Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-127: Живое оружие
StarCraft II: Wings of Liberty |#17| Media Blitz
StarCraft II: Wings of Liberty |#16| Supernova
DARK SOULS™: REMASTERED |#14| Gravelord Nito

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Криминал - Константинов А. Весь текст 696.22 Kb

Коррупированный Петербург: документальные очерки

Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 60
   Алексей Александрович Курбатов был крепостным графа Шереметева,  слу-
жил дворецким и часто выезжал с хозяином за границу. Курбатов был  чело-
веком грамотным и умным, а самое главное -  умел,  как  сейчас  говорят,
чувствовать конъюнктуру момента. В 1699 году он написал Петру "подметное
письмо", в котором изложил проект введения гербовой бумаги  и  некоторые
свои соображения об увеличении казенных прибылей. Царь, естественно, за-
интересовался, сделал Алексея Курбатова "прибыльщиком" с  правом  немед-
ленного доклада "Первому" обо всех вновь  открываемых  источниках  госу-
дарственного дохода.
   Чуть позже Курбатов назначается дьяком оружейной палаты, а в 1705 го-
ду занимает место инспектора Ратуши, становясь тем самым во главе управ-
ления финансами тогдашней России. Вполне возможно, что поначалу  Алексей
Александрович был беспорочен и чист, аки голубь белый. По крайней мере в
том же 1705 году он весьма энергично писал Петру I: "В городах от бурго-
мистров премногие явились кражи вашей казны. Да повелит мне  Ваше  Вели-
чество в страх прочим о самых воровству производителях учинить указ,  до
воспримут смерть, без страха же исправить трудно". Царь,  надо  сказать,
буквально зверел от одного только слова "казнокрадство" - оно и понятно,
сытый голодному не товарищ, Петру, которому принадлежала вся Россия, ви-
димо, трудно было понять своих соратников, вынужденных собственными  го-
ловами думать о наполнении карманов. Император, чудак, считал, что воро-
вать у государства - это очень плохо. Говорят, что слушая однажды дело о
казнокрадстве, Петр пригрозил издать указ, согласно которому всякий, кто
украдет у казны сумму, на которую хотя бы можно было бы купить  веревку,
будет повешен. На это генерал-прокурор  Ягужинский  раздраженно  заметил
государю: "Неужели вы хотите остаться императором без служителей и  под-
данных? Мы все воруем, с тем только различием, что один больше и примет-
нее, чем другой".
   Увы, в категорию "мы все" попал и достойнейший господин Курбатов -  в
1714 году он был отрешен от должности Архангельского вице-губернатора  и
предан суду.
   Справедливости ради заметим, что "залетел" Курбатов  после  стычки  в
1711 году в Архангельске с агентом Меншикова Дмитрием Соловьевым,  кото-
рый, вопреки царскому Указу, запрещавшему вывоз хлеба за  границу,  гнал
зерно в Голландию. Курбатов настрочил на Соловьева донос - ну, у  Менши-
кова вырос на  прибыльщика  огромнейший  зуб...  Надо  полагать,  бывшие
друзья Меншиков и Курбатов разругались из-за того, что не смогли по-люд-
ски деньги зерновые поделить, раньше-то  светлейший  и  прибыльщик  были
просто не разлей вода. Кстати, во все времена коррупционеры  сгорали  по
большей части из-за собственной жадности и нежелания делиться. От  этого
и все их беды произрастали. А ведь казалось бы - чего  сложного-то.  Как
сказал в конце 1996 года министр финансов России Александр Лившиц:  "Де-
литься надо... и все будет хорошо". Меншиков с Курбатовым до такой гени-
альной простоты не додумались, в результате - пострадали оба. Впрочем, о
светлейшем разговор особый - чуть позже.
   К следствию по делу Соловьева, как это часто бывает, привлекли и зая-
вителя. Все фигуранты-коррупционеры ужасно перепугались. И такое  начали
друг про друга рассказывать... Из этих  рассказов  перед  Петром  встала
непригляднейшая картина взяточничества, казнокрадства  и  протекционизма
среди его ближайших и  более  отдаленных  сподвижников.  Закручинившийся
царь с тоски даже издал Указ от 24 декабря 1714 года, в котором, в част-
ности, говорилось: "понеже многие лихоимства умножились... и дабы впредь
плутам невозможно было отговорки сыскать... запрещается всем чинам,  ко-
торые у дел приставлены... никаких посулов казенных с народа  не  брать,
кроме жалованья". На попытку Петра ввести госслужащим твердые  оклады  и
запретить поборы с  населения  окружение  царяреформатора  отреагировало
весьма своеобразно. Горный инженер и историк Василий Татищев,  например,
писал Государю: "Я беру, но этим ни перед Богом, ни  перед  Вашим  Вели-
чеством не погрешаю. Почему упрекать судью, когда дела  решал  честно  и
как следует?" Петр ему отвечал, что "позволить этого нельзя  потому  что
бессовестные судьи под видом доброхотных подарков  станут  вымогать  на-
сильно". Однако мягкие увещевания царя  ничего  не  дали:  коррупционеры
XVIII в молчаливо "положили с прибором" на царский Указ - точно также, в
конце века двадцатого отреагировали чиновники на указ президента Ельцина
"Об усилении борьбы с коррупцией" от 4 апреля 1992 года.
   Однако вернемся к Курбатову - он в первые  годы  работы  следственной
комиссии пытался убедить всех и вся в своей невиновности и безгрешности.
Однако, по мере подтверждения следствием одного обвинения за другим  тон
прибыльщика менялся: "А что до самих нужд моих  и  прокормления  и  брал
сверх жалованье небольшое, а то не тайно, но с расписками, которой  долг
и доныне на мне явен есть". Обращался Алексей Александрович и к царю ба-
тюшке, напоминая о своих заслугах, как он "без  тягости  народа"  принес
казне "многосотные тысячи рублев". То есть Курбатов рассуждал  просто  и
незатейливо. Раз он действительно способствовал существенному увеличению
казенных доходов, то ничего преступного в том, что лично для себя "укры-
сятивал долю малую", не было. В те времена обвиняемый  вообще,  если  не
располагал убедительными доводами для своей реабилитации, прибегал к од-
ной из трех формул: прегрешение свершилось либо "с  простоты",  либо  "в
беспамятстве", либо "с пьяна". Например, признавая полученную от хлебных
подрядчиков взятку в полторы тысячи рублей, Курбатов тут же выдумал ори-
гинальнейшее объяснение: "А те деньги приняты  под  таким  видом,  чтобы
дослать о том царскому величеству, а в уверении того писал о  пресечении
дорогих подрядов". Получив от жителей Кевроля и Мезени "в почесть" трис-
та рублей, Алексей Александрович "...запамятовал их отослать в  канцеля-
рию на содержание школ и шпиталей"... Следственная комиссия  подсчитала,
что только за три года Курбатов получил от городского населения управля-
емой им губернии "харчевых и почесных подносов" на сумму до 4 тысяч руб-
лей. Сам Курбатов сознался в том, что с 1705 года  присвоил  9994  рубля
казенных денег. Расследованные дела не были закончены - лишь 12 дел были
рассмотрены, а к 15-ти комиссия даже не успела приступить,  поскольку  в
разгар следствия Курбатов умер. Следственная комиссия успела лишь  подс-
читать, что прибыльщик хапнул 16422 рубля. В результате  следствие  даже
не смогло решить, по какому  разряду  хоронить  достойнейшего  господина
Курбатова - как честного человека или как преступника...
   Естественно, Курбатов был не единственным "радетелем за благо Госуда-
рево", пойманным на взятках и, грубо говоря,  "татьбе".  Еще  в  августе
1711 года Петр учредил для выявления злодеев государственную  фискальную
службу, которую возглавил некто "старик Зотов". Позже его сменил  знаме-
нитый обер-фискал Алексей Нестеров, прославившийся раскрытием и  пресле-
дованием злоупотреблений. Однако господин Нестеров и сам не уберегся  от
соблазнов по старому российскому принципу "что охраняем,  то  и  имеем".
Попался обер-фискал на деле провинциал-фискала Саввы Попцова -  на  него
еще в 1718 году подал челобитную в сенат  Ярославский-Посадский  человек
Иван Сутягин. Челобитную пытались замылить, гоняя по инстанциям  из  Юс-
тиц-коллегии в Ярославский надворный суд, но ярославский посадский чело-
век, оправдывая свою фамилию, не угомонился и снова пожаловался в сенат,
а в 1722 году дошел аж до государя, обвиняя  провинциал-фискала  в  том,
что тот укрывал бедных солдат и недорослей дворянских, что через  родича
своего Лихарева собирал в уезде с крестьянских дворов по гривне  серебра
без указу, что отпускал из рекрутов за взятки и просто воровал из казны.
За Савву Попцова взялись всерьез и в делах его скорбных обнаружили  пол-
нейший, как теперь говорят, беспредел - помимо прочего разного,  провин-
циал-фискал имел съезжий двор, где держал колодников, а также лихо нала-
гал штрафы не только на подчиненных, но и на всех подряд - на бургомист-
ров, на соляных голов, на крестьян... Штрафы Попцов, естественно,  прис-
ваивал. Когда  все  вскрылось,  провинциала-фискала  казнили,  но  перед
смертью он успел дать показания и на непосредственного шефа. Выяснилось,
что обер-фискал Алексей Нестеров был в курсе шалостей  подчиненного,  но
покрывал его за взятки - за часы серебряные, ценою в 120 рублей, за оде-
яло на лисьем меху, за триста рублей "налом"... А  еще  были  подношения
рожью, скотиной, парчами и лошадьми.
   Нестерова сунули в застенок и начали пытать. Любопытно,  что  решение
об этом принял не кто иной, как генерал-прокурор Павел Ягужинский, кото-
рый, если вы помните, уважаемый читатель, сам признавался Петру  в  том,
что "...мы все воруем...". Дескать, воруем-то мы все, а вот кто  попада-
ется на воровстве - тут уж у кого какая планида.
   Кстати говоря, несколькими годами ранее Нестеров разоблачил сибирско-
го губернатора князя Матвея Гагарина, который получал взятки  за  отдачу
на откуп винной и пивной продажи. Сенат приговорил князя к смертной каз-
ни, при этом взяточник свою вину признал и посылая Петру просьбу о поми-
ловании, писал: "...И я раб Ваш, приношу вину  пред  Вашим  Величеством,
яко пред самим Богом, что правил Сибирскую губернию и делал многие  дела
просто, непорядочно и не приказным поведением, також  многие  подносы  и
подарки в почесть и от дел принимал и раздачи иные чинил, что и не  под-
лежало, и погрешил перед Вашим Величеством..." Гагарин  был  повешен  16
марта 1721 года в присутствии двора и всех своих родственников, а уже  в
январе 1724 года казнили самого Алексея Нестерова -  казнь  обер-фискала
была обставлена как настоящий спектакль: сам царь наблюдал за  действием
из окна Ревизион-коллегии. Сначала были отрублены головы трех фискалов -
подчиненных Нестерова, а затем самому Алексею Нестерову поочередно разд-
робили конечности и поволокли по помосту к тому месту, где были отрубле-
ны головы его помощников. Обер-фискала бросили лицом в их кровь и  палач
отсек ему голову. Затем головы всех четырех казненных водрузили на четы-
ре высоких шеста. (Надо сказать, что 1724 год вообще выдался  достаточно
кровавым для тогдашних питерских взяточников и коррупционеров -  видать,
кампания такая пошла, так сказать, "чистые руки" того времени. В  ноябре
1724 года Петр приказал арестовать камергера Виллема Монса и его  сестру
статс-даму Матрену Балк. Монса обвинили в том, что он "явился во  многих
взятках и вступал за оные в дела не принадлежащие ему", камергеру  отру-
били голову на Троицкой площади с последующим водружением ее на  высокий
шест. У обезглавленного тела брата выслушала свой приговор и  перепуган-
ная Матрена Балк, ей достались пять ударов кнутом и ссылка в  Сибирь.  В
день казни на столбах у эшафота были прибиты "росписи взяткам", судя  по
всему, это были одни из первых гласных российских документов, изобличаю-
щих коррупционеров. В росписи Матрены Балк значилось 23 позиции, и среди
тех, кто давал взятки, фигурировали князья Меншиковы, Долгорукие,  Голи-
цыны, Черкасские, отметились там и граф Головкин, и Волынский  и  другие
более или менее важные персоны того времени. Дело в том, что перед фаво-
ритом императрицы и его сестрой заискивал чуть ли не весь двор,  ища  их
протекции в разных вопросах).
   Однако несмотря на чудовищные показательные казни,  взяточничество  и
коррупция в Петербурге и по всей России продолжают цвести пышным  махро-
вым цветом. Посетивший Петербург в царствование Петра немец Вебер писал:
"На чиновников здесь смотрят как на хищных  птиц,  они  думают,  что  со
вступлением их на должность им предоставлено право высасывать  народ  до
костей и на разрушении его благосостояния основывать свое счастье".
   И вот что особенно любопытно - даже в те "укромные" времена, все  ти-
Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 60
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (4)

Реклама