов
оформлялся на пенсию. Это совпадение  во  многом  определило  дальнейшую
судьбу капитана, хотя Фаридова он знал только в лицо и, встречая в кори-
доре угрюмого коллегу из другой службы, даже не раскланивался с ним.
   Пока Фаридов лежал в госпитале,  произошло  еще  одно  событие,  спо-
собствовавшее развитию простого совпадения кадровых перемещений в  нечто
большее.
   Воскресным вечером гражданин Козлов повесил в ванной на бельевой  ве-
ревке жену, а потом из охотничьего полуавтомата "МЦ 21-12" открыл  огонь
по автомобилям и прохожим. С шестого  этажа  открывался  широкий  сектор
обстрела, мишеней было много, и то, что обошлось всего  тремя  ранеными,
можно отнести только на счет счастливой случайности.
   Улицу перекрыли, послали за снайпером, но Козлов стал молотить по ок-
нам магазинов и жилых домов. Тогда Попов по пожарной  лестнице  влез  на
балкон, проник в квартиру и, как написали в вечерней газете, "обезвредил
преступника". "Обезвредил" он его выстрелом с трех метров в левый бок  с
ранением сердца, повлекшим мгновенную смерть.
   Через час, когда Попов дрожащей рукой писал объяснение прокурору, еще
не зная, как обычно в подобных случаях, - наградят его, уволят со службы
или отдадут под суд, в дежурку заглянул низкорослый  плотный  человек  с
незапоминающимся лицом, в тщательно подогнанном и отглаженном мундире  -
подполковник Викентьев, который с интересом осмотрел героя дня. На  сле-
дующий день Викентьев внимательнейшим образом изучил личное дело капита-
на Попова. И что интересно: занудливый кадровик  без  звука  выдал  этот
секретный документ подполковнику, хотя Викентьев начальником  Попова  не
являлся и, следовательно, никакого отношения к его личному делу не имел.
   Еще через день прокурор дал  заключение  о  правомерности  применения
оружия. С учетом того, что Козлов был  обычным  психопатом,  руководство
решило не представлять Попова к награде, а  поощрить  деньгами  в  сумме
шестидесяти рублей.
   Вечером, когда коридоры управления опустели, Викентьев зашел к  заси-
живающемуся допоздна генералу. Звание и должность не позволяли ему  зап-
росто заходить к начальнику управления, тем не менее он это сделал. Если
бы в приемной находился внимательный наблюдатель, он бы отметил, что тя-
желую дверь генеральского кабинета начальник второстепенного отдела рас-
пахивает уверенней, чем иной  полковник,  возглавляющий  самостоятельную
службу.
   - Заходи, Владимир Михайлович. - Грузный краснолицый генерал оторвал-
ся от бумаг и, глядя на вошедшего поверх массивных, в щегольской  оправе
очков, вытряхнул ему навстречу из рукава форменного кителя  пухлую,  по-
росшую рыжеватыми волосами ладошку.
   Викентьев пожал начальнику руку и, не ожидая приглашения, сел у длин-
ного приставного стола.
   - Лесухину кассацию отклонили, - как будто продолжая разговор о хоро-
шо знакомых собеседникам вещах, сказал генерал.
   - Знаю. Вчера подал помиловку, - так же обыденно отозвался Викентьев.
- Думаю, ничего ему не светит.
   - С бензином вопрос решили? Я давал указание.
   Викентьев кивнул.
   - Теперь с перекраской тянут резину. Уже два литра спирта отдал - од-
ни обещания.
   Генерал пристально посмотрел на подчиненного.
   - Все-таки по-своему делаешь? У Солженицына - фургон "Мясо", у  Евту-
шенко - "Хлеб", и у тебя то же самое! Ни шагу в сторону от шаблона!
   Подполковник отвел взгляд и упрямо молчал.
   - Ну-ну, тебе видней, - примирительным тоном продолжил генерал.  -  С
чем пришел?
   - Надо готовить человека вместо Фаридова. Хочу попробовать Попова.
   - Кто такой? - удивился генерал. - Ах, новенький  из  розыска...  Да,
подписывал на него приказ, парень шустрый. Думаешь? Молодой ведь...  Хо-
тя...
   Генерал снял очки, массирующим движением провел по лицу, будто  желая
сорвать постаревшую морщинистую кожу, задумался.
   - Может быть, может быть... - повторил он как бы про себя, помолчал с
полминуты и принял решение. - Ладно, пробуй Попова!
   Последняя фраза прозвучала резко, отметая все сомнения. То, что гене-
рал не стал давать напутствий и указаний, свидетельствовало о полном до-
верии Викентьеву. Полковник это понял и оценил.
   - Разрешите идти? - сугубо официально спросил он.
   Не поднимая глаз, генерал кивнул. Он опять с головой был  погружен  в
работу.
   В четверг перед перерывом Викентьев  набрал  четыре  цифры  на  диске
внутреннего телефона и, не здороваясь, сказал:
   - Саша, зайди ко мне в обед.
   Таким тоном демократичный начальник  вызывает  подчиненного.  И  хотя
старший оперуполномоченный уголовного розыска Сергеев не был подчиненным
Викентьева, он ответил коротким: "Вас понял"  -  традиционным  оборотом,
принятым для общения с начальством.
   Ровно в четверть второго  двухметровый  майор,  в  скрывающей  фигуру
культуриста мешковатой гражданской одежде, свернул в не  просматриваемый
из длинного коридора "аппендикс", ведущий к лестнице черного хода, и без
стука распахнул дверь единственного здесь кабинета. Это не было проявле-
нием невоспитанности - просто Сергеев последние семь лет входил в группу
захвата особо опасных преступников и по-другому открывать двери не умел.
   - Что за парень Попов? - в лоб спросил Викентьев, не тратя времени на
предисловия.
   - Хороший парень, - не удивляясь, ответил Сергеев. - Смелый,  цепкий,
надежный.
   - Ну а вообще? - настаивал подполковник. - Чем увлекается, с кем дру-
жит, пьет - не пьет...
   Всю жизнь Сергеев занимался боевыми единоборствами - от  традиционных
самбо и бокса до экзотических карате и кунг-фу. Эти увлечения и регуляр-
ные задержания вооруженных бандитов не могли не сказаться на  его  внеш-
ности. Даже в минуты благодушия суровое лицо  майора  -  со  сплющенными
ушами, перебитым носом, плохо и хорошо заметными шрамами, холодным  нас-
тороженным взглядом, не располагало к доверительным  расспросам.  Сейчас
боевая маска закаменела окончательно.
   - Я что, когда-нибудь давал компру на товарищей? - будто бы  спокойно
процедил Сергеев, но казалось - чуть разомкни он сжатые губы, и выглянут
клыки. "Волкодав" есть "волкодав". В такие минуты от него исходила волна
ледяной решимости, парализующая глубоко-глубоко, на животном уровне, са-
мого дерзкого блатаря.
   Но на аккуратного, в подогнанной и отглаженной  форме,  подполковника
Викентьева происшедшая с Сергеевым метаморфоза никакого  впечатления  не
произвела.
   - Да ты что, Саша, совсем плохой? -  небрежно-снисходительно  спросил
Викентьев. - Разве я когда-нибудь компру на ребят сдаивал?
   Боевая маска едва заметно расслабилась.
   - Вместо Фаридова нам человек нужен, - продолжал подполковник. -  Вот
я и присматриваюсь к Попову.
Следующая страница
 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 43
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама