Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-127: Живое оружие
StarCraft II: Wings of Liberty |#17| Media Blitz
StarCraft II: Wings of Liberty |#16| Supernova
DARK SOULS™: REMASTERED |#14| Gravelord Nito

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Роджер Желязны Весь текст 329.7 Kb

Этот бессмертный

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 8 9 10 11 12 13 14  15 16 17 18 19 20 21 ... 29



                                    7

     После завтрака, на следующий  день,  я  уже  отправился  было  искать
Миштиго, как он первым нашел меня. Я был внизу,  у  реки,  разговаривая  с
людьми, на попечение которых мы оставили фелуку.
     - Конрад, - начал вкрадчиво веганец. - Я хотел бы поговорить с вами.
     Я кивнул и указал в сторону оврага.
     - Давайте пройдемся. Я уже закончил здесь все свои дела.
     Мы пошли пешком. Через минуту он начал:
     - Вам известно, что  на  моей  планете  существует  несколько  систем
дисциплины мозга, систем, которые время от времени приводят некоторых особ
к экстрасенсорным способностям?
     - Я слышал об этом, - кивнул я.
     - Большинство веганцев, в большей  или  меньшей  степени,  знакомы  с
этими системами. Некоторые имеют  даже  определенные  способности  в  этом
направлении. Многие их не имеют. Но почти все мы одинаково  можем  ощущать
наличие  экстрасенсорных  способностей  у  других,   узнаем,   когда   они
проявляются. Сам  я  не  телепат,  но  понял,  что  у  вас  есть  подобная
способность, потому что прошлым вечером вы использовали ее на мне. Я  смог
почувствовать это.  Среди  ваших  соплеменников  это  малораспространенное
явление, и я не ожидал, что такое может случиться со  мной  и  поэтому  не
предпринял мер предосторожности, чтобы предотвратить подобное. К  тому  же
вы выбрали очень удобный момент - вечер, в результате чего мой  разум  был
открыт для вас. Я должен знать, с чем вы столкнулись в моем разуме?
     Значит, на самом деле было нечто  экстрасенсорное  в  моих  видениях.
Обычно в них было то, что  казалось  непосредственным  ощущением  объекта,
плюс особо выдающиеся мысли и чувства, которые он затем излагал на  словах
- и притом далеко не всегда я получал истинную картину.
     Вопрос Миштиго указывал на то, что он не знает, насколько  глубоко  я
проник в его мысли, а я слышал, что некоторые профессиональные психологи с
Веги могли пробиться даже в подсознание. Поэтому я решил блефовать.
     - Я понял, что вы собираетесь написать не просто путевые заметки.
     Он промолчал.
     - К сожалению, не я один знаю вашу истинную цель вояжа  на  Землю,  -
продолжал я свое вранье, - вследствие чего вы  подвергаетесь  определенной
опасности.
     - Почему?
     - Вероятно, они неправильно поняли истинную цель вашего  путешествия,
- сказал я наугад.
     Он покачал головой.
     - Кто это они?
     - Простите?!
     - Но мне нужно это знать!
     - Еще раз простите.  Если  вы  все-таки  узнаете,  то  я  сегодня  же
доставлю вас в Порт-о-Пренс.
     - Нет, я не могу этого допустить. Я  должен  продолжать  путешествие.
Что же мне делать?
     - Расскажите мне подробнее обо всем, и я смогу тогда  вам  что-нибудь
посоветовать.
     - Нет, вы и так  знаете  слишком  много,  -  он  замолчал,  но  затем
встрепенулся. - Тогда именно в этом настоящая причина,  почему  здесь  Дос
Сантос.  Он  из  умеренных.  Радикальное  крыло  Рэдпола,   должно   быть,
что-нибудь узнало об этом и, как вы говорите, неправильно истолковало. Он,
должно быть, знает об  опасности.  По-видимому,  мне  стоило  бы  пойти  к
нему...
     - Нет, -  поспешно  произнес  я.  -  Я  не  думаю,  что  так  следует
поступить. По сути, это ничего не изменит. И все же,  что  бы  вы  сказали
ему?
     - Я понимаю, что вы имеете в виду, - сказал он после некоторой паузы.
- Мне тоже пришла в  голову  мысль,  что,  возможно,  он  не  такой  уж  и
умеренный, как мне показалось. Если это так, тогда...
     - Вы хотите вернуться?
     - Не могу.
     -  Значит,  вам  придется  довериться  мне.  Вы  можете  мне   сейчас
рассказать более подробно...
     - Нет! Я не знаю, что вам известно и что вам  неизвестно.  Совершенно
очевидно, что вы пытаетесь извлечь как можно больше информации, поэтому не
думаю, что вам известно слишком  много.  То,  что  я  думаю,  должно  пока
остаться в тайне.
     - Я хочу защитить вас и поэтому стараюсь узнать как можно больше.
     - Тогда защищайте мое тело и оставьте мне заботу о моих побуждениях и
моих мыслях. Мой разум в будущем будет для вас  закрыт,  поэтому  вам  нет
необходимости тратить свое время на то, чтобы рыться в нем.
     Я вручил ему пистолет.
     - Я посоветовал бы вам носить с собой  оружие  все  оставшееся  время
нашего путешествия. Для защиты ваших побуждений.
     - Очень хорошо.
     Пистолет исчез под вздувшимся материалом его рубашки.
     - Собирайтесь, - сказал я, - мы скоро отправляемся...


     Возвращаясь в лагерь по другой дороге,  я  приводил  в  порядок  свои
мысли.
     Книга сама по себе не могла  ни  восстановить,  ни  разрушить  Землю.
Рэдпол или движение за Возрождение, даже "Зов Земли" Фила,  по  сути  мало
повлияли на все это. Но это творение Миштиго  нечто  большее,  чем  просто
книга. Исследование? Чего? В каком направлении?  Этого  я  не  знал,  хотя
должен был знать. Потому что Миштиго  окажется  мертвым,  если  его  книга
направлена против нас - и все же я не могу допустить его гибели, если  это
произведение хоть в какой-то мере могло нам помочь. А это весьма вероятно.
     Следовательно, кто-то должен объявить  отсрочку,  пока  мы  не  будем
уверены, что нас ждет...
     - Диана, - сказал я, когда мы стояли в тени скиммера, - ты  говоришь,
что я кое-что значу для тебя, именно я, Карагиозис.
     - Разве это не очевидно?
     - Тогда послушай меня. Я уверен, что в отношении  веганца  вы  можете
допустить ошибку. Не на все сто процентов, но, если  вы  неправы,  то  его
убийство будет непростительной ошибкой. И по этой причине я не могу  этого
допустить. Воздержитесь от чего бы то ни было, пока не  приедем  в  Афины.
Затем запросите разъяснение этого послания Рэдпола.
     - Хорошо.
     - А как поступит Хасан?
     - Он подождет.
     - Он сам выбирает  место  и  время,  не  так  ли?  Он  ждет  наиболее
благоприятного момента, чтобы наверняка нанести удар?
     - Да.
     - Тогда ему нужно сказать, чтобы он воздержался  от  акции,  пока  не
выяснится все во всех подробностях.
     - Очень хорошо.
     - Ты ему скажешь?
     - Ему скажут...
     - Ну что ж, этого вполне достаточно.
     Я повернулся.
     - А когда придет второе послание, -  спросила  она,  -  и  там  будет
сказано то же, что и в первом, что тогда?
     - Посмотрим, - ответил я, не оборачиваясь.
     Я оставил ее возле скиммера  и  вернулся  к  своему  аппарату.  Когда
послание придет и в нем будет говориться тоже самое, я думаю, что мне  это
еще больше прибавит хлопот. По той причине, что я уже принял решение...
     Далеко к юго-востоку  от  нас,  на  значительной  части  Мадагаскара,
счетчики Гейгера до сих пор захлебываются воплем боли и отчаяния -  и  это
результат искусства одного из нас.
     Хасан, я это точно знал, все еще мог преодолевать любые  препятствия,
не моргнув своими привыкшими к смерти глазами.
     Остановить его было очень трудно...


     Вот и Эгейское море. Далеко  внизу.  Смерть,  жар,  грязевые  потоки,
новые очертания  берегов.  Вулканическая  деятельность  на  Хиосе,  Икари,
Папосе...
     Галикарнасс весь ушел под воду.
     Западный край Коса показался над водой, но что из этого.
     Смерть, грязевые потоки, жар.
     Новые очертания берегов...
     Я изменил  путь  всего  нашего  конвоя,  чтобы  собственными  глазами
увидеть смену декораций. Миштиго делал заметки, а также фотографировал.
     - Продолжайте турне, - сказал Лорел.  -  Материальные  разрушения  не
столь велики, поскольку  Средиземное  море  является  скопищем  никому  не
нужного хлама. О тех, кто пострадал, уже позаботились. Кроме,  разумеется,
тех, кто погиб. Так что продолжайте турне.
     Я пронесся  низко  над  остатками  Коса,  над  западной  оконечностью
острова. Дикая вулканическая местность,  свежие,  еще  дымящиеся  кратеры,
следы приливных волн, пересекающих сушу.
     Единственное, что еще осталось - это древняя столица. Фукиций поведал
мне, что когда-то она была разрушена землетрясением.  Ему  нужно  было  бы
увидеть это землетрясение. Мой город на севере Коса был основан еще в  365
году до нашей эры. Теперь от него ничего не  осталось.  Ничего  и  никого.
Никто не спасся  -  ни  древо  Гиппократа,  ни  мечеть  Лоджия,  ни  замок
Родосских рыцарей, ни фонтаны, ни мой дом, ни моя жена. Все  было  сметено
волнами или провалилось в морскую пучину.
     Исчезло... навсегда... мертвое... и  все  же  для  меня  лично  такое
бессмертное.
     Чуть дальше к востоку из воды торчали несколько вершин,  которые  еще
совсем недавно были вершинами прибрежного холма. Теперь это были крохотные
островки, и пока еще некому было взбираться на их отвесные стены.
     - Вы жили здесь? - поинтересовался Миштиго.
     Я кивнул.
     - Хотя и родились в деревушке Какринша, среди холмов Феодосии?
     - Да.
     - Но дом свой устроили здесь?
     - Совсем недавно.
     - "Дом" - универсальное понятие, - сказал он. - Я высоко ценю его.
     - Спасибо...
     Я продолжал смотреть  вниз,  чувствуя  попеременно  печаль,  тревогу,
тоску, почти безумие, затем полную отрешенность.
     Афины после долгого отсутствия показались мне все тем же  неожиданным
местом, которое действует  всегда  освежающе,  очень  часто  обновляюще  и
весьма часто возбуждающе.
     Фил как-то прочел мне несколько строк  одного  из  последних  великих
греческих поэтов, Георгия Сафериса, утверждая, что он ссылался  именно  на
мою Грецию, когда писал:
     "Страна, которая больше не является  нашей  страной,  не  является  и
вашей..."
     Когда я указал ему, что веганцев здесь еще и в помине не было,  когда
были написаны эти строки, Фил находчиво возразил,  что  поэзия  существует
независимо от времени и пространства и смысл ее заключается в том, что она
означает для конкретного читателя.
     Это действительно наша страна. Ее не могли отнять у нас ни  готы,  ни
гунны, ни болгары, ни сербы, ни франки, ни турки, ни, наконец, веганцы.
     Народ, как и я сам, выжил. Хотя материковая Греция для меня  остается
такой же, как и прежде. И это несмотря на то,  что  Афины,  как  и  я,  мы
изменились вместе, каждый по-своему.
     Что бы ни происходило со мной, все такими же  неизменными  оставались
холмы Греции, запах поджаренных бараньих ног, смешанный с запахом крови  и
вина, вкус сладкого  миндаля,  холодный  ветер  по  ногам  и  ярко-голубые
небеса.
     Вот почему  я  почувствовал  себя  преображенным  каждый  раз,  когда
возвращался сюда. Но так, как теперь я  был  человеком,  оставившим  после
себя много лет, подобные чувства я испытывал и ко всей Земле в целом.
     Именно поэтому я и боролся, убивал и бросал бомбы. Именно  поэтому  к
каким только уловкам не прибегал я, чтобы помешать  веганцам  скупить  всю
Землю.  Ради  этого  я  составлял  один  заговор  за   другим   от   имени
правительства, находящегося в эмиграции на Таллере. Вот почему я продолжал
свое дело, но уже под другим, новым именем, став одной из  деталей  одного
огромного механизма Гражданской службы, ныне правившей этой планетой  -  и
почему в частности посвятил себя искусству, памятникам и архивам.
     На этой  должности  я  мог  бороться  за  сохранение  того,  что  еще
оставалось, и ждать очередного Возрождения.
     Вендетта, организованная Рэдполом, испугала  эмигрантов  в  такой  же
степени, как и веганцев. Они  не  понимали  того,  что  потомки  тех,  кто
пережил Три Дня, по всей вероятности не уступят лучшие места по  береговой
полосе морей для организации веганских курортов. Не понимали, что  они  не
станут  водить  веганцев  среди  развалин  их  городов,   показывая   ради
развлечений пришельцам  наиболее  интересные  места  земной  истории.  Вот
почему Управление для большей части его персонала  является  чем-то  вроде
службы здоровья.
     Мы призывали возвращаться потомственных жителей, основателей  колоний
на Марсе и Титане, но никто не пожелал вернуться. Они сильно размягчились,
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 8 9 10 11 12 13 14  15 16 17 18 19 20 21 ... 29
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама